WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |

Важно подчеркнуть, что смысл настоящей работы видится нами не в аргументации того, что древняя и раннесредневековая Индия не знала “государства” с точки зрения общепринятых представлений о признаках и особенностях этого института. Такой путь представляется нам полностью бесперспективным не только потому, что он не может дать позитивных результатов. Формирование специального административного аппарата (чиновничества) и административно-территориального деления – явления гораздо более поздние и не являются, с нашей точки зрения, непременными признаками существования государства (соответственно отсутствие их не может вести к выводу об отсутствии государственности). Поэтому, а также учитывая особенности терминологии Вигасин А.А., Самозванцев А.М. Артхашастра. Проблемы социальной структуры и права М., 1984;

Лелюхин Д.Н. Государство, администрация и политика в Артхашастре Каутильи – в: Вестник древней истории, 1992, №2; Лелюхин Д.Н. Некоторые особенности структуры древнеиндийского государства по сведениям “Артхашастры” Каутильи. – в: Вестник МГУ, серия 8. История, 1989, №2; Vigasin A.A. Ashoka’s Third Rock edict reinterpreted. – in: Indian Historical Review, v.22; Вигасин А.А. Лелюхин Д.Н. Держава Маурьев и проблема древневосточного государства. – в: Гуманитарная наука в России: Соросовские лауреаты. М., 1996; Лелюхин Д.Н. Структура державы Маурьев по сведениям эдиктов Ашоки. – в:

Вестник древней истории, 1998, №2 и другие.

рассматриваемых источников21, цель настоящей работы мы формулируем как анализ сведений источников о социально-политическом устройстве общества Индии I пол. I тыс. н.э. В рамках этой широкой проблемы в настоящей работе основное внимание мы уделим аргументации двух основных положений:

– как КА, так и эпиграфические источники не фиксируют наличие в рамках крупнейших держав послемаурийской Индии (Сатаваханов, Паллавов, Гуптов, Вакатаков) специального административного аппарата (чиновничества), административно-территориального деления; говорить о существовании в то время указанных институтов, учитывая общий контекст источников, не представляется возможным;

– анализ структуры мироустройства в концепции КА, сведений об указанных выше политических образованиях I-V вв., дает возможность утверждать, что они строились как объединения традиционных социальных организаций, сохраняющих в рамках рассматриваемых царств свою структуру, администрацию. Именно эти организации, обычно именуемые негосударственными, – общины, общинные объединения, племена, территории, подвластные различным представителям знати, зависимым правителям и др. – выполняли в рамках указанных царств функции территориальных подразделений.

Их лидеры, руководители (каждый в рамках своей территории) осуществляли управленческие, административные функции. Таким образом, они являлись одной из важнейших частей общего аппарата управления царством, выполняя, по существу, государственные функции. Уважение, выказываемое царем местным традициям, местным лидерам, служившее цели формирования и сохранения связей с ними, обеспечения их лояльности как в теории политики, так и на практике, являлось одним из важнейших средств, обеспечивавших относительную целостность царства.

1. Основные принципы мироустройства и концепция идеального государства в “Артхашастре” Каутильи Говоря об основных принципах мироустройства в теории политики КА и о социально-политической структуре общества, отраженного в КА, я имею в виду концепцию идеального царства, которая, на мой взгляд, отражает в самом общем виде представления авторов трактата об устройстве общества того времени. Концепция эта в КА представлена в форме ряда основных принципов, специальных понятий, исходя из которых строятся рекомендации авторов трактата.

При анализе свидетельств КА следует учитывать, что политическая терминология трактата имеет свою специфику: одни и те же лица, в зависимости от контекста, могут обозначаться различными важнейшими для теории КА терминами, указывающими лишь на определенного рода аспект отношений с царем, иными лицами, структурами22.

Поэтому не всегда можно с уверенностью судить о статусе такого лица, его конкретном месте в социально-политической структуре общества. Так, например, “слугой” в тексте может именоваться и знатный аристократ, и даже царь. Кроме того, лицо, обозначенное в отдельных контекстах как “сановник” (“mahmtra”), в иных может обозначаться как “сподвижник” царя (amtya). Если же он исполняет функции “надзирателя”, соответственно он обозначается термином “adhyaka” и т.д. Вместе с тем можно В эпиграфике, как и в КА, отсутствуют термины, которые можно было бы однозначно интерпретировать, как государство, территория государства, чиновник. И это представляется закономерным, поскольку государство – понятие европейской науки нового времени. Попытки индологов интерпретировать термины типа bhukti, hra и др., как обозначение административно-территориальных подразделений (присваивая им откровенно модернистское значение – “провинция”, “дистрикт” и др.), не выглядят аргументированными. Показательна, в этом отношении безуспешность отдельных попыток сведения такого рода терминов в систему (см., например, Shirmali A.G. Agrarian Strukture in Central India and Northern Deccan. New Delhi, 1981).

Множество примеров такого рода будет отмечено ниже. Такая особенность терминологии выглядит характерной для многих ранних обществ.

говорить о некоторых тенденциях, позволяющих представить структуру общества согласно теории КА.

Вопреки стереотипу представлений о могущественном бюрократическом “государстве КА”, в трактате отсутствует четкое разделение и противопоставление управляющих и управляемых. Большинство из упоминаемых в трактате лиц, от царя до домохозяина, являются носителями власти; не случайно в трактате царство уподобляется домохозяйству и правитель иногда именуется “bhart” (кормилец). И хотя царство выделяется в трактате довольно четко, о нем скорее можно говорить не как о государстве, с хотя бы относительно единой администрацией, а как о весьма рыхлом объединении организаций и “коллективов разного рода, крупных и малых, тесно связанных между собой, входящих один в другой или взаимно пересекающихся”23.

(Хотелось бы подчеркнуть политический аспект приведенного рассуждения, авторы КА в конкретных рекомендациях исходят, как мне представляется, именно из такого представления о структуре современного им общества.) Возможно поэтому, даже, казалось бы, естественное для трактата о политике разделение “царь–подданные” не играет в тексте и в теории политики особо важной роли. Более важным представляется встречающееся в ряде случаев в тексте противопоставление простых или малых людей (kudraka) большим, главным (pradhna, КА I.13.26; VII.5.36.)24, которое в иных случаях рассматривается как противопоставление малых людей начальствующим лицам (mukhya, КА VIII.4.9)25. Последним термином в трактате обобщенно именуются главы целого спектра организаций – разного рода территорий, общин и организаций, преимущественно общинного типа – dea (область, областная община),26 grma (деревня, деревенская община), jti (каста), sagha (объединение, КА XIII.5.9), re(ремесленная корпорация, КА VIII.4.27), pura-rra (город, область, КА I.16.7, II.16.21). Такого же рода организации, вероятно, подразумеваются, когда говорится о “руководителях горожан, сельских жителей и войска” (paura-jnapada-daa-mukhya, КА IX.7.68). Этот же термин употребляется, когда говорится о руководителях войска (hasty-ava-ratha-mukhy, КА V.3.10), что не выглядит неожиданным, учитывая особенности формирования последнего (включающего, согласно свидетельствам трактата, ополчение гильдий, отряды наемников, союзников и др.)28. Царство-“rjya” в КА представляется как объединение таких организаций и их территорий. Во главе многих из них находились начальники - mukhya. Поэтому последние являются важным фактором в рекомендациях трактата.

Отправляющимся за пределы царства: послу в КА I.16. 7, “надзирателю за торговлей” в КА II.16.21, предлагается “вести переговоры с главами областей и городов” (pura-rra-mukhya) как с соседними царями. В определенных условиях начальствующее лицо, как и соседний государь, могут расцениваться и как претенденты Вигасин А.А., Самозванцев А.М. Артхашастра… М., 1984, с. 145.

Вигасин А.А., Самозванцев А.М. Артхашастра… М., 1984, с. 148. Хотя этот многозначный термин в КА можно толковать как социальный, в тексте, в большинстве случаев, делается упор на его политическое значение. Это выглядит естественным, ибо КА – трактат о политике. Ср., например, КА VII.14.1, 18.8, где говорится о главном (pradhna) среди царей.

Трудно не согласиться с мнением А.А. Вигасина (Вигасин А.А., Самозванцев А.М. Артхашастра… М., 1984, с.148), что так именовались разные категории знати, как служилой, так и родовой. Вместе с тем термин этот в контексте рекомендаций КА (см., например, КА I.13.26; VII.5.36) характеризует, прежде всего, политические отношения или политический аспект социальных отношений. Не случайно в "Амаракоше" (II.VIII.1.5) термин представлен, как синоним столь же важного для КА иного термина mahmtra (о значении этого термина в КА см. ниже).

Термин dea служит обозначением территории области или областной общины (см. подробнее: Вигасин А.А., Самозванцев А.М. Артхашастра… М., 1984, с.131). В рамки царства включаются несколько таких территорий (КА VIII.4.7, 15). Вместе с тем в отдельных контекстах можно его интерпретировать и как обозначение собственных владений царя.

Термины re и sagha могут употребляться в КА, как синонимы (Вигасин А.А., Самозванцев А.М.

Артхашастра… М., 1984,с.136).

Правда, в отдельных случаях (например, II.4.29-30, IX.3.10) складывается впечатление что речь идет просто о военачальниках. Это не противоречит, однако, толкованию термина.

на трон (КА V.6.16, ср., также, КА V.6.7, 14; КА IX. 6.40). С другой стороны, начальствующие лица – главный объект “внутренней политики” царя. Хотя, как говорится в КА VII.5.35-36, “недовольство подданных можно устранить, задержав их руководителей” (pradhna), можно действовать и иначе. “Оказывая уважение начальствующим лицам” (prakti-mukhya, КА VII.5. 37), царю предлагается “ссорить их между собой и препятствовать их объединению” (очевидно, против него). По аналогичной рекомендации КА VIII.4.18 – “распрям среди подданных можно положить конец, задержав их начальствующих лиц” (prakti-mukhya, КА VIII.4.18).

В КА IX.6.2-3 говорится: “По отношению к горожанам или сельским жителям29 для очищения (их рядов) от изменников следует употреблять (все четыре) метода политики (upya30), кроме наказания. Ибо наказание невозможно употребить по отношению ко множеству людей (mahjana)31. Или же употребленное, и пользы не приносит (оно), и иной вред приносит. По отношению же к их начальствующим лицам следует действовать (соответственно рекомендациям главы) О применении [тайных] наказаний”. Здесь имеется в виду, очевидно, глава КА V.1, где идет речь главным образом о “наказании” изменников-"махаматров”. Текст как бы сам отсылает нас к иному важному объекту “внутренней политики” царя – лицам, именуемым mahmtra (“сановники”)32. Последние отличаются от “начальников” тем, что никогда прямо не связываются в КА с конкретными организациями. Вместе с тем, исходя из рекомендаций трактата, очевидно, что они обладают значительными ресурсами, позволяющими по просьбе царя собирать подати и пр. Они даже, подобно царям, могут иметь свою “группу сторонников” (paka). Представляется не случайным, что в ряде интриг в КА именно “махаматры” и только они характеризуются, как обладающие правами на царский престол, “царскими признаками”. Так, например, согласно КА XII.2.19-20, “подстрекателю” следует указывать “махаматру” на то, что “он обладает признаками царя” (rjalakaa), а жене его, что “она будет царицей или матерью царевича”33. Вместе с тем в отдельных контекстах термины “махаматра” и “мукхья” выглядят взаимозаменяемыми34. Учитывая буквальное значение термина “махаматра”, Очевидно, имеются в виду не любые подданные. Возможно, это, прежде всего, те, кто платит подати (Вигасин А.А., Самозванцев А.М. Артхашастра… М., 1984, с. 148) или просто, зажиточное население.

Термин “упая” (методы политики), подразумевает, согласно традиционной классификации, использование “примирений, подарков, провоцирования раскола и наказания” (обычно – “sma dna bheda daa” - см., например, КА II. 10.47-53).

Здесь мы следуем переводу Кангле (The Kautiliya Arthashastra. P.2. An English Translation with Critical and Explanatory Notes. Ed. by R.P. Kangle, Delhi, 1992). Тогда четко видна логика рекомендации, которая сходна с отмеченными выше – удерживать население от мятежа, воздействуя на руководство городских и сельских организаций. (См. иное толкование: Вигасин А.А., Самозванцев А.М. Артхашастра… М., 1984, с.

148 – при такой интерпретации логика рекомендации ведет к отождествлению терминов mahjana и paurajnapada, что выглядит здесь сомнительным).

Термин этот, распространенный в текстах и эпиграфике, обычно переводится как “министр, сановник”, хотя буквальное его значение – “человек высокого положения, наилучший”. Мы приводим наиболее приемлемый из принятых вариантов перевода этого термина. При этом особенно важно иметь в виду, что смысл термина не сводится к обозначению положения какого-либо лица при дворе. Достижение положения “махаматра” не является следствием близости к царю а, скорее, наоборот, – в силу своего высокого положения в обществе наилучший, “махаматра”, обладающий высоким социальным статусом – главный претендент на занятие должностей при дворе. От его верности и лояльности государю зависит единство царства и прочное положение государя на троне. Поэтому, возможно, в КА V.1 больше всего говорится об устранении “изменников-махаматров”.

Ср. также КА I.10.7 – в единственном случае в главе этой упоминается махаматр, которому говорят, что его любит главная царица. В КА V.1.15 объектом подстрекательства становится сын махаматра, которому говорят – “ты сын царя”.

Так, например, в КА V.1.4 говорится о том, что против “изменников – фаворитов и объединившихся начальствующих лиц (мукхья), наносящих вред царству, которым царь не может противодействовать открыто, следует использовать тайные средства наказания”. Далее же в тексте говорится об интригах, в результате которых предполагается устранение “изменников-махаматров” (КА V. 1.5-32, они же, скорее всего, подразумеваются и в КА V.1.33-42). Несмотря на это, однако, я не стал бы утверждать, что в КА термины мукхья и махаматра синонимы. Термином мукхья обозначается более широкий круг лиц, лишь часть которых могут именоваться “наилучшие, наиболее могущественные”, т.е. “махаматры”.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.