WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

подобные классификации составлялись искусственно, путем иерархизации неких объектов в одной плоскости, на уровне которой происходили перебор и каталогизация всех возможных вариантов. Соответственно эти теоретические построения имели мало общего с практическим положением дел.

Здесь следует коротко упомянуть о традиционно сложившемся представлении о царе. Царь обитает в центре столицы, где в лучшем месте городской застройки располагается его дворец, в то время как по периферии, сегменты которой ориентированы по сторонам света (главным и промежуточным), обустраиваются остальные городские обитатели173. Царь тем самым замещает собой Солнце и Веду, которые помещаются в центр вселенной в представленных в нескольких поздних дхармашастрах мандалах - космических идеограммах, по образцу которых строится и план столичного города в КА.

Помимо этого, во многих индийских письменных традициях царь выступает, по сути, единственным субъектом действия. Не вдаваясь в выяснение корней этого представления, заметим, что в его рамки вполне укладывается идея верховенства царя как дхармараджи - олицетворения Дхармы (Наказания и пр.)174, перед волей которого отступает обычай175.

Однако это идеальное представление о царе, во-первых, противоречит сказанному о нем выше - даже в завоеванной стране, не говоря уже о его собственной, мотивация его поступков не выходит за пределы, установленные обычаем. Во-вторых, неоднократно подчеркивается, что "законодательная" деятельность царя строится таким образом, что она и не должна затрагивать сферу самая176. В-третьих, царь в функции главного судьи решает судебные дела, исходя из обычаев страны (местностей, каст и семей - Куллука в комментарии к Ману VIII.3) и, что в данном случае куда менее существенно, руководствуясь указанием дхармашастры177. В то же время стандартная форма, дающая определение повода судебного разбирательства, никогда не упоминает противодействие воле царя, неисполнение царского указа и пр. (хотя сами по себе подобные случаи, безусловно, имели место). Судебное разбирательство начинается там и тогда, где и когда налицо нарушение установления шастры и обычая178. Наконец, стоит отметить, что сам царский указ, который в иерархии опор правосудия ставится превыше всего и имеет примат в том числе и над нормами обычного права, отнюдь не является механизмом социальной регуляции, хотя бы отдаленно напоминающим обычай. Назначение его утилитарно узко и касается распорядительной сферы: указы, касающиеся обнародования чего-либо, распоряжения, дарения, указы, освобождающие от уплаты податей, наделяющие КА III.1.40, 44.

КА III.1.40, 43, 45.

КА III.1.44-45.

КА II.4.6-7 сл.

Ману VII.1 сл.

Яджн. II.30, Нар. Вв. I.7, XVIII.24.

Яджн. II.186, Нар. ХVIII.24.

Ману VIII.3.

Яджн. II.5.

полномочиями и т.д.179 Более того, в пределах самой распорядительной сферы, в службах и учреждениях, подчиненных непосредственно царю, их деятельность направляется отнюдь не царскими указами и распоряжениями (хотя опять-таки таковые могут иметь место), а самстханой180 и чаритрой181, т.е. традиционными установлениями. Впрочем, из сказанного выше не следует делать вывод, что царское волеизъявление никак не дифференцировано от обычая и не воспринималось как сфера применения отличной от него правовой практики.

Именно свидетельства противоположного свойства можно было бы трактовать как указывающие на постепенное фондирование права в той его части, которая регулируется государством, - в противоположность безбрежному морю установлений объединенных рамками обычного права. Частично свидетельства такого рода уже приводились, но особую ценность здесь имеют указания Яджн. II.186: подлежат "охране" как самайика ("соглашение-обычай"), так и дхарма, установленная царем, и Нар.XVIII.24, где прямо выделяется сфера применения обычая ("чаритравишая"), выше которого, в соответствии со знакомой тенденцией к иерархизации объектов (авторитетов), ставится царский указ ("раджашасана"). Оба предписания, хотя и содержат классификации, тем не менее точнее отражают деление на основные сферы правовой регуляции, нежели упоминавшаяся классификация КА.

Классическая Индия не знала кодексов законов наподобие древнейших на Переднем Востоке "Законов Ур-Намму" шумеров (XXII-XXI вв. до н.э.)182, известнейших вавилонских "Законов Хаммурапи" (XVIII в. до н.э.), параграфы которых воспроизводились в Двуречье на протяжении веков, либо в европейской традиции - "Законов Двенадцати таблиц" в Древнем Риме (V в. до н.э.) или варварских "Правд". Все эти сборники законов основывались на нормах обычного права и в большой мере были их записью183.

В индийской традиции правовые предписания содержат некоторые дхармашастры (причем незначительная их часть; в поздних дхармашастрах правовой материал, касающийся деятельности царского суда, практически отсутствует), однако их предметом является этика, и прежде всего обрядовое поведение индуиста. Право попадает в эти тексты лишь постольку, поскольку служит иллюстрации деятельности царя-шаситара ("карателя"), поддерживающего миропорядок путем наказания преступников184.

Предписания дхармашастры имели оптативный характер. Дхармашастра, в принципе, могла рассматриваться как текст, на который в своем решении ориентировался суд (причем, вероятно, царский суд)185, но скорее она только освящала своим авторитетом решение, принимавшееся на основе традиционных норм и установлений186.

Что касается артхашастры, то она, излагая традиционную доктрину и оперируя ее теоретическими построениями, не предназначалась для отправления судопроизводства и не считалась авторитетным правовым текстом187. Если предписание артхашастры и КА II.10.38.

КА II.6.14, 7.2-3, 10.

КА II.8.3.

Древнейшими в мире, видимо, являются шумерские законы Уруинингины (XXIV в. до н.э.).

Вероятно, они были провозглашены лишь в устной форме и сохранилось их изложение, неясное по форме и содержанию.

Салическая Правда. Перев. Н.П.Грацианского и А.Т.Муравьева. Введение Н.П.Грацианского.

Казань, 1913, с. ХXXIV-ХХХV. Машкин Н.А. История Древнего Рима. М., 1949, с. 128.

Ману VII.14 сл.

Ману VIII.3, Яджн. II.1, 21; ср. КА III.1.45.

Ману VIII.3 и комментарий Куллуки, VIII.41, 46 и др.

Вигасин А.А., Самозванцев А.М. "Артхашастра": проблемы социальной структуры и права. М., 1984, с. 25.

фигурирует в средневековых комментариях к дхармашастрам, то обычно когда разбирается вопрос о столкновении мнений дхарма- и артхашастр в "экавишая", т.е. применительно к какому-то конкретному вопросу, который рассматривается в тексте этих двух письменных традиций. Предпочтение, разумеется, отдается тексту дхармашастры188, но спор этот зачастую носит схоластический характер и, во всяком случае, к разбирательству в суде отношения не имеет.

К слову сказать, в КА может встречаться указание на существование руководства (возможно, оно было не одно) по применению пыток (“кхарапатта”)189, о практическом назначении которого судить опять-таки трудно, но среди записей в царском архиве не встречаются какие-либо судебные книги или хотя бы подобия судебников. По-видимому, их заменяют записи обычаев190, т.е. обобщенный опыт обычного права, на который в своем решении опирается суд.

К рассматриваемому периоду судопроизводство в Индии уже выделилось в самостоятельную сферу со своим аппаратом и развитой терминологией. Судопроизводство уже не осуществлялось светским правителем и жрецами при участии представителей общины, хотя имеется немало свидетельств того, что царь мог выполнять функции судьии, возможно, был верховным судьей192. Как и в Ахеменидском Иране193, существовал царский коллегиальный суд из представителей царской администрации194, но вместе с тем имелись и действовали местные правовые нормы. Единых во всей Индии норм судопроизводства, как и в Иране, очевидно, не было, хотя существовали общеиндийская принципиальная схема разрешения социальных конфликтов вообще и рассмотрения судебных дел в частности. Соответствующая практика выглядела по-разному в зависимости от среды, но обычно действовали общинные суды или, скажем шире, инстанции, которые в определенных случаях выполняли судебные функции. В роли судей при этом могли выступать старейшины - главы тех или иных общин. На это указывают Яджн. II.30: судебное (спорное) дело разбирается царскими судьями внутри объединений (пуга), корпораций (шрени), а также в семьях (кула) и Нар. Вв. I.7, где такими же инстанциями являются семьи, шрени, ганы, главный судья и сам царь195. В обоих текстах эти инстанции перечислены в порядке их значимости: высшей является царский судья (в Яджн.) или царь (в Нар.), низшей - семья. Иерархичность этого построения дает основание Виджнанешваре в комментарии к Яджн. II.30 предложить следующее толкование: если кто-то проиграл дело по приговору, вынесенному царскими судьями, но не удовлетворен этим и считает, что допущена ошибка, то пуга и остальные общины не вправе вновь разбирать это судебное дело. Таким же образом дело, решенное пугой, не переходит в шрени и т.д., что решила шрени, не должна рассматривать кула. Однако дело, решенное кулой, переходит в шрени, решенное шрени - в пугу, решенное пугой - переходит в ведение царского суда. Выстраивается, следовательно, иерархическая структура: царский суд (царь) – профессиональные - родственные сообщества, которые являются судебными инстанциями разных уровней, для которых соответственно более высокая инстанция может быть апелляционной.

Хотя царь и мог выступать в качестве верховного судьи, существование подобной иерархически выстроенной системы судебных инстанций вызывает большие сомнения. В Самозванцев А.М. Книга мудреца Яджнавалкьи. М., 1994, с. 242-243.

КА IV.8.24.

КА II.7.2.

Ману VIII.1-2, 9, 23, Яджн. II.1, 3, КА I.19.21, 31.

Нар. Вв. I.7.

Периханян А.Г. Общество и право Ирана в парфянский и сасанидский периоды. М., 1983, с. 264.

Ману VIII.1, 9-11, Яджн. II.2-4, 30, Нар. Вв. I.7, КА III.1.1, IV.1.1.

См. также комментарий Асахаи к Нар. Вв. I.7.

частности, трудно себе представить, как во внутрисемейные установления могут вмешиваться профессиональные корпорации, и почему гана (в истолковании Асахаи в комментарии к Нар. Вв. I.7 - брахманская община) должна быть более высокой судебной инстанцией для шрени (согласно тому же комментарию – объединение торговцев).

Ценность указаний источников в данном случае состоит в другом. Они говорят о существовании локальных и независимых друг от друга судебных инстанций, компетенция каждой из которых традиционно ограничена кругом тех дел, которые и не должны выходить за пределы местных, локальных обычаев и установлений. Так, "куластхити" - "семейные установления" в Яджн. I.343, очевидно, и являются предметом рассмотрения главным образом внутри семьи. Примечательно, что если среди предписаний КА из области брачно-семейного права встречаются предусматривающие наказание жены в виде денежного штрафа, которое может налагаться (видимо, в городе) царским судом, то они касаются случаев прелюбодеяния или - шире - супружеской неверности196. Прелюбодеяние принадлежит к числу древних социально опасных деликтов, и уже в ранних законодательствах оно может толковаться как выходящее за рамки собственно "семейных установлений" и рассматриваться общинным или царским судом.

Таким образом, если царский суд и взаимодействовал с другими общественными институтами и рассматривал спорные дела, входящие в его компетенцию (видимо, опятьтаки в условиях городской культуры), эти институты сохраняли свою правовую автономию и в целом ряде случаев решали спорные вопросы, опираясь на обычай, закрепленный в практике решения подобных дел, а зачастую и в уставах и статутах, когда речь идет о разного рода корпорациях, объединениях и пр. Следует иметь в виду и то, что модель права, представленная в КА (и, в общем, это имеет отношение также к дхармашастрам), как бы проецирует систему суда высокого уровня на всю судебную систему, в данном случае, и это естественно, ориентируясь на узкий срез городской культуры. С учетом характера и тенденций КА, кажется естественным и описание разбора некоторых дел как находящихся в ведении царских судей. Но и в этом случае, если в ведении царского суда оказывались такие нетрадиционные для него спорные дела (что само по себе вызывает определенные сомнения), он должен был руководствоваться в первую очередь практикой их рассмотрения вне царского суда.

КА Ш.3.20-4.22.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ Апаст.——— "Апастамба-дхармасутра" Баудх.——— "Баудхаяна-дхармасутра" Вас.——— "Васиштха-дхармасутра" Виш.——— "Вишну-смрити" Гаут.——— "Гаутама-дхармасутра" КА——— "Артхашастра" Каутильи Ман.-гр.——— "Манава-грихьясутра" Ману——— "Ману-смрити" Нар.——— "Нарада-смрити" Яджн.——— "Яджнавалкья-смрити"

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.