WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |

Однако для социально-политической структуры, как она зафиксирована в литературной традиции, в КА и иных памятниках, такая ситуация выглядит вполне приемлемой. Царство здесь понимается как объединение разного рода правителей и коллективов, осуществлявших власть в пределах относительно более мелких Te yyam=asya samuchita-bhgabhoga-kara-pratyy-opanaya ka(ri)yatha j-ravaa-vidhey=cha bhaviyatha. В грамоте от 177 г. перечисление податей выглядит как шулка, бхагабхога, кара, золото и иные (u[l*]ka-bhgabhoga-kara-hiray-di-pratyy-opanaya).

Под которыми, как и во многих иных случаях, в эпиграфике и текстах понимаются знать, "слуги" царя в широком смысле слова.

samuchita-rj-bhvya-kara-pratyy na grhy[|*].

mahrja-Hastirjye mblode mahrja-arvvantha-bhoge (Fleet, с. 111).

территорий. Политическая теория, следуя традиции и, возможно, обычной практике300, выработала понятие чакра или мандала (круг царей), достаточно четко характеризующее весьма условный, персонализованный характер таких объединений, не затрагивающих внутренней структуры. Власть царя, наиболее сильная в центре его державы (мула, основа), на окраинах, очевидно, не могла быть таковой – в таких условиях территория могла принадлежать (выражение покорности скорее всего не очень обременяло местных правителей) одновременно, даже нескольким крупным царствам. Таким же образом, возможно, были организованы и владения подчиненных царю правителей, знати, т.е. о территории царства можно говорить скорее как о сфере влияния того или иного царя. Поэтому не случайно в качестве одного из “7 элементов царства (саптанга)” всегда называется митра (царь - союзник, а не подвластная ему территория, в Махабхарате он даже называется вторым по значимости элементом после царя). Такого рода отношения, как мне представляется, были широко распространены в индийском обществе того времени. Они позволяли авторам политических трактатов учитывать возможность существования в пределах одного царства разделения знати на группы "сторонников" и "противников" царя. В рамках таких отношений существовала возможность для любого представителя знати, не только зависимого царя-союзника, но и сподвижника царя ("аматья") и даже вождя лесного племени вести двойственную политику, например для вида выказывая вражду царю, а втайне способствуя его победе над противником. КА даже употребляет характерный для такой ситуации термин "вьянджана" (выглядящий как). В реальности это могло означать также и возможность подчинения одной областной организации (продолжавшей жить по своим законам и управляться своей администрацией) двум царям, одного царя – двум "верховным правителям". Во всяком случае так можно объяснять тот факт, что царь Вьягхра, надписи которого найдены в Ganj и Nachne-ki-Talai, рядом с местом находок грамот царей Уччакальпы (если верно его отождествление с царем Вьягхрадева) заявлял уже о своей покорности Вакатакам, правителям второй по могуществу державы того времени.

* * * В 1982 году в 1 км от Багха (дистрикт Дхар, Мадхья Прадеш), рядом с храмом Baghevar в одном контейнере было найдено 27 медных табличек, относящихся ко времени Гуптов с дарственными грамотами царей Валкха (до этого открытия были известны только 5 грамот царей этой династии). Открытие настоящего клада не только внесло большую ясность в представления о политической истории западной Индии в пол. I тысячелетия н.э. Исследователи получили уникальный по объему комплекс (грамоты) прекрасно сохранившихся дарений гуптского времени (напомним, что иной крупный комплекс того времени – Вакатаков насчитывает 32 грамоты). Все они состоят из 8-11 строк и представляют собой в значительной степени унифицированные тексты, имеющие аналогичную структуру, использующие сходные формулировки, терминологию. Уникальность клада состоит и в том, что аналогичной по объему (грамот в одном контейнере) находки более не известно. На всех грамотах отсутствует отверстие для кольца301, печати, и на краю каждой содержится вертикальная строка с именем царя и его титулом в род. падеже. Смысл последней не связан с содержанием грамот (такое упоминание лишнее, поскольку все они оформлены от лица именно этого царя). Скорее надпись свидетельствует о принадлежности имеющихся в нашем распоряжении копий грамот, что в свою очередь объясняет тот факт, что все они были найдены в одном месте. Возможно, мы имеем дело с остатком архива (akapaala)302, в котором хранились царские копии предоставленных пожалований.

Так, например, при осуществлении важнейших царских церемоний – раджасуи и ашвамедхи, предполагалось завоевание именно такого рода, достаточным считалось выражение покорности совершающему ритуал царю.

Возможно, это объясняется и тем, что каждая грамота нанесена только на одну пластину.

Ср. упоминающиеся в надписях Самудрагупты anugrmkapaala (SI, с. 272, стк. 11, с. 274, стк. 15).

В грамотах прямо не говорится о включении этого царства в рамки державы Гуптов – они лишь датированы по эре Гупта и здесь используется характерная для надписей времени Гуптов формула Paramabharaka-pd-nudhyta ("склоненный перед ногами великого правителя"), которую обычно расценивают как указание на зависимость от Гуптов, именуемых в эпиграфике указанным титулом. Эти свидетельства, учитывая географическое расположение области, подвластной царям Валкха (районы сев.

Хандеша-Дхара-Алираджпура, по обоим берегам Нармады), через которую проходили наиболее удобные пути из долины Ганга в Катхиавар и Гуджарат, подчиненные Чандрагуптой II, позволяют с достаточной долей уверенности судить о том, что Гупты скорее всего должны были включить это царство в зону своего влияния, подчинить их правителей. Это царство, как и области, подвластные Паривраджакам, царям из династий Уччакальпа, Оликара (правившим в Мандасоре), царям Санакаников из Удаягири, представляли собой сплошной фронт зависимых государств, располагавшихся по южной границе державы Гуптов. Важно отметить, что оно существовало в эпоху наибольшего расширения державы, как минимум с 38 по 134 гг.

эры Гупта.

Хотя тексты грамот в значительной степени унифицированы, их свидетельства позволяют уточнить отдельные представления об особенностях устройства современного царям Валкха общества. Наибольший интерес здесь представляет сопоставление обычных для дарений формул оповещения (именно в этой части грамот нередко приводятся списки терминов, которые толкуются исследователями, как обозначения "чиновников") с запретительными формулами, призывающими не чинить препятствий получателям дарения (обычно в грамотах, обращенных к “царям будущего”). Примечательны здесь различия, связанные с дополнением выражения – “оповещает всех слуг”303. В грамотах Бхулунда (13.2 304и 7.2) текст обращен к слугам и их подчиненным (yuktaka-viniyuktakn) и главным (или лучшим) слугам (pradhnyuktakn). В грамотах Бхаттараки (29.3; 31.2) обращение царя направлено ко всем его слугам и деревенским жителям, собравшимся в деревне (samupagatn svn-yuktakn grma-prativsina=[cha] - Бхаттарака, 102 г., стр. 2-3). И, наконец, в грамоте Бхулунды (2.1-2) оно неожиданно дополняется: "оповещает всех своих слуг – сторожей, сподвижников, исполнителей, правителей-владельцев, bhaa-chchhatr и других"305.

Сходным образом формулируется обращение и в грамоте Нагабхаты (32.2-3)306.

Сопоставление формул оповещения с запретительными формулами позволяет сделать вывод, что обе части текста дарения обращены к одним и тем же лицам. Здесь перечисляется целый ряд терминов, ранее обычно интерпретировавшихся как административные, как обозначения чиновников. Царь, однако, вряд ли бы обращался с просьбой не препятствовать дарению к своим служащим-чиновникам, поскольку они обязаны были следовать его грамотам по долгу службы. Все упоминаемые лица могут именоваться обобщенно yuktaka (слуга, см., например: 2.1-2; 32.2-3 и 1.7-8; 2.67; 7.7), что необходимо подчеркнуть, учитывая традиционно неточную "административную" интерпретацию этого термина. При этом среди них есть главные (pradhn-yuktakn 7.2, ср. употребление термина "прадхана" в КА) и занимающие более низкое положение (viniyuktakn). Одновременно термином yuktaka, судя по контексту 2.6-7, именовали и храмовых слуг (в столь же широком значении), никак не связанных с царем307. В качестве слуг в грамотах перечисляются лица, имеющие титулы rakika (охранник, присутствует в запретительной части в 14 грамотах), preaika (отправитель посланцев, присутствует в 15 грамотах), amtya (сподвижник), santakn-yuktakn. Ср., например, встречающееся в большинстве грамот Вакатаков выражение yatosmat-santak sarvvddhyaka-niyoga-niyukt.

Все ссылки на тексты грамот даны по: A copper-plate hoard of the Gupta period from Bagh, Madhya Pradesh. Ed. by K.V. Ramesh and S.P. Tewari. New Delhi, 1990. Первая цифра – номер надписи в этом издании, вторая – строки.

asmat-santakn=rakik-mtya-kityakara-bhojaka-bhaa-chchhatr-dn-yuktakn.

asmat-yuktak-cha-bhaa-preanik-dn.

mahmt[*] santak-yuktaka-devakarmmia=cha (2.5-6).

bhojaka (владелец, правитель), bhaa-chchhatr (букв., воин и носитель зонта, присутствует в 15 грамотах), ktyakara (исполнитель) и другие. Запретительная часть грамоты Бхулунда от 54 г. формулируется так: "Таким образом, это должно быть признано всеми (нашими) слугами (yuktaka, 7.7-8)". Наряду с указанными лицами, в запретительной части обычно упоминаются родственники царя (tat-kulna в грамотах и tat-kulya в шести иных). И все они в большинстве случаев (в 25 грамотах) именуются (представителями) группы сторонников [царя] (paka или pakya)309.

Список сторонников царя – приводимые здесь крайне неопределенные титулы немного говорят об их носителях. Охранником (или защитником), сподвижником (царя), исполнителем, владельцем мог считаться правитель и глава организации любого уровня, в том числе, клана и деревни. Привратник, выпускающий приказы, камердинер и писец вряд ли были простыми слугами, как и “дутака”, посланец царя, который иногда наделяется популярным в более поздних надписях термином пратихара (привратник), со слов которого, видимо, фиксировалось дарение310. Одновременно “владельцем” именуются и инициатор дарения правитель Бандхула, и поручитель Бхута (2.4). Появление в надписях из Багха важного в КА термина "пакша" особо примечательно – оно не только свидетельствует о знакомстве авторов грамот с политической литературой, но и позволяет с достаточной долей уверенности судить о достоверности представлений о социально-политическом устройстве общества, отраженных в КА. Последнее в представлениях авторов Багхских грамот строилось, как и в КА, на основе взаимодействия царя со знатью, правителями более мелких областей, главами территориальных и иных организаций.

Указанные различия в формулировке обращения и запретительной части вряд ли можно считать ошибками. Они органично встроены в текст дарения, являясь следствием желания автора истолковать определенные общие термины, обозначить круг лиц, к которым обращена грамота. Особая конструкция содержания в большинстве Багхских грамот (обусловленная формулой " Мы оказываем расположение", в большинства случаев заменяющей обычное для грамот указание на акт дарения) позволяет утверждать, что оповещение и запретительная часть обращены, очевидно, не к слугам-чиновникам, а к местной знати, руководству и являлись по смыслу в данном случае основной задачей дарственных грамот из Багха. Суть отношений, фиксируемых в отдельных грамотах (например, в дарениях знатного bhojik-bhaa311-Bandhul), не сводится ни к правовой стороне (Бандхула сам владелец и даритель), ни к ритуальной (участие царя в дарении сомнительно, оно не несет ему духовной заслуги). Царь выступает формально только как верховный правитель (подчеркивая в первой же строке, что идея дарения исходит от правителя еще более высокого уровня, от "Парамабхаттараки"). Одобряя действия Бандхулы, призывая своих слуг (которые в обществе, видимо, занимали аналогичное указанному В ряде грамот гуптского времени в качестве второго термина в этой паре присутствует cha, который обычно толкуется как синоним термина cchatr. Букв. перевод – носители зонта и воины-наемники.

Эпиграфисты нередко уделяли значительное внимание толкованию этих терминов, употреблявшихся уже в грамотах Сатаваханов (см.: Sircar D.Ch. Indian Epigraphical Glossary. Delhi, 1966, с. 51, 67-68, 73). Обычно их считали "полицейскими", исходя из отдельных контекстов (например, запрет вступать на территорию дарения, кроме случаев поимки воров и пр., EI VIII, с.287). Однако, чтобы выполнять судебные функции, как впрочем и фискальные (при этом специальной администрации в то время, видимо, не существовало), было необходимо обладать как соответствующим статусом, так и материальными ресурсами. Поэтому они скорее напоминают махаматров из КА или махаматров Ашоки, занятых объездами.

В шести случаях говорится просто – должно быть признано всеми представителями нашей paka, в случаях, когда этот термин отсутствует, можно предполагать, что он просто пропущен (например, в грамотах от 54, 56, 69 гг.), либо заменен (грамота от 54 г.). В двух случаях (грамоты 102 и 129 гг.) запретительная часть отсутствует.

Это четко прослеживается в Багхских грамотах – либо в тексте говорится из (собственных) уст (samukha, в 11 случаях), либо обозначен дутака.

Возможно = Bhojak, титул правителя. Bhaa (bhart) – титул владельца, правителя. Bhai, видимо, имеет аналогичное значение.

бходжике положение312) признать их, царь выступает как политик в духе рекомендаций и концепции, отраженных в Артхашастре, получая взамен лояльность могущественного бходжика, других лиц, принадлежащих к его пакше и всего иерархически организованного общества. Возможно, аналогичная ситуация подразумевается и в некоторых иных грамотах (№13, 14, 19, 26), где указывается только прежний владелец.

4. Заключение. Социально-политическая структура древнеиндийского государства и проблема критериев государства.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.