WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 52 |

Напрашивается и другой вопрос. Коль скоро бакалавр, специалист, магистр обучаются по отличающимся (пусть даже в незначительной степени) образовательным программам, это должно находить отражение в их дальнейшей трудовой реализации.

Следовательно, в тарифно-квалификационных справочниках, если признавать их легитимность (а они длительное время были для работодателей важными нормативными актами), должны быть указаны соответствующие предпочтения, что будет юридически означать ранжирование дипломов о ВПО. Минтруд совместно с Минобразованием России подготовил необходимые разъяснения.Однако возникает опасение, не будет ли это в конечном счете рассматриваться как определенная дискриминация при трудоустройстве, нарушающая конституционную свободу труда. Ведь, Постановление от 20.02.2002 г. №14 «О внесении дополнения в Приложение № 2 к постановлению Минтруда России от 6.06. 1996 г. № «Об утверждении разрядов оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик (требований) по общеотраслевым должностям служащих»».

строго говоря, не только документ о ВПО определяет деловые качества работника. А какие-либо ограничения прав или установление преимуществ, не связанные с деловыми качествами, рассматриваются как необоснованный отказ в заключении трудового договора (ст. ТК РФ).

Кроме того, в условиях рынка и отсутствия государственного распределения образование становится ценностью само по себе, а возможности его применения зависят от личностных и деловых качеств носителя полученных знаний, от ситуации на рынке труда в регионе, от рейтинга вуза и т.д. Выходной контроль системы завершается на стадии итоговой государственной аттестации.

Согласно закону образовательные учреждения несут ответственность только за обеспечение реализации права граждан на образование.

Дальше начинаются другие отношения, на которые образовательное законодательство не распространяется. И это еще одно следствие того, что за образовательным правом не признавали права на существование. Безусловно, должна существовать юридическая связь образования с последующей трудовой деятельностью, в том числе с карьерным ростом специалиста, и не столько по формальным критериям, сколько в виде определенных юридических гарантий реализации полученного образования.

Положительную роль в этом случае может играть государственный заказ на подготовку специалистов, другие формы целевой подготовки. Это как раз яркий пример интеграции норм образовательного и трудового права, пример комплексного воздействия на многоэтапные, длящиеся отношения в системе «личность – образование – трудовая деятельность». Только при построении такой модели становится очевидной и естественной периодическая потребность личности в обновлении знаний, получении дополнительного профессионального образования соответствующего уровня.

Особого разговора заслуживает прием в магистратуру.

Положение о магистерской подготовке предусматривало принятие вузом соответствующих правил приема. В то же время управляющий орган однозначно установил, что лица, не имеющие диплома бакалавра, должны сдавать обязательный экзамен «в объеме требований, предъявляемых к образованию бакалавра по направлению, соответствующему направлению магистратуры» (п.2.Положения). Условия приема и перечень вступительных испытаний для лиц, имеющих диплом бакалавра, устанавливал вуз.

Парадоксально, но, согласно Положению, уровень подготовки дипломированного специалиста считался недостаточным для того, чтобы быть зачисленным в магистратуру по правилам, устанавливаемым вузом. Специалист должен был подтвердить, что его знания не ниже уровня знаний бакалавра. Позиция идеологов многоуровневой подготовки понятна, однако сегодняшние реалии иные – и положение отменено. Бакалавров признают как лиц с высшим образованием, однако диплом специалиста, безусловно, котируется выше. Чтобы снять противоречия, вузы разрабатывают сопряженные индивидуальные планы, позволяющие выбирать любое продолжение образовательной траектории. Думается, вариант многоуровневой подготовки по модели «бакалавр – магистр» мог стать решением проблемы своеобразного ранжирования студентов, если бы в концепцию заложили критерии отбора абитуриентов, студентов для обучения по программе бакалавриата. Кроме того, должен был быть установлен и выходной контроль конкурсного характера, с тем чтобы определить дальнейший путь бакалавра: в магистры, если есть склонности и способности к исследовательской работе, в специалисты – если есть желание и возможности продолжения обучения, на рынок труда – если успеваемость низкая.

Анализ уставов вузов свидетельствует о том, что пока, при существующей нормативной базе, бакалавр имеет право продолжения образования по программам специалиста или магистра без особых «вступительных» трудностей. В настоящее время в связи с отменой указанного Положения все эти вопросы отданы в ведение вузов, за исключением итоговой государственной аттестации, которая регламентируется общим положением для всех выпускников, завершающих образовательные программы ВПО.Известные особенности, обусловленные спецификой содержания, присущи высшему медицинскому и фармацевтическому образованию, которое в обязательном порядке включает в себя так называемую первичную годичную послевузовскую подготовку (интернатуру), которая с учетом ее обязательного характера должна рассматриваться как элемент основной образовательной программы Положение об итоговой государственной аттестации выпускников вузов РФ. – Утв. приказом Минобразования России от 25.03.2003 г. № 1155.

(п.7 ст.6 ФЗ «О ВППО»): все дополнительные и послевузовские программы могут быть только добровольными. Очевидно, что стандарт медицинского, фармацевтического образования может отличаться и сроками, и содержанием от иных специальностей. И потому непонятно, что заставило кураторов этих образовательных профессиональных программ настаивать на послевузовском характере интернатуры, рассматривая интернов как слушателей.

ФЗ «О ВППО» закрепляет право студентов осваивать любые другие учебные дисциплины в этом или другом вузе, что также соответствует международным образцам.544 Однако в российских условиях оно поглощается, как отмечалось, правом на участие в формировании содержания своего образования. Следует уточнить, однако, что это право реализуется главным образом на платной основе. При этом студент на параллельной образовательной программе становится слушателем. Можно развить эту идею указанием на альтернативную и более дешевую возможность получения документов о дополнительном профессиональном образовании, таких, как диплом о профессиональной переподготовке или о дополнительном к высшему профессиональном образовании.Право студента на участие в формировании содержания своего обучения как вариант его академической свободы может быть реализовано также путем перехода из одного образовательного учреждения в другое. Студентам гарантируется свобода перехода (п.ст.16 ФЗ «О ВППО»). И сам порядок перевода студентов из одного вуза в другой стал гораздо более демократичным.546 Фактически теперь уравнены возможности студентов государственных и негосударственных вузов: из любого вуза – государственного, негосударственного, аккредитованного или неаккредитованного – при См. федеральный закон Австрии об организации университетов и обучении в университетах, закон о высшем образовании и научных исследованиях Нидерландов// Законодательство об образовании. Т.3. С. 288; и др.

Положение о порядке и условиях профессиональной переподготовки специалистов. – Утв. приказом Минобразования России от 6.09.2000 г.

№ 2571; Инструктивное письмо Минобразования России от 15.05.2000 г.

№ 14-55-341ин/15 «О порядке присвоения дополнительных квалификаций студентам вузов»; и др.

Порядок перевода студентов из одного высшего учебного заведения РФ в другое. – Утв. приказом Минобразования России от 24.02.1998 г. № 501.

наличии вакантных мест можно перевестись в любой вуз без ограничений (с точки зрения юридической возможности перевода).

Предполагается, что вуз в состоянии обеспечить заявленные образовательные программы в соответствии с лицензией. Однако в случае если вуз прекращает свою деятельность, студенты должны быть переведены в другие вузы (п. 18 ст. 50 закона РФ «Об образовании»). Схожую норму содержит, к примеру, закон Нидерландов «О высшем образовании и научных исследованиях» (§ 7.34): если администрация учебного заведения принимает решение закрыть учебную программу, то она определяет дату вступления в силу данного решения, чтобы зачисленные на эту программу студенты могли в приемлемый срок завершить обучение по программе в том же учебном заведении или в другом.Не заявленное впрямую, должно быть названо право гражданина, а затем и студента на выбор формы обучения. Именно многообразие форм образования позволяет гражданам с различными возможностями, независимо от места нахождения образовательного учреждения реализовать свое конституционное право на ВПО. Форма обучения может быть очная, очно-заочная, заочная, в форме экстерната. Выбор может быть сделан при поступлении, также возможно изменение формы в процессе учебы.

Особого внимания заслуживает стремительно распространяющееся дистанционное образование. Его востребованность и дискуссионный характер требуют незамедлительного реагирования в законе. И в этом случае речь идет не просто о новой форме обучения, но о новом типе отношений «преподаватель – студент»,548 что, в свою очередь, также должно повлечь за собой и необходимые изменения в статусе студента. В настоящее время действует утвержденная Минобразованием России Методика применения дистанционных образовательных технологий, закон РФ «Об образовании» упоминает о дистанционном образовании пока только в разрезе лицензирования и финансирования (ст. 33, 41).

Представляется безусловно важным право представлять свои работы для публикации, в том числе в изданиях вузов. Вероятно, его гарантией должны служить издательские возможности вуза. Однако Законодательство об образовании. Т.3. С. 287.

Материалы Международной конференции по открытому образованию в Москве 26.06.2002 г.

если таковые у вуза есть, то он сам заинтересован в «публицистической» активности студентов. Если же студент обращается к сторонним изданиям, возможность публикации зависит от качества статьи, ее издание не гарантируется. В то же время нет проблем с опубликованием работ в различных оплачиваемых авторами сборниках, в том числе межвузовских. Не случайно в зарубежном законодательстве об образовании это право специально не выделяется: оно должно сопровождаться обязанностью вуза и государства содействовать его реализации – через развитие и обеспечение издательской деятельности образовательных учреждений, посредством издания и финансирования регулярных студенческих сборников и специализированных журналов.

Возможность реализации этого права очень важна: кроме того, что эта норма подчеркивает единство образовательного и научного процесса, для студентов это хороший показатель для получения именных стипендий, стипендии Президента РФ для обучения за рубежом, поступления в аспирантуру и т.п. Наконец, в процессе написания статьи студент учится логике, умению формулировать свои мысли и т.п., формирует навыки научного творчества, то есть это хорошая форма обучения, использование которой следовало бы вменять в обязанность преподавателям наряду с лекциями, семинарами и другими формами обучения. Таким образом, это право должно быть усилено обязанностью вуза содействовать научноиздательской активности студентов.

В содержании образовательных программ и лекционных курсов в государственных и муниципальных вузах должен отражаться принцип светского характера образования, что можно сформулировать как соответствующее право студентов. Представляется важным остановиться на этом вопросе с учетом наличия множества конфессий и религиозных объединений в России, международных образцов и возникающих проблем. Исследование процессов и тенденций развития светскости государства и его понимания на примере России и Франции позволяет сделать вывод о том, что динамика формирования, становления и развития светскости, динамика появления и решения соответствующих правовых проблем в этих странах имеют схожую логику и содержание, хотя есть и определенный временной сдвиг.549 Во Франции в настоящее время это вопрос общегосударственного значения, его обсуждают на государственном уровне. В России он также актуализировался.

Строго говоря, в законе о высшем образовании Франции, как и в законе РФ «Об образовании», содержится лишь одна статья о светскости образования в вузах (ст. 3 закона), в основном сейчас обсуждаются итоги работы специальной комиссии - так называемый доклад Комиссии Бернара Стази.550 Думается, в свете отмеченных тенденций было бы целесообразно отразить право студентов на получение светского образования в государственных и муниципальных вузах либо на обучение в соответствии со своими религиозными убеждениями в иных вузах.

Наконец, необходимо остановиться на следующем принципиальном моменте. В действующем российском законодательстве и иных нормативных актах об образовании практически не регламентируются права студента в организации учебного процесса в вузе. Считается, что эти вопросы находятся в компетенции вузов, поскольку охватываются понятием вузовской автономии и академических свобод. Однако они принципиальны для любого студента и заслуживают единообразного решения, требуют законодательного образца. Современные вузовские уставы схожи по содержанию и базируются на нормах ФЗ «О ВППО» и Типового положения о вузе. Стремление Минобразования России к унификации вузовских уставов путем безоговорочного полномасштабного дублирования норм действующего законодательства об образовании имеет и положительные, и отрицательные моменты. С одной стороны, хотя бы благодаря уставу и администрация, и обучающиеся вузов получат возможность узнать права и обязанности членов сложного коллективного образования, компетенцию самого образовательного учреждения, так как далеко не всем и не всегда доступна нормативная база образования, иным просто недосуг с ней знакомиться. С другой стороны, это очевидное стремление к минимизации вузовской демократии, в том числе в части дополнения статуса участников образовательных отношений, его индивидуализации с учетом отличий конкретного вуза. По опыту своего взаимодействия с См. Понкин И.В. Правовые основы светскости государства и образования во Франции//Право и образование. 2004. № 2. С. 85–96.

Понкин И.В. Указ. соч.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.