WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 |

Полученные нами при рассмотрении концепции “идеального царства” КА, свидетельств надписей I-V вв. н.э. о структуре общества современного Сатаваханам, Паллавам и Гуптов выводы позволяют несколько по иному взглянуть на общий процесс формирования и эволюции государства в древней Индии. При осмыслении этих выводов, однако, было бы значительным упрощением, на мой взгляд, сводить их к тезису о “безгосударственности” или “неразвитости государственности” в древней Индии. Нет никаких оснований также считать отмеченные общие особенности “идеального” государства КА и конкретных царств I пол. I тыс. н.э. свидетельствами об уникальности пути Индии в построении государства. Основанием для такой точки зрения может служить соотнесение полученных в настоящей работе выводов с общепризнанными, перечисленными выше “признаками государства”, анализ логики их формирования. Предлагаемая ниже попытка такого соотнесения не претендует на полноту, скорее ее следует расценивать как предложение к обсуждению проблемы формирования государства с учетом постепенности эволюции социальнополитического устройства общества, преемственности в развитии форм социальной интеграции.

Одной из важнейших особенностей “государства КА”, царств I пол. I тыс. н.э., как мы отмечали, являлась “естественность”313 их сложения, следующая, на мой взгляд, общей логике эволюции традиционного общества. Отдавая себе отчет о противоречивости и разнонаправленности этого процесса, движение общества к созданию все более и более широких объединений, позволяющих выполнять все более и более сложные задачи (естественно, по мере их возникновения), вполне можно считать одной из общих тенденций развития. В таком направлении постепенно эволюционируют “традиционные” социальные организации, разделяясь и создавая объединения на основе присущих им родственных или территориальных (племя, объединение племен, соседская община, объединение общин) отношений, расширяясь и “воспроизводя” себя в более крупном масштабе. Ограниченность создания объединений на такой основе, при сохранении эволюции в этом направлении, вела, как представляется, к их видоизменению, к складыванию особых отношений – государственных, к появлению надлокальных объединений иного типа – государств.

Безусловно, рассмотрение проблемы генезиса государства, формирования государственных отношений должно основываться на определении того принципиально нового, чем они стали для человеческого общества, принципиальных их отличий (признаков, критериев). Однако столь же важно, на мой взгляд, учитывать при определении предмета нашего исследования, что государство является прежде всего продуктом эволюции общества. И соответственно при анализе государственных отношений, особенностей государства как института, наряду с рассмотрением того нового, чем они стали в процессе социальной эволюции, не может не приниматься во внимание их происхождение, их диалектическая взаимосвязь с отношениями и Поскольку могли не признать факт дарения частного лица и препятствовать ему. Поэтому в перечне слуг мы встречаем и термин бходжака (2.2).

Этим термином мы подчеркиваем, что структура государства формировалась из существовавших до его образования и независимо от него организаций. Собственно “государство” в нашем понимании – тип социальной организации.

социальными организациями иного рода. Анализ свидетельств наших источников, на мой взгляд, позволяет говорить о том, что в постепенном сложном процессе складывания той универсальной формы314 социальной организации, которую называют государство, при формировании государственных отношений существовавшие в “догосударственном” обществе институты и отношения не исчезают. Эволюционируя, встраиваясь в новые структуры, они одновременно оказывают огромное влияние на формирование государства, государственных отношений, длительное время (как, например, в случае Индии), по существу, определяя основные их особенности.

Уже на довольно раннем этапе общественного развития можно, очевидно, говорить о существовании неравноправия – каждая из традиционных организаций: семья, род, племя, община изначально содержала в себе тенденцию к эволюции в этом направлении. Но если в рамках таких “традиционных” организаций баланс в соотношении “общих” (это, естественно, понятие относительное, касающееся далеко не всех членов рода, племени, общины) и “частных” (значительно более узкого круга лиц – родоплеменной верхушки, общинного руководства, “больших” людей) интересов сдерживался наличием коллективных органов управления (собрание, сходка), добровольностью объединения и подчинения, основанной на комплексе традиционных норм (покорность детей отцу, главе рода, старейшинам и т.д.), экономическими и многими иными причинами, самим смыслом и формой организации, с течением времени и при создании более широких объединений он закономерно изменялся. В немалой степени это проявлялось не только в естественной “экономической” и “социальной” стратификации, постепенном расслоении среди членов организации (или организаций в рамках их объединения), в результате которого появлялись “сильные” и “слабые” семьи, роды, домохозяйства, но и в ее “политической” стратификации, в складывании и эволюции публичной власти.

Даже на уровне небольшого коллектива неминуемым является его разделение на управляющих и управляемых, что определяется отчасти практически невозможностью учета интересов всех членов такого коллектива при принятии того или иного решения.

Поэтому, например, деревенскую общину уже на довольно раннем этапе ее развития вполне можно считать объединением прежде всего полноправных общинниковдомохозяев, каждый из которых олицетворял субколлектив (семью, домохозяйство), обладая в его рамках признанной властью и правом принятия решений при обсуждении вопросов, касающихся всего такого коллектива (например, определение долей взносов на общие нужды). Таким же образом можно рассматривать, как показало наше исследование, и структуру многих царств древней и раннесредневековой Индии.

Добровольное объединение социальных организаций, вызванное необходимостью кооперации в освоении прежде всего природных ресурсов и противостоянием внешним угрозам, уже на довольно раннем этапе социального развития вполне органично соседствует с неравноправием таких объединений и насилием. Неравноправие, в том числе и в отношениях между различными социальными организациями, обусловленное средой обитания, уровнем доступа к ресурсам и иными, не зависящими от человека факторами, развивается одновременно и за счет эволюции собственно социальных отношений, когда появляются грабеж и патриархальное рабство, войны и данничество.

Парадигма объединения, которая, на мой взгляд, была присуща большинству древних и раннесредневековых индийских государств, была, по-видимому, найдена задолго до их появления. Так, например, еще племя, победив в столкновении соседнее племя, сталкивалось с проблемой присвоения подчиненного коллектива. И хотя вариантов решения этой проблемы имелось, очевидно, несколько315, одним из возможных и, видимо, наиболее оптимальным был путь присвоения такого коллектива целиком, с сохранением у побежденных традиционной организации, руководства и взиманием с Без этого признанного в историографии допущения, на мой взгляд, проблему государства и его критериев рассматривать невозможно.

Известно достаточно много исторических примеров иных вариантов решения этой проблемы, например убийство взрослых членов племени и включение детей и женщин в состав племени-победителя и т.п.

помощью последних совокупной дани316. Среди достоинств такого пути, не создававшего, в отличие от ряда иных, неразрешимых противоречий между победителями и побежденными, можно назвать значительно меньшие затраты материальных и людских ресурсов, сохранение во многом традиционного уклада жизни и традиционных органов власти у побежденных (что в свою очередь определяло слабость и недолговечность таких объединений), возможность регулярного присвоения победителями результатов их труда. Как представляется, такой “мягкий” способ интеграции, способствовавший дальнейшей эволюции взаимоотношений, активно использовался в начальный период становления государств, создавая условия для становления политического общества, превращению в итоге традиционных органов власти в политические и администрацию, оказывая существенное влияние на весь ход социальной эволюции. Не лишним будет подчеркнуть, что источники сохранили немало примеров активного использования такого метода интеграции, в том числе и развитыми государствами, вплоть до XX в. Причем значение его, на мой взгляд, совсем не исчерпывается тем, что он создавал возможность коллективной эксплуатации.

Появлявшиеся различного рода объединения “традиционных” организаций, такие, как союз племен, объединение территориальных соседских общин и иные, имели одну важную особенность – центр тяжести власти в их рамках находился в нижнем или среднем их звене (племя, соседская община). Дальнейшая их эволюция сдерживалась границами среды обитания, непостоянством “общих” задач (за исключением некоторых – охраны от внешних угроз, от природных катаклизмов – наводнений, неурожаев и т.п.), комплексом традиционных норм каждой из составных частей такого объединения.

Чем выше был уровень объединения, тем меньше, даже чисто количественно, имелось общих задач, общих потребностей и точек постоянного соприкосновения, причин для вовлеченности такого объединения в повседневные дела каждого включенного в него коллектива. Одновременно, естественно, увеличивалась разнонаправленность интересов и соответственно возрастала необходимость во все большем ограничении круга лиц, причастных к осуществлению публичной власти, лиц, олицетворяющих эти интересы, облеченных правом решать общие для того или иного коллектива вопросы, а также иерархизация органов публичной власти.

Приобретающая при естественной эволюции общественной структуры все большее значение публичная (т.е. признанная) власть, присутствующая на любом уровне общественной иерархии, довольно рано приобретает и собственные тенденции в развитии. Так, в частности, она была закономерно озабочена самовоспроизводством, сохранением и возрастанием своей роли. Такого рода потребность реализовывалась в постепенной эволюции сбалансированности органов управления (вождь/руководитель – совет старейшин – общая сходка) в сторону усиления роли единоличного руководства, сужения и ограничения (в традиционном коллективе относительно, хотя бы внешне, добровольном) роли коллективных органов, тенденции к устранению от дел управления общего собрания равноправных членов коллективов, включенных в такое объединение. Выполняя значимые для объединения коллективов дела (имеющие соответственно большее значение, ценность для каждого коллектива, поскольку это были Общие дела), представители такой власти вполне резонно пытались активно участвовать не только в реализации, но и в определении таких общих целей, естественно не забывая своей личной (своей семьи, рода, коллектива) выгоды. Ведь даже для того, чтобы принять решение о копке канала, например, надо определить – где, через чьи земли он должен пройти. Такие общие задачи надолго ассоциируются с персональными целями, обязанностями высших представителей публичной власти, выполнение их становится их обязанностью и заслугой перед обществом. В связи с этим можно отметить, что мы имеем довольно много примеров из индийской истории, когда цари, в том числе правители крупных держав (как, например, Ашока, Надо признать, что такой вариант мог быть приемлемым для относительно высокой ступени общественного развития, а также то, что он, безусловно, был найден в процессе социальной эволюции.

Подробное рассмотрение данного вопроса выходит за пределы нашей работы.

Рудрадаман, Кхаравела), с гордостью, как о самых важных своих заслугах, сообщают о ремонте дамбы317, копке колодцев и посадке деревьев вдоль дорог318, иных делах – заботе о бедных, кормлении брахманов и т.д., суть которых была понятна и, очевидно, важна для многих жителей их государств. Фиксируя такие свои действия в надписях, цари действительно придавали им огромное значение. И ценность таких поступков, “дел” далеко не исчерпывалась их идеологической направленностью, религиозностью или “добродетельностью” конкретных царей. Царство было результатом объединения традиционных организаций и соответственно брало на себя определенные обязанности, гарантируя обеспечение защиты подданных от военной угрозы, нападений соседей, от природных катаклизмов и т.д.

В особой степени, на мой взгляд, способствовало повышению роли публичной власти создание неравноправных объединений на основании отношений господстваподчинения между различными коллективами (как территориальными, так и родовыми). При появлении такого рода объединений, изначально очень непрочных, возникали отношения нового типа между коллективами и их руководством (коллектив победителей – руководство коллектива победителей – руководство коллектива побежденных – коллектив побежденных), в которых ключевую позицию занимали лица, осуществляющие публичную власть. Как мне представляется, именно с момента создания таких объединений можно говорить о первых тенденциях превращения публичной власти в администрацию, о складывании государства. Создание таких объединений поставило перед коллективами целый ряд новых сложных проблем, постоянную заботу о решении которых (контакты с подчиненными, разрешение спорных вопросов, сохранение неравноправия, получение с подчиненных “дани” и пр.) могли взять на себя только специально делегированные для этой цели члены коллектива, т.е. представители руководства объединенных организаций. Последние, хотя и выполняли общезначимую функцию (для собственного коллектива), в данном случае уже в большей степени дистанцировались от основного населения, получая одновременно иной статус и значительно больше прав, особенно по распределению получаемого прибавочного продукта. Выполнение указанной функции, как мне представляется, надолго стало одной из основных функций складывающегося государства, представляющего собой на этом этапе, прежде всего единый иерархизированный комплекс организаций с общим руководством, предназначенный для регулирования социальных отношений в обществе. В связи с этим следует отметить также, что нам представляется не случайным определение сущности “данданити” (обычная интерпретация этого термина – “наука о политике”) в КА, как “приобретение не приобретенного, сохранение приобретенного, увеличение сохраненного для раздачи увеличенного лицам, достойным уважения”319. Оно может интерпретироваться, в частности, и как отражение такой функции.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.