WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
А.А.БОКЩАНИН ЗАРОЖДЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНО-УПРАВЛЕНЧЕСКОГО АППАРАТА В ДРЕВНЕМ КИТАЕ Появление людей, профессионально связанных с теми или иными управленческими функциями в родоплеменных объединениях, непосредственно соприкасается с процессами возникновения ранних государственных структур.

Существует мнение, что начатки того, что можно назвать административным аппаратом, появляются раньше, чем раннее государство1. В свою очередь, появление последнего влечет за собой быстрое и заметное усиление роли администрации в жизни человеческого общества. Управление как таковое не только выделяется в особый род деятельности, но и постоянно приобретает характер некоей системы. Эта система усложняется, совершенствуется и разветвляется. В ней, в частности, как считает Л.С.Васильев, уже просматриваются несколько уровней: центральный (общегосударственный), региональный и местный2. Дальнейшее усложнение административного аппарата, рационализации управления (специализация и разграничение функций управленцев, выработка определенных норм принятия решений и их осуществления и т.д.) служит одним из существенных признаков раннегосударственных форм и перехода их в собственно государственные. Сказанное выше относится к процессу формирования государственности вообще и к зарождению ее в конкретном, интересующем нас древнекитайском обществе. Не вдаваясь в исследование отмеченного процесса в целом (ибо данная проблема составляет отдельный предмет изучения специального научного направления), постараемся выявить и проанализировать сохранившиеся данные о самых ранних стадиях государственно-административных структур в Китае.

Сведения о древнейшем периоде китайской истории в древнекитайских и более поздних письменных памятниках носят в значительной степени легендарный, полумифический характер. В этих сказаниях заметна совершенно явная тенденция к модернизации исторической действительности - перенесению реальных институтов и порядков более позднего периода на почву доисторических времен. Но сведения о первичных шагах государственной администрации, которые здесь встречаются, представляют, тем не менее, определенный интерес, ибо при Васильев Л.С. Проблемы генезиса китайского государства. М.,1983, с.45.

Васильев Л.С. Цит.пр., с.45.

должном критическом подходе могут помочь восстановить некоторые детали сложного и длительного процесса ее нарождения.

Согласно традиции, истоки которой восходят к древнекитайским трактатам “Чжуан-цзы”, “Хуайнань-цзы” и летописи “Люй ши чунь-цю” и которая была связана воедино ученым Сыма Чжэнем в VIII в. н.э., начало китайской государственности (а следовательно и администрирования - А.Б.) было положено периодом Трех властителей (сань хуан) - Фу-си (иначе Пао-си, Тай-хао), Нюй-гуа (иначе Нюй-ва, Нюй-си), Шэнь-нуна3. Иногда их персональный состав варьируется и включает Суй-жэня или же Хуан-ди при отсутствии Нюй-гуа, но в любом случае все Три властителя сохраняют чисто мифологические черты. Фу-си и Нюй-гуа описываются как существа, имевшие тело змеи и голову человека, Шэнь-нун - тело человека и голову быка. Все они предстают как герои, обучавшие народ определенным нравственным и производственно-культурным навыкам. Но в интересующем нас аспекте важно отметить, что традиция сохранила представление об их единовластном правлении, иначе говоря переносила представление о монархической форме организации власти на самые ранние времена появления китайской государственности. Насколько можно судить по описанию их правления, эта власть еще не была строго наследственной, но имела отношение к определенной возвышенности рода, из которого каждый из них происходил.

Например, легенда повествует о “принятии” Фу-си власти от осуществлявшего ее прежде “рода Суй-жэня”. Нюй-гуа относится к тому же роду Фэн, что и Фу-си, но ее “выдвижение” на престол сопрягается с объективными обстоятельствами - началом нового цикла круговорота стихий (металла, дерева, земли, воды, огня). С тем же круговоротом стихий связывается и приход к власти Шэнь-нуна, не имевшего отношения ни к роду Суй-жэня, ни к роду Фэн4. После Шэнь-нуна традиция фиксирует преемственность в передаче престола по мужской линии, хотя в перечислении имен восьми поколений его потомков есть варианты5. Затем, согласно преданию, “возвышается” род Сюань-юаня, который известен как правитель под именем Хуан-ди, открывающей собой новый период древнейшей китайской государственности - период Пяти императоров (у ди).

Приход Хуан-ди к власти связывается традицией опять-таки с круговоротом стихий, как можно видеть, универсальным средством объяснения неординарного, то есть не легитимного случая возвышения нового правителя, а также с волей Неба (верховного божества), проявлявшейся в знамениях6. Впоследствии именно этот второй мотив станет основным для оправдания нелегитимного перехода власти в традиционном китайском историописании. Вместе с тем, по версии автора первой систематизированной истории Китая с древнейших времен (деяний Пяти императоров) Сыма Цяня (145 или 135 - около 86 гг. н.э.) захват власти Хуан-ди произошел в результате его военных успехов на фоне ослабления и непопулярной внутренней политики правящего до него рода Шэнь-нуна7. В состав Пяти Сыма Цянь. Исторические записки (“Ши цзи”) /перевод и комментарии Р.В.Вяткина и В.С.Таскина/. Т.1. М.,1972, с.348-349.

Там же, с.346.

Там же, с.347, 353.

Сыма Цянь. Цит.пр., с.222.

Там же, с.133-134.

императоров разные пласты традиции включают разные имена8. В классическом труде Сыма Цяня это Хуан-ди, Чжуань-сюй, Ку, Чжи, Яо, Шунь. Как видим, их шестеро, а не пятеро. Но Чжи якобы не зарекомендовал себя хорошим правителем и поэтому не вошел в почитаемую Пятерку.

Последний момент представляется весьма знаменательным в плане традиционных легендарных представлений о древнейших китайских правителях.

Некоторые из них как бы выпадают из традиционного ряда. Это все потомки Шэньнуна, правившие вплоть до возвышения Хуан-ди, это Чжи и, наконец, это не упомянутые по именам потомки Фу-си, которые, как явствует из версии Сыма Чжэня, сменились несколько раз после него до воцарения Нюй-гуа9. Другие же, наоборот, канонизируются путем группировки в определенные схемы - Три властителя и Пять императоров. В какой-то степени это объясняется характерной для китайской культуры систематизацией явлений по количественным сочетаниям.

Известно, что цифры 3 и 5, равно как 9 и некоторые другие, несли в себе некую благоприятную символику. Недаром Яо, Шунь и наследовавший им основатель легендарной династии Ся Юй также группируются традицией в Тройку мудрых правителей. Но, представляется, что определяющим в данном случае является не символика цифр, а издавна присущая традиционному китайскому историописанию дидактическая установка, побуждавшая выделять “образцовых” властителей в качестве примера для подражания и “порочных” государей в целях предостережения. Остальные же, не попадавшие ни в ту, ни в другую категорию, как бы выпадали из общего ряда, не привлекая к себе внимания летописцев. Что же касается упомянутого “нехорошего” Чжи, то он, не вписываясь в образцовую Пятерку, не проявил себя, согласно традиции, и явным “злодеем”, то есть опятьтаки просто выпал из внимания историографии.

Мифологизация древнейших правителей - характерная черта всей древнекитайской историографической традиции, воспринятая и передаваемая из века в век последующими комментаторами и интерпретаторами древнейшего периода истории страны. Это явление отмечалось многими исследователями и освещалось в разных работах, начиная с А.Масперо10. Отмечалось также, что в данном случае правильнее говорить не о мифологизации властителей, а наоборот - о превращении изначальных богов и мифических героев в функциональных правителей страны и народа в процессе историзации мифов. Это - процесс, как справедливо подчеркивает изучавшая названную проблему Э.М.Яншина, имел глубокие корни в переосмыслении древнейших, и в частности мифологических, представлений о ходе формирования изначальных форм социальной и государственной организации, а отнюдь не являлся результатом нарочитой фальсификации создателями древнекитайских этико-политических учений (в особенности конфуцианцами), в трудах которых описываемое явление получало яркое отражение и известную канонизацию11. В результате широко наблюдается “Цы юань” (Толковый словарь “Источник слов”). Т.1, Пекин, 1979, с.134.

Сыма Цянь. Исторические записки. Т.1, с.346.

H.Maspero. Legendes mythologiques dans le Chou king. - Journal asiatique. V.204, 1924; H.Maspero.

La Chine Antique. Paris, 1955.

Э.М.Яншина. Боги и “чиновники” (по материалам древнейших памятников). - Китай: история, культура и историография /под ред. Н.Ц.Мункуева/. М.,1977, с.125.

совпадение или же дублирование наименований китайских богов и героев с именами и должностными обязанностями (функциями) древних правителей и “чиновников”. Отсюда такое характерное для Китая явление, как теофорное происхождение обозначения целого ряда общественных обязанностей12.

Отмеченную специфику китайской историографической традиции необходимо учитывать при изучении тех сведений, которые непосредственно относятся к формированию начатков чиновно-административной системы в легендарные периоды Трех властителей и Пяти императоров. Традиция повествует, что “чиновники” существовали уже во времена Фу-си и именовались “драконовыми управителями” (лун ши)13. Применительно ко временам правления Нюй-гуа называется сановник, обязанностью которого было ведать наказаниями.

При этом сообщается, что на этот пост был выдвинут один из “чжухоу” (буквально: “все [носящие титул] хоу”)14. Этот термин имеет собирательный характер и в последующем обозначал различного положения владетельную знать, обладавшую какими-либо административными правами в пределах того или иного района (территории)15. Здесь нашло свое отражение такое характерное для ранних стадий государственности явление, как сохранение дробной субструктуры в рамках формирующегося политического единства, а именно - сохранение властных полномочий глав отдельных родоплеменных коллективов наряду с выделением верховного вождя достаточно крупного конгломерата подобных объединений.

Называется и имя выдвиженца - Гун-гун. Мифологическое сказание сопрягает его имя с первой попыткой захватить престол военной силой, а также со связанным с этим крушением мироустроения и неким подобием всемирного потопа16.

Во времена Шэнь-нуна также упоминаются “чиновники”, названия должностей которых включали, по воле государя, слово “огонь”17. При наследниках Шэнь-нуна опять-таки отмечается существование “чжухоу”, которые вышли из-под контроля единодержавного властителя, вели междоусобные войны и притесняли народ18.

При Хуан-ди упоминаются не только “чжухоу”, но и разнообразные чиновники (бай гуань), а также двое (левый и правый, т.е. старший и младший) “великих правителей”. Их обязанностью было “наблюдать за всеми владениями”, то есть контролировать власть на местах. Для наименования должностей “всех чиновников”, согласно легенде, тогда использовался термин “облачные управители”(юньши), что объясняется увиденным Хуан-ди небесным знамением.

Именовавшийся “синим облаком” ведал церемониалом, “красное облако” - военными делами, “белое облако” - судопроизводством, “черное облако” - общественными работами19. Вероятное рационалистическое объяснение См. подробнее: Э.М.Яншина, цит.соч., с.124-129.

Сыма Цянь. Исторические записки. Т.1, с.345.

Сыма Цянь. Цит.пр., с.346.

Подробнее о термине “чжухоу”, его значениях и вариантах перевода см. в комментариях к вышеупомянутому переводу “Исторических записок” Сыма Цяня (Т.1, с.223).

Сыма Цянь. Исторические записки. Т.1, с.346.

Там же, с.346.

Там же, с.133.

Сыма Цянь. Цит.пр., с.134, 226.

“облачной” символики следует искать в распространенном переносном значении слова “облака” в китайском языке - “высокий, высший”, благодаря чему термин “облачные управители” можно переводить как “высшие чиновники”20. Если цветовая символика здесь отражает глубинные пласты мистического сознания древних китайцев и связана с мантической практикой21, то распределение обязанностей “облачных управителей” почти полностью аналогично функциям появившихся гораздо позже, уже в императорском Китае, Шести Ведомств (отсутствует лишь функция аттестации чиновников, осуществлявшаяся Ведомством Чинов, а землеустройство превращается в налогово-финансовую службу). Таким образом, здесь просматриваются и определенные древнейшие истоки, и явная модернизация - перенесение реальных, но более поздних по времени институтов в доисторический легендарный период. Интересно отметить, что термин “облачные управители” как бы продолжает и замыкает ряд необычных чиновников - “драконовых управителей” времен Фу-си и “огненных чиновников” времен Шэнь-нуна. В этом проявилась определенная мистификация нарождающихся администраторов легендарной традицией.

Кроме того, со временами легендарного Хуан-ди связывается и первое упоминание о персональных служебных назначениях: сообщается, что он назначил “управлять народом” неких Фэн-хоу, Ли-шу, Чан-сяня и Да-хуна. Конкретное содержание данного “управления” не раскрывается. Предание связывает перечисленные имена с ближайшими помощниками Хуан-ди, но вместе с тем они упоминаются и как авторы различных трактатов периода Хань (II - I вв. до н.э.)22. С деятельностью Хуан-ди сопрягается и пожалование владений некоторым сыновьям23.

Упоминания о “чиновниках и помощниках” не мешают легендарной традиции сводить весь процесс “мудрого управления” народом к персональной деятельности самого властителя. Хуан-ди приписывается слежение за своевременностью полевых работ, посадкой полезных деревьев, разведением животных и птиц, правильностью астрономических наблюдений и календарных исчислений, добычей строительных материалов, металлов и драгоценностей, бережным отношением к используемым ресурсам, что лишний раз свидетельствует о мифичности данного персонажа24.

Один из последующих Пяти императоров - правитель Яо поручил своим легендарным помощникам Си и Хэ определять необходимые сроки сельскохозяйственных работ, исходя из наблюдения за небесными светилами.

Аналогичные обязанности были возложены еще на четырех человек - Си-чжуна, Си-шу, Хэ-чжуна и Хэ-шу, посланных соответственно в восточную, южную, западную и северную часть подвластных Яо земель. Результатом их деятельности называется создание совершенного календарного цикла, что облегчало деятельность “всех чиновников” по управлению народом. Упоминаются также Большой китайско-русский словарь. Т.4. М.,1984, с.971-972.

См. термин “у юнь” - “пять цветов облаков” в “Полном китайско-русском словаре” /под ред.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.