WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
БОКЩАНИН А.А.

СЛОЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННО-АДМИНИСТРАТИВНЫХ ИНСТИТУТОВ В КИТАЕ (ЭПОХА ШАН-ИНЬ, XVI - СЕРЕДИНА XI ВВ. ДО Н.Э.) По уточнённым датировкам с XVI в. до н.э. можно говорить о существовании на Северо-Китайской равнине вполне реального, подтверждённого как письменными, так и археологическими данными государственного образования. В его основе лежало объединение племён во главе с племенем Шан, и соответственно оно получило в исторической традиции название Шан, а позднее - ещё одно наименование Инь. Традиционное китайское историописание включало государство Шан в общую схему, где оно рассматривалось как один из этапов развития китайского общества в цепи предшествующих, якобы существовавших ранее государственных образований - мифических владений Трёх властителей и Пяти императоров и легендарной династии Ся. Поэтому во многих древнекитайских текстах, составлявшихся спустя несколько столетий после падения Шан, содержится известный налёт идеализации и мифологизации данного вполне достоверного исторического периода. Относя последний к “золотому веку”, древнекитайские, а вслед за ними и более поздние авторы рисовали идеализированную картину состояния государственно-административных порядков, в равной мере распространявшуюся и на время легендарного прошлого, и на времена Шан. В качестве примера можно привести следующий отрывок из канонизированного “Шу цзина”: “Прежние государи были в состоянии соблюдать наставления Неба, сановники были в состоянии пользоваться установленными правилами. Различные чиновники совершенствовались в помощи [правителю]...

Каждый год [с наступлением] первого месяца весны глашатаи оповещали [об этом] людей на улицах с помощью колокольцев с деревянным языком. Чиновники - все [блюли положенные] правила, советники государя1 достигли совершенства в увещеваниях. Для тех, кто недобросовестно исполнял [свой долг], в стране были установлены наказания”2.

Связь государства Шан с легендарным периодом китайской истории прослеживается и в приобщении предков шанских правителей к роду мифологического героя - государя Хуан-ди. По преданию, предки основателя династии Шан Чэн Тана (Тянь-и) вели начало от “императора” Ку, который, в свою очередь происходил от одного из сыновей Хуан-ди3. В равной мере к потомкам Хуан-ди по традиции относились легендарные правители Яо и Шунь, государи В тексте употреблен иероглиф “гун” - “работник, ремесленник, мастеровой”, но по смыслу фразы в данном случае сокращенно передается бином “цзянь гун” - “советник государя”, ибо именно иероглиф “цзянь” - “увещевать” употреблен для характеристики деятельности отмеченных “гун”.

Шу цзин. (Книга документов). - Сы шу у цзин (Четверокнижье и Пять Канонов). Т. 1. Пекин, 1989, с. 41.

Сыма Цзянь. Исторические записки / Пер. Р.В. Вяткина и В.С. Таскина/. Т. 1. М., 1972, с. 166.

династии Ся, а также вполне реальные властители из сменившего шанских владык дома Чжоу. Здесь, несомненно, прослеживается стремление последующей исторической традиции закрепить законность права на власть всех перечисленных правителей. Имя Ку встречается в шанской эпиграфике - на гадательных костях и панцирях черепах - как почитаемого первопредка, которому приносились жертвоприношения4. В письменных же источниках оно упоминается наряду с иными божествами5. Иначе говоря, здесь прослеживается сакрализация первопредка, отразившая истоки культа предков, столь характерного для всей последующей духовной жизни китайского народа. Связь с легендарной традицией выступает в письменных источниках весьма зримо: вслед за сыном Ку-Се, получившим владение Шан, перечисляется стройная генеалогическая линия последующих властителей этого владения вплоть до упомянутого Чэн Тана6. При этом в именах данных властителей встречаются иероглифы, обозначавшие различные природные явления. Деятельность же некоторых из предков Чэн Тана сопрягается с героико-хозяйственными инновациями, а также с исполнением чиновно-должностных обязанностей при мифологизированных правителях Яо и Шуне7. И то, и другое свидетельствует о легендарном характере упомянутой родословной, хотя историчность личности самого Чэн Тана вряд ли подлежит сомнению.

Всё сказанное выше приведено в качестве примера того, что письменные данные древнекитайских источников о периоде Шан в целом и государственноадминистративном строе того времени в частности требуют определённого критического подхода. Именно в этом ключе следует воспринимать сведения о возвышении династии Шан на исторической арене, как о военном противостоянии двух государственных образований, завершившемся победой Шан над Ся, что, однако, не повлекло отстранения сяской аристократии от её прежней административной службы8. Однако сам факт столкновения интересов племён Ся и Шан в борьбе за преобладание в районе нижнего течения реки Хуанхэ современными историками признаётся вполне возможным.

Следует также иметь в виду, что данные археологических изысканий свидетельствуют о весьма заметных различиях между культурой, которую можно относить к раннему периоду существования государства Шан, и реалиями позднешанского времени. Первая представлена раннебронзовой культурой эрлитоу-эрлиганского археологического комплекса (в уезде Яньши и близ г.

Чжэньчжоу в современной провинции Хэнань), вторые - аньянским комплексом (близ г. Аньян в той же провинции). Косвенные свидетельства упомянутых различий можно проследить и по письменным источникам. В частности, упоминается, что первоначально ставка шанских правителей неоднократно перемещалась с места на место, в чём можно усмотреть реминисценции полукочевого образа жизни ранних шанцев. Особенно подробно описывается Фань Вэньлань. Древняя история Китая. М., 1958, с. 26.

Ли цзи (Записки о нормах поведения). - Сы шу у цзин (Четверокнижье и Пять Канонов). Т. 2.

Пекин, 1989, цз. 23, с. 252.

Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 1. с. 166-167.

Фань Вэньлань. Древняя история Китая, с. 45-46.

Там же, с. 46-47.

подобное переселение во времена властителя Пань-гэна (предположительно на рубеже XIV-XIII вв. до н.э.)9. При этом деятельность Пань-гэна связывается исторической традицией с неким “возрождением” пришедшего ранее в упадок государства, что отразилось даже в изменении его названия - с этого времени наряду с Шан употребляется название Инь10. Аньянский же период, наступающий спустя не очень длительное время после Пань-гэна (предположительно в 30-х годах XIII в. до н.э.), характеризуется стабильной оседлостью, заметным ростом поселений городского типа - “и”. В этой связи высказываются даже предположения, что основавшиеся здесь шанцы несколько (хотя и не радикально) отличались от своих предшественников - обитателей эрлитоу-эрлиганского комплекса11. Однако интересующие нас сведения о государственноадминистративных структурах даются в письменных памятниках применительно ко всему периоду Шан-Инь в целом. Скорее всего эти сведения отражают именно позднюю стадию шан-иньского государства и общества, то есть имеются основания предполагать, что отмеченные в письменных источниках структуры сложились в результате эволюции, имевшей место в раннешанский период, датируемый XVI-XIV вв. до н.э. Тем не менее, отмеченные различия несомненно следует учитывать при определении общих параметров шан-иньской цивилизации, ибо это имеет непосредственное отношение к характеристике существовавших тогда государственно-административных порядков.

Государственное образование Шан-Инь представляло собой объединение различных племён вокруг собственно шанцев и их территории. Это объединение обозначалось иероглифами “бан” - “страна” и реже “го” - “государство”. Иногда в целях самовозвеличивания к обоим названным компонентам добавлялось определение “да” - “большой, старший, главный, могущественный”12. В письменных памятниках, в частности в “Шу цзине”, термин “бан” встречается в самых различных вариациях-сочетаниях: “цзюэ бан” - эта страна, “во бан” - наша страна, “чжэнь бан” - моя страна (только от имени государя), “эр бан” - твоя или же ваша страна, “вань бан” - множество стран, “бан цзюнь” - правитель страны, “цзя бан” -семьи (кланы) и страна13. Различные племена, как подконтрольные шанскому владыке, так и не подчинявшиеся ему обозначались термином “фан”, собирательно - “вань фан”, избирательно с соответствующим названием, например Жэнь-фан, Юй-фан, Цзюань-фан и т.д. Вожди этих племен обозначались терминами “фан-бо” или же “бан-бо”.

Ввиду неоднородности государственного образования Шан, различна была и формировавшаяся здесь структура управления. Достаточно четко различаются две зоны - внутренняя (“нэй фу”), непосредственно подконтрольная шанскому властителю, и внешняя (“вай фу”), управляемая через посредство местной Шу цзин, с. 53-58.

Фань Вэньлань. Древняя история Китая, с. 47.

Васильев Л.С. Древний Китай. М., 1995, с. 167, 169. В описанном аспекте интересна также и характеристика Л.С.Васильевым доаньянской фазы развития государственности в Шан как “простое чифдом” (вождество), а аньянского периода - как “составное (то есть сложное - А.Б.) чифдом” (Васильев Л.С. Проблемы генезиса китайского государства. М., 1983, с. 97).

Фань Вэньлань. Древняя история Китая, с. 57.

Шу цзин, с. 44, 47, 48, 51, 55, 57, 58, 63.

племенной верхушки. Шанский государь именовался термином “ван”, иногда (реже) “ди”. Имелось представление о его “единственности”, то есть неповторимой возвышенности его власти, что закреплялось сакрализацией исполняемых им функций. Вместе с тем, поскольку шан-иньское общество, по сути, являлось разросшимся родоплеменным объединением, первенствующую роль в управлении играл не только сам ван, но и весь его клан, возвысившийся над прочими клановыми ячейками. Родичи вана имели самое непосредственное отношение к выполнению административно-должностных функций, управлению теми или иными территориями, входившими в состав объединения. От них вели происхождение побочные ветви правящего клана, сохранявшие определенные действенные или же потенциальные властные полномочия и привилегии и формировавшие собой слой наследственной аристократии. Письменная традиция определяет функции родичей вана как “помощь в делах управления”. Конкретно это могло выражаться в командовании войсками в предпринимаемых походах, проведении ритуальных действ (жертвоприношений и т.п.), осуществлении надзора за сельскохозяйственными угодьями, регулировании взаимоотношений с вождями подчинённых племён и т.д. Здесь могли действовать не только сыновья, младшие братья и более отдалённые родственники по мужской линии, но и родичи по женской линии и даже жёны ванов. В частности, известно, что одна из жён властителя У-Дина по имени Хао показала себя удачливым полководцем. Зятья ванов часто исполняли обязанности командиров дворцовой охраны или возглавляли посланцев к подвластным племенным вождям14.

Исполнявшие административные обязанности родичи вана именовались просто “сын” (цзы), “жена” (фу), но в некоторых случаях могли получать и определенные звания или же посты, как например “фу ши” - старший наставник, “шао ши” - младший наставник. Промежуточными между терминами родства и служебными можно считать наименование зятьёв вана – “я”.

Отмеченная тесная связь между системой родства и администрированием не представляется чем-либо специфическим в свете преобладающей роли родовых, клановых коллективов в структуре шан-иньского общества. Это явление не выглядит исключительным и в сопоставлении с ранними этапами государственности в других цивилизациях древнего мира. Важно только отметить, что подобная связь неминуемо накладывала отпечаток известной архаичности и примитивности на зарождавшийся в государстве Шан-Инь административный аппарат.

К этому следует добавить, что в отмеченный период, особенно на ранних этапах существования шанского общества, система родства ещё не имела характерных для последующих времён в Китае чётких критериев. В частности, основные и побочные ветви родства ещё не сильно различались: братьев отца могли называть отцами, а всех жён отца - матерью. Первоначально не было и чёткого порядка престолонаследия: власть вана переходила либо к сыновьям, либо к братьям. Лишь после Пань-Гэна устанавливается как устоявшийся порядок Цзо Яньдун. Чжунго чжэнчжи чжиду ши (История политического строя Китая). Ханчжоу, 1989, с.

43; Чэнь Цзяянь, Цзо Яньдун. Гудай гуаньчжи цунхэн тань (Всесторонние беседы о системе управления в древности). Пекин, 1989, с. 173.

передачи власти от отца к сыну15.

Упомянутая выше сакрализация вана давала ему весомые преимущества над всеми иными причастными к власти. В частности, именно вану принадлежало решающее слово в толковании результатов мантической практики (гаданий с помощью вопросов к высшим силам), сопровождающей в те времена все скольконибудь значимые намерения и действия в процессе управления. По мнению некоторых китайских исследователей, такую специфическую форму решения государственных дел можно назвать определяющей для периода Шан. При этом немалое влияние на точку зрения самого вана должно было оказывать мнение (или же подсказка) жрецов, призванных осуществлять отмеченные гадания16. Таким образом, отмеченная практика, возвышая вана с одной стороны, несколько ограничивала его власть - с другой.

Имеется достаточное количество сведений, позволяющих сделать заключение, что весьма значительную роль в деле управления во времена Шан-Инь играли выбираемые непосредственно ванами и приближаемые ими к себе советники или же помощники. Первыми из них называются “левый” и “правый” советники основателя династии Чэн Тана И-инь и Чжун-хуэй. Их влияние было несоразмерно, роль основного советника играл И-инь. Традиция сохранила предание о неординарном пути этого человека к вершинам власти. Он называется выходцем из невольников, который прославился своими кулинарными способностями. Прислуживая женщине из рода Шэн, которая попала затем в гарем к Чэн Тану, он вместе с ней оказался при дворе. Здесь, освоив ремесло заклинателя, связанное с отмеченной выше мантической практикой, он вошёл в доверие государя и получил ряд высоких должностей. Через какое-то время в его руках сосредоточилось реальное управление страной, так как Чэн Тан, по свидетельству автора первой всеобъемлющей истории Китая Сыма Цяня, “поручил ему управление делами государства”17.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.