WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |

2.28 присутствует иное разделение – на материальные факторы (сюда включается, наряду с выше обозначенными, сподвижник - "аматья”) и царей (rjaprakti). Царское достоинство, видимо, одно из основных отличий лиц, называемых в КА термином “митра”, союзник59. Следует подчеркнуть, что указанный термин, исключительно важный в концепции КА, имеет в тексте целый ряд определений. Так, в КА VII.9.12, аргументируя превосходство покорного (vayam), но непостоянного союзника, Каутилья подчеркивает – “насколько долго он приносит пользу, настолько он и остается союзником, ведь помощь – признак союзника” (ниже она понимается как предоставление войска, золота и земли, что выглядит соотносимым с перечисленными в КА VII.3.22-35 видами “неравноправных” договоров). Согласно КА VIII.1.56, “у обладающего войском союзник остается дружественным, или (даже) враг становится союзником”. В систематизации достоинств “идеального союзника” (КА. VI.1.12; VII.9.

38) первыми упоминаются “постоянный, покорный, унаследованный от предков” (т.е.

зависимый, имеющий постоянные связи с царем, скорее всего неравноправные).

В отдельных случаях (прежде всего в VII книге трактата, см., например, КА VII.7.26, 20-21) не вызывает сомнения, что термином “союзник” обозначаются цари, связанные с государем, стремящимся к завоеваниям” (vijigu), только тем, что, следуя своим задачам, содействуют целям последнего. Царства,подвластные им, иногда обозначаются как “отделенные” от территории царя, “стремящегося к завоеваниям”, царствами противников последнего. Борьба их с противниками vijigu расценивается в трактате как служба или оказание услуги доминирующему государю. При рассмотрении свидетельств трактата такого рода, связываемых в индологических исследованиях с “межгосударственными отношениями, внешней политикой”, обычно особо подробно толкуется понятие “мандала”.

Появление этого термина в таком контексте закономерно, поскольку речь идет о любых представителях общественной иерархии: таким образом подчеркивается, что указанный тип поведения вызовет мятеж даже сторонников царя.

Причина того, что в КА VII.6.22-23 в одном контексте “слуга” и “союзник” разделяются терминологически, в том, что не всякий “слуга” может быть “союзником" - царем (что очевидно), несмотря на то, что поведение “слуги” и “союзника”, как и образ действий царя по отношению к ним, может быть аналогичным.

В КА VI.2.39-40, стихах, завершающих одну из важнейших книг трактата, где изложены наиболее обобщенные принципы теории политики, говорится: “Сделав государей отделенных промежуточной территорией ободом (колеса), а государей непосредственно соседствующих – спицами колеса, в качестве ступицы (т.е., в центре) круга элементов (prakti-maala) сам вождь пусть располагается. Поэтому расположенный посреди (т.е. между вождем и союзником) враг обоих – вождя и союзника легко может быть уничтожен или притеснен, даже обладающий могуществом”. Очевидно, понятие “чакра” (колесо) здесь синонимично понятию “мандала”. Первое встречается также в иных важных для понимания теории политики КА контекстах. В самом начале трактата, при переходе от общих положений (КА I.1-7) собственно к изложению политического материала, говорится: “(Только) вместе с помощниками (можно осуществлять) царскую власть – т.к. одно колесо не вертится, потому пусть назначает помощников и к их мнению прислушивается” (КА I.7.9)60.

Очевидно, осуществление царской власти (rjatva), т.е. деятельность государя, политика, понимается здесь как синоним вращения колеса (cakram vartate), а колесо (чакра, нередко привлекаемый в санскритских текстах концептуальный образ мироустройства в различных его аспектах), собственно, можно понимать как теоретическое обозначение сферы осуществления царской власти. В большинстве случаев в КА этой сферой является царство (rjyam)61 или царство-мандала, в качестве которой может подразумеваться не только конкретная держава, но и весь мир (cakra)62.

Поэтому в КА IX.1.17-18 о месте (dea) применения теории политики говорится как о земле (pthiv) от Гималаев до океана, к обладанию которой должен стремиться государь. Она называется поэтому “чакраварти-кшетра”, место (или сфера деятельности) вселенского правителя. “Средством же для приобретения и защиты” этой земли является “наука артхашастра” (КА XV.1.2).

Нередко “мандала” (буквально – круг) в индологических работах понимается как схема – ряд царств, располагающихся кругами вокруг территории “царя, стремящегося к завоеваниям”, попеременно дружественных и враждебных последнему. Таких царств насчитывают обычно 10. Дополняют конструкцию “мандалы” территории “срединного” (madhyama) и “нейтрального” (udsna) царей. Таким образом, появляется наиболее популярная в иных текстах “12-членная мандала”. Большинство индологов считали “мандалу” теоретическим отражением системы межгосударственных отношений, абстрактной схемой порядка расположения различных государств, сохранение которого обеспечивало “баланс сил” в межгосударственных отношениях63. Как ни странно, обычно мало внимания уделялось КА VI.2.24-28, где, собственно, и дается единственное в тексте определение “мандалы”:

“Стремящийся к завоеваниям государь, (его) союзник, союзник (его) союзника – три элемента (мандалы царя). Они с пятнадцатью элементами64 (своих царств) – слуга (аматья), сельская местность, крепость, казна, войско – каждого по отдельности составляют 18-членную мандалу65. Этим же объяснена особенность мандал государей Представляется не случайным, что комментарий Bhvyakhyna переносит эту шлоку в начало следующей главы, где и говорится о выборе помощников.

Следует иметь в виду и возможную двусмысленность текста. Царство (rjyam) можно переводить и как “царская власть”.

Для политической теории важнейшим, конечно, является последнее значение. Его, однако, следует интерпретировать как обозначение любой державы, царства.

См., например: The History and Culture of Indian People. V. 2, Bombay, 1951, с. 2, с. 314; Saletore B.A.

Ancient Indian Political Thought and Institutions. Bombay, 1963, с. 474-476.

Это dravyaprakti (КА VI.2.28) “Мандала”, очевидно, объединение указанных царств, единая структура. Поэтому союзник доминирующего царя – включается в семичленное царство последнего и одновременно оценивается как самостоятельный элемент “мандалы”. Союзник союзника, аналогично, включается в семичленное царство союзника. Авторы КА, однако, непоследовательны в подсчете элементов такой “мандалы”, складывая элементы “материальные” (по 5) и царей (3). Получается, что царство союзника союзника состоит из 6 (а не 7) элементов. Подсчет элементов “мандалы” из 12 царей (а это также “мандала”, объединение – иначе срединного, нейтрального и врага. Таким образом, всего четыре мандалы. элементов-царей, 60 материальных элементов – в сумме 72”66.

Вопреки часто повторяемым утверждениям, 10 государей, упомянутых в КА VI.2.18, никогда в тексте КА не отождествляются с понятием “мандала” (хотя каждый из них мог включаться в “мандалу" – державу любого рода), а государи “нейтральный” и “срединный” рассматриваются, как имеющие свои “мандалы”. 12 царей, о которых говорится в КА VI. 2.28, – это 4 державы - "мандалы” доминирующих царей (vijigu, ari или atru, madhyama, udsna, возможно, – это обобщенная классификация государей всего мира с точки зрения теории политики), каждый из которых имеет зависимых союзников (mitra, mitramitra – ср., Ману VII. 155-157). Шлоки КА VI.2.39-не дают никаких оснований связывать понятие мандала с классификацией царей союзников и противников в КА VI.2.18, толковать, основываясь на этом, понятие “мандала” как обозначение особой внешнеполитической концепции. Это противоречит, прежде всего, определению КА VI.2.24-28. Вместе с тем присутствие в рамках царства и державы наряду с “союзниками”, “друзьями”, “врагов”, “противников”, их “сторонников” (хотя и подчинившихся государю, но оставшихся врагами царя) – характерная черта концепции КА. Двусмысленность (с точки зрения современного исследователя) здесь, по нашему мнению, создает упомянутая выше особенность терминологии КА. “Союзников, друзей” и, соответственно, “врагов, противников” здесь может иметь “мукхья”, “махаматра” и, даже надзиратель - "адхьякша”.

“Сторонник”, по сути, тот же “союзник, друг” и соответственно “сторонник противника” – “враг” (ср., например, КА VII.14.14; VII. 18. 22; XII.2.28). Как и в случае с царством, в рамки которого включаются, очевидно, владения “сторонников царя и его противника”, подразумевается, что и в “мандалу” в качестве зависимых “союзников” могут быть включены и “противники государя”67.

“Мандала” в КА – принцип, на основании которого формируется структура любой державы, царства. Это объединение территорий доминирующего правителя и его союзников (число их здесь не имеет значения), политическая, до определенного уровня единая структура (держава), построенная во многом аналогично семичленному царству (в состав которого также включается царство союзника, зависимого государя).Царства, входящие в мандалу, рассматриваются в трактате одновременно и как самостоятельные, и как элементы царства доминирующего правителя.

“Мандала” не является понятием, отражающим систему межгосударственных отношений в обычном понимании (между государствами) этого слова. Скорее, это общий принцип мироустройства, результат деятельности царя (к которому надо элементов должно быть 84) столь же непоследователен и основывается на сложении элементов 4 мандал (418=72).

КА VI.2.24.Vijigurmitra mitramitra v sya praktayastisra. 25.T pacabhiramtyajanapadadurgakoadaapraktibhirekaikaa samyukt maalam-adaaka bhavati. 26.

Anena maalapthaktva vykhytamarimadhyamo-dsnn. 27. Eva caturmaalasamkepa Такое положение, несмотря на значительную условность многих построений КА, мне представляется реально-прагматической оценкой ситуации в любом царстве, следствием понимания авторами трактата особенностей социально-политической структуры общества, отраженного в трактате. Любое царство (как maala, так и rjya) представляется здесь объединением разного рода правителей, каждый из которых, будучи зависимым союзником доминирующего государя, мог быть, одновременно, его врагом. Поэтому, в КА так много рекомендаций по устранению внутренних противников государя (см., также шлоки КА VI.2.39-40, о которых речь шла выше), в качестве которых перечисляются и подчиненные государи (“дандопаната”). Не случайным поэтому представляется и то, что изложение в КА VI.1 идеальных достоинств каждого из элементов семичленного царства дополняется изложением идеала врага (это, как будто бы, позволяет говорить об особом толковании привычного по многим иным санскритским текстам понятия семичленное царство, как восьмичленного, говорить о противоречии КА VI.1.16 и КА VI.1.1), а, также, то, что в классификацию войск царя включается войско, предоставленное противником (amitrabala, ср. КА VII.3.22-25).

Можно отметить и различия этих двух понятий. Так, например, “мандала” понимается, прежде всего, как объединение царей. Чаще всего в рамках царства о союзнике говорится как о подчиненном, а о враге – как об изменнике. Вместе с тем можно говорить и о частичном их совмещении (см., например: КА VII. 16. 2633).

стремиться), ведущей к формированию державы или царства за счет объединения все более широкого круга правителей69. Поэтому “мандала”, ее элементы, согласно первой сутре VII книги трактата (КА VII.1.1), – основа для применения “6 методов политики”(guya), используя которые можно покорять соседей, формируя собственную “мандалу” (которой, кстати, у государя может и не быть – см., КА XIII. 4.58).

Основные понятия, используемые при изложении рекомендаций по политике такого рода – “союзник” (mitra) и “противник” или “враг” (ari, atru). “Союзник”, предоставляя помощь различного рода ресурсами, действует во благо государя, служит ему. Это дает повод сближать понятия “союзник” и “слуга” (mitra, bhtya), что мы и имеем в VII книге трактата. Целью рекомендаций КА государю, “стремящемуся к завоеваниям”, является подчинение любого рода противников, превращение их в “союзников” и включение71 их территорий в “свою мандалу”72. Остальные понятия: "враг в тылу" (prigrha), "союзник в тылу" (sra), “срединный” (madhyama), “нейтральный царь” (udsna) и др. в таком контексте только их разновидности73.

Тезис о том, что соседние царства, окружающие владения “стремящегося к завоеваниям” (samantato maalbht bhmyanantar) являются для него потенциально “враждебным элементом” (ariprakti) выглядит в теории КА естественным (но речь здесь идет не о мандале). “Враждебным элементом” являются они и для государей, отделенных от царства “виджигишу” царствами его потенциальных врагов, расцениваемыми поэтому как “союзный элемент” для завоевателя. Помощь царю в подчинении противников (т.е. действия в его пользу) – повод именовать их союзниками. Подобного рода систематизация распространяется и далее, когда говорится о союзнике врага, союзнике союзника, врага в тылу, союзника в тылу и союзниках двух последних, срединного и нейтрального государя. В терминах этих реализуются указанные выше тезисы (любой сосед – потенциальный враг, сосед соседа – потенциальный друг), которые не сводятся к конкретной схеме круга государей (ее, например, нарушают союзники и враги в тылу, срединный и нейтральный государи) и не всегда учитываются в трактате. См., например, КА XII.3.18-19, где упоминаются союзники и “противник в тылу” (враждебного государя)74, которых предлагается подговаривать к совместному нападению на врага, что выглядит невозможным при обычной интерпретации схемы “мандалы”.

Суть и цель политики в наиболее общей форме изложена в КА XIII. 4.54-62, в классификации “путей ведущих к завоеванию (в самом широком смысле, всей) земли”.

Наиболее просто формулируется политика завоевания земли в четвертом случае – подчинив слабого “соседа”, удвоив свою силу, следует подчинять другого “соседа”, затем третьего и т.д. Третий вариант – “при отсутствии мандалы”75, когда следует Мы придаем особое значение этому понятию, поскольку оно выглядит приложимым к любому уровню устройства общества в КА, например к структуре “семичленного царства” (включающего территорию союзника, иного государя).

Мир, война, выжидательное положение, поход, поиск помощи, двойственная политика, КА VII.1.2.

В том числе, имеющих свои мандалы и, очевидно, сохраняющих своих подчиненных союзников (mitramitra) при подчинении “vijigu”, включении в его мандалу. Об этом прямо говорится в тексте (см., например, КА VII.18.5).

Политика аннексии рассматривается в КА (следующей общеиндийской традиции) как крайнее средство.

Не случайно об этом идет речь только в конце трактата (КА XIII.5).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.