WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Характерна также магия цифр при становлении управленческих структур, ясно прослеживаемая в легендарных текстах. Цифры выступают здесь как средство группировки схожих функций, признаков, обязанностей, административных единиц. Чаще других, как следует из вышеописанного, употреблялись тройка, четверка, пятерка, а также девятка и дюжина. Такой подход весьма типичен для китайской идеологии и культуры в целом, как в древности, так и в последующие времена.

Весьма знаменательным моментом являются сведения о помощникахсоправителях при государе. Согласно легенде, еще при Хуан-ди ему “помогал в делах управления” упоминавшийся выше Гоу-лун65. Таковыми соправителями можно считать де-факто Шуня при Яо и Юя при Шуне. Значительная часть подвигов и государственных свершений Юя приходится именно на период царствования его предшественника и покровителя. Когда же, наконец, Юй оказывается на престоле, то перепоручает ведение государственных дел Гао-яо, а после смерти последнего - И. Китайская историографическая традиция склонна видеть в этом проявление хорошего тона - высоких душевных качеств властителя и его заботу о том, чтобы дела управления вершились наиболее к тому способными людьми. Однако за этим можно предположить и некоторые реалии в интересующем нас аспекте. Это может говорить об определенной незрелости формирующейся единодержавной власти, что для периода зарождения государственных порядков отнюдь не является необычным. О незрелости здесь, конечно, можно говорить лишь в нашем, утилитарном в плане постановки темы отношении. Вопрос о характере власти китайских монархов достаточно глубок и сложен. Это предмет для особого исследования, разрабатывавшийся целым рядом отечественных и зарубежных ученых66. Не углубляясь в детали данного вопроса, отметим лишь, что власть государя рассматривалась китайской традицией отнюдь не только как политическая, но как всеохватывающая и мироустроительная.

Государь представляется не только и не столько политическим, сколько харизматическим лидером, наделенным сакральной силой, реализуемой главным Сыма Цянь. Исторические записки. Т.1, с.138, 145, 236.

“Го юй”, с.346.

См., в частности: Мартынов А.С. Представления о природе и мироустроительных функциях власти китайских императоров в официальной традиции. - Народы Азии и Африки. 1972, №5.

образом посредством ритуальных функций67. В этом контексте роль помощников в реальном администрировании становится объяснимой и оправданной.

Косвенным подтверждением выводу об относительной незрелости единодержавия могут служить и сведения о передаче власти не по наследству, а в руки не родственных правителю, но способных и талантливых деятелей, что свидетельствует о несложившейся еще системе наследования власти. В данном контексте сентенции о личном участии государя в самых различных административных делах можно понимать как некую компенсацию, выдаваемую последующей историографической традицией и призванную затушевать отмеченную незрелость.

Отмеченные выше признаки развития административных структур просматриваются в сообщениях о дальнейшей дифференциации управленцев, характерной, если так можно выразиться, на более поздних стадиях легендарного времени. В частности, выделяются обособленные группы, категории администраторов - слуги государя, военные, письмоводители, учителя-наставники.

Такого рода данные могут служить подтверждением реального процесса детализации служебных функций в ходе становления раннегосударственных порядков.

Выявленные выше моменты, конечно, не дают сколько-нибудь полной и систематической картины формирования раннегосударственных структур в Китае.

Тем не менее они позволяют лучше представить истоки уже реально зафиксированных (как письменными, так и археологическими и эпиграфическими данными) шагов китайской государственности в последующий, достоверный период истории страны. Тесно связанные с зарождением китайской цивилизации в целом эти моменты отражают и общие явления, присущие практике человеческого общества, и специфические черты, характерные только для данной культурной традиции.

Мартынов А.С. Статус Тибета в XVII-XVIII веках в традиционной китайской системе политических представлений. М., 1978, с.40-41; Кравцова М.Е. Поэзия древнего Китая. Опыт культурологического анализа. Спб, 1994, с.98-101.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.