WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 23 |

Отмеченные нами факты относятся ко времени наибольшего могущества Гуптов, аналогичная практика (передачи титула или права на исполнение определенных функций по наследству) предполагается и в КА V.1.55-56; XII.2.31-32, более ранних надписях. Обилие воинских титулов231 позволяет предполагать, что именно военачальники, имеющие собственные "военные отряды", господа, лучшие люди, т.е.

знать, правители той или иной территории, главы кланов, служащие в том числе и со своей дружиной царю, в первую очередь наделялись титулами, говорящими о принадлежности ко двору Гуптов.

Наиболее распространенным в эпиграфике Гуптов из считающихся административными является термин кумараматья232. Он состоит из двух частей – кумара (царевич) и аматья (министр). Последний часто встречается в текстах, более ранних и более поздних надписях. Наш анализ его употребления в КА и надписях Сатаваханов показал, что термин этот, фиксирующий связь знатного придворного или местного лидера с царем, скорее, следует переводить соратник, сподвижник. Термин "кумараматья" также не может считаться обозначением конкретной должности, поскольку так именуются не только приближенные царя (например, упоминавшиеся выше Харишена, Притхивишена, Шикхарасвамин), главы областей (например, упарика в надписи Скандагупты из Бихара, SI, с. 319, стк. 27), но и областное начальство (например, возглавляющий adhihdhikaraa Ветраварман, упоминающийся в Дамодарпурских грамотах233). Не может он считаться и обобщенным обозначением чиновников.

anugrmkapaala (SI, с. 264, стк. 11) и anyagrmkapaala (SI, с. 266, стк. 15), видимо, архив, где хранились акты о дарениях и др. документы соседних деревень.

См., например, Шарма Р.Ш. Древнеиндийское общество. М., 1987, с.393-395, 401-403.

Именно титулов, ряд аргументов в пользу этого приведен в CII, III, с. 95-99. Отметим подтверждающие такой вывод примечательные случаи употребления уже в надписях Сатаваханов некоторых титулов как в муж. р., так и в ж. р.

Н. Шастри (Sastri N. History of India. V.1, Madras, 1950, с. 149) переводил этот термин молодой аматья, Р. Банерджи и Р. Дандекар (Banerji P.N. Public Administration in Ancient India. Delhi, 1973, с. 112; Dandekar R.N. The Age of the Guptas. Selected writings. Pt.4, Delhi, 1982, с. 18) – министр царевичей, Р. Дикшитар считал кумараматьев целым классом чиновников имперского секретариата, дифференцировал их, относя одних к высшим, а других к средним слоям чиновничества, отмечая кумараматьев из ведомства наследника и даже прикрепленных к императору. Он отмечал как удивительный факт, что данным термином обозначались и представители местной власти (Dikshitar V.R. The Gupta Polity. Madras, 1952, с.152-159). Б. Гокхале (Gokhale B.C. The Story of Ancient India. Baroda, 1948, с. 66-67) и Р. Маджумдар (Majumdar R.C. The History of Bengal. V.1, Lohanipur, 1971, с. 265) считали их областными чиновниками или правителями, последний (A Comprehensive History of India. V.3, pt.1-2, New Delhi, 1981-1982, с. 751753) высказывал мнение, что таким термином обобщенно именовался класс чиновников. В CII, III, с. 90-термин толкуется как министр, провозглашенный в дворцовом этикете с честью, аналогичной царевичу (!), здесь же упомянут случай, когда в надписи VI в. так именуется царь (CII, III, с. 92). У.Н. Гхошал (The History and Culture of Indian People. V.3, Bombay, 1954, с. 344) считал их новым рангом в гуптской администрации, так, по его мнению, именовалось и местное чиновничество. Лишь О. Штейн (Stein O.

Kleine Schriften. Stuttgart, 1985, с. 428) справедливо отмечал, что этот термин следует понимать, как титул, аналогичное мнение, применительно к эпохе Харши, высказывала Д. Девахути (Devahuti D. Harsha. A Political study. Oxford, 1970, с. 175). Столь пестрый калейдоскоп мнений объясняется, на мой взгляд, прежде всего неточностью общих представлений о структуре государства Гуптов.

См., SI, с. 284, стк. 3, с. 286, стк. 3.

Фраза kumarmtydhikaraa встречается в надписях на печатях и обычно переводится как ведомство кумараматьи. Находки таких печатей, относящихся ко II - V вв. н.э., добавили немало путаницы в характеристику гуптской администрации234.

Термин кумараматья в надписях на печатях обычно толкуется, как и в грамотах, либо как обозначение должности, либо как обобщенное обозначение чиновника. И то, и другое толкование выглядит сомнительным – лицо, приближенное к верховному правителю, его наследнику (r-paramabharaka-pdya-kumrmty=dhikaraasya, Yuvarja-pdya-kumrmty=dhikaraasya), и руководитель городского совета Пундравардханы вряд ли могли занимать одну и ту же должность (SI, с. 284, стк. 4, с.

286, стк. 3). Не мог этот термин служить и обобщенным обозначением чиновников.

Тогда мы будем вынуждены признать бессмысленность таких надписей, как Kumrmty=dhikaraasya, Tra-kumrmty=dhikaraasya, Smharaviay=dhikaraasya235. Все выше сказанное позволяет сделать вывод, что термин кумараматья являлся, скорее, титулом, который могли иметь любые представители власти.

Представляется важным заметить, что в древнеиндийских эпиграфических источниках различных периодов всегда присутствует определенный общий термин, которым обозначается правитель (или представитель власти) любого уровня.

"Махаматры" (сановники), как свидетельствуют эдикты Ашоки, играли важную роль при дворе Маурьев, вместе с "царевичем-кумарой" правили в крупных областях державы, были основными представителями власти в крупных и мелких городах, областях. В эпиграфике Сатаваханов термином "аматья" обозначались связанные с царем личными служебными отношениями представители находившейся при дворе царя знати так же, как и местные лидеры разного уровня. Для державы же Гуптов в качестве термина, которым мог быть обозначен любой представитель власти от занимавшего важное место при дворе аристократа до правителя мелкой области, выступает прежде всего термин "кумараматья". Это, возможно, указывает на важную общую особенность эволюции социально-политических отношений в древней Индии.

Для Маурьев, видимо, была характерна наибольшая степень автономии местной власти, возможно лишь формально подчиненной царю Магадхи. При Сатаваханах можно говорить об упорядочивании отношений верховного царя с местными лидерами, которые получают титул "аматья" (соратник, сподвижник). Имеющий сходное значение в КА он подразумевает не только сотрудничество или службу царю, но и некоторые ограничения236 местной власти, подчеркивает ее лояльность верховному правителю, постоянство связей лица, которым он наделен, с царем. Именно с ним, как мне представляется, можно связывать происхождение характерного для эпиграфики Гуптов термина "кумараматья", отражающего эволюцию социально-политического устройства древнеиндийского общества.

В догуптской эпиграфике титул "царь" (раджан) употреблялся по отношению к довольно ограниченному кругу правителей. Даже правитель огромной державы Ашока скромно именовал себя в эдиктах "царь Магадхи." Как мне представляется, подобная "скромность" правителей была связана с комплексом представлений о социальнополитическом устройстве общества и царской власти, т.е. правитель получал титул "раджан" обычно не столько по своему желанию, сколько по мере признания его таковым со стороны всей общественной иерархии. Для осуществления этого, например, было необходимо следовать определенным традиционным нормам поведения, Следует подчеркнуть, что в процентном отношении печатей администрации и правителей найдено сравнительно немного (10-15 %), часто это только оттиски печатей и, в ряде случаев, тексты надписей повторяются.

Тексты приводятся здесь по: Choudhary R. Selected Inscriptions of Bihar. Patna, 1958, с. 8-9; Marshall J.H.

Excavations at Bhita. In: – Annual Reports of the Archaeological Survey of India, 1911/1912, с. 29-94; CII, III, с.

90-91.

Напомним, что в грихьясутрах термином "аматья" называли домашних слуг царя. Комментарий Шанкарарьи IX в. на Нитисару Камандаки (V в.), где говорится о таком толковании термина "аматья" ("от слова дом"), показывает, что значение это не было забыто.

исполнить определенные обряды и церемонии, обладать царской сущностью по рождению и многое другое. Появление и оформление института царской власти в Индии – тема особого исследования. Отметим здесь только, безусловно, исключительную его важность в индийской традиции на самых ранних этапах ее развития, о чем позволяет судить комплекс “царских” жертвоприношений детально разработанный уже в поздневедической литературе. Вспомним в связи с этим что Ушабхадатта, правитель значительной части державы Шаков, следуя в своей деятельности нормам поведения "дхармараджи", в своих надписях никогда не именует себя "царем" (подчеркивая только свою принадлежность к царскому роду Кшахаратов), хотя и упоминает о совершении "абхишеки" после целого ряда "добродетельных поступков". По сведениям эпиграфики времени Шаков и Сатаваханов, можно судить о существовании в этот период, одновременно с "царями", широкого круга правителей, не имевших титул "раджан", крупной владетельной знати, обладавшей титулами "царевич" (кумара), "великий воин" (махаратхин), "великий владелец" (махабходжака).

Упрочение связей в рамках царства и поддержка царями отдельных представителей местной власти (именуемых в связи с этим "аматья", сподвижник), естественно, вела не только к их усилению, но и к возрастанию их социального статуса. Возможно, это было одной из причин того, что ко времени Гуптов в надписях с титулом царь ("раджан") мы встречаемся уже значительно чаще. Соответственно каждый из таких царей был заинтересован в формировании и упрочении в рамках своей территории связей с более мелкими правителями, знатью, в превращении их в "сподвижников" (аматья), "группу сторонников" (пакша). Увеличение круга лиц, получивших возможность именовать себя царь ("раджан"), естественно, вело к снижению достоинства этого титула. Поэтому для гуптской эпохи характерно не только представление о множестве имеющих разный статус (и соответственно разные титулы237) царей, но и снижение достоинства иных зафиксированных в традиции титулов. Это, на мой взгляд, относится и к титулу "кумара", которым в эпиграфике Ашоки наделяется правитель значительной части державы Маурьев (эдикты упоминают всего пять таких "царевичей"), а в эпиграфике времени Сатаваханов лишь отдельные местные династы. Во время Гуптов, вероятно, уже каждый из "сподвижников" царей (круг которых также увеличился), будучи связан с царем и получая от него поддержку (повышая таким образом свой статус в обществе), считался причастным соответственным образом к "царской сущности", достойным титула "царевич". Гуптская эпоха, как мне представляется, была своеобразным переломным этапом в развитии социально-политического устройства Индии.

Количественные изменения – резко возросшие претензии на "царскую" власть массы местных правителей, знати, каждый из которых теперь получал право именовать себя "царевич", – к концу эпохи Гуптов, и особенно в послегуптскую эпоху (VI-IX вв.), когда "царевичи" (кумара) закономерно превращаются в "царей" (раджан), привели к качественным изменениям. Эволюция традиционных представлений об исключительности царской власти ("раджья"), ставшей доступной для многих правителей, возможно, стала одной из причин того, что политическая история Индии вплоть до эпохи мусульманских государств уже не знала таких крупных и относительно долгое время существовавших объединений, как державы Маурьев, Сатаваханов и Гуптов.

Аналогичные сложности возникают при интерпретации присутствующего в гуптской эпиграфике термина адхикарана. Р. Басак, издатель Дамодарпурских грамот, переводил его как правление238, хотя одно из обычных значений этого термина суд, Например, "великий царь царей" (махараджадхираджа), "царь царей" ("раджадхираджа"). Подобная титулатура появляется раньше, считается заимствованием, принесенным в Индию Кушанами, и присутствует уже в отдельных случаях в эпиграфике времени Сатаваханов (I-III вв.). Однако важным здесь является не само заимствование (весьма условное), а складывание общественных условий, создавших возможность ее употребления. Только ко времени Гуптов поэтому употребление такого рода титулатуры, отражающей особенности социально-политического устройства общества того времени, становится постоянным.

Epigraphia Indica, v. XV, с. 113-145.

судебная инстанция (и оба перевода могут считаться приемлемыми239). В иных переводах указанных грамот термин чаще всего переводился как office240 для исполнения общественных дел, а в исследованиях – как ведомство, орган управления любого характера (см. например: CII, III, с. 286). Последнее, однако, уже выглядит сомнительным. Оно (как, впрочем, и ассоциации, к которым ведет употребление термина office) основывается на убеждении, что управление (прежде всего на местах) в рамках державы Гуптов могло осуществляться только через посредство государственного аппарата, специальные административные органы и является очевидной модернизацией особенностей государственного устройства державы Гуптов.

Вспомним, в связи с этим что и на Руси службы далеко не всегда можно назвать ведомствами, а двор – царским или княжеским.

Все выше изложенное позволяет сделать ряд выводов, касающихся структуры государства Гуптов и их "администрации". Эта держава строилась главным образом как объединение различных зависимых и полузависимых территорий, созданию структуры которых была подчинена вся политика Гуптов. Именно этим можно объяснить впечатляющие масштабы их завоевательной политики и одновременную слабость, более точно понять особенности их внутренней политики и объяснить ряд деталей политической истории северной Индии в IV-VI вв. н.э. Основными элементами, из которых складывалось государство Гуптов, были зависимые территории (главным образом, царства). Их объединение было нестабильным. В таких условиях ослабление военного могущества Гуптов (одной из причин которого был рост военной экспансии при сохранении аморфной структуры государства), вело к постоянным смутам, борьбе за власть и, в конце концов, привело государство к распаду. Не создали Гупты и единой административно-территориальной структуры, провинций – зависимые территории, сохранявшиеся, как целое в рамках державы, имели свою, традиционную организацию, правителей, администрацию, нормы и традиции.

Характер структуры державы Гуптов определял и особенности их государственного аппарата. Организация взаимосвязей с подчиненными царю территориями и их правителями, как и немногочисленные функции по управлению личными владениями царя были сосредоточены в руках представителей различных слоев знати, составлявших двор царя и получавших в связи с этим различные титулы – советник, великий военачальник, царевич-сподвижник и т.д.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.