WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 52 |

дублирование норм федерального законодательства; наличие декларативных, не обеспеченных экономическими, юридическими и иными гарантиями норм; большое число законотворческих ошибок и др. В то же время нельзя согласиться с его мнением о недостаточной законотворческой активности органов представительной власти субъектов федерации. Признавая справедливой критику концепции «правовой системы» субъектов федерации,378 отметим тем не менее объективную необходимость регионального регулирования, в том числе с позиций цивилизованного федерализма.

Регионы могли бы принять на себя роль экспериментальной площадки по отработке законов и иных нормативных актов, Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Татарстан от 22.06.1993 г. по вопросам собственности. Мы подробно рассматривали эту проблему в публикациях.

Дудко И.Г. К вопросу о «правовой системе» субъектов РФ//Государство и право. 2003. № 9. С.96–99.

актуальных для федерации в целом. К примеру, в настоящее время в Республике Татарстан подготовлен проект закона РТ «О дополнительном профессиональном образовании», который должен, по мнению его разработчиков, восполнить пробелы образовательного законодательства в этой части. Ему предшествовали специальные постановления Кабинета Министров Республики Татарстан.379 В случае успеха эксперимента опыт региона будет распространен по федерации.Конституционно-правовые и административные договоры и соглашения381 также становятся источниками образовательного законодательства. Они могут заключаться между федерацией и ее субъектами, между субъектами федерации, а также между органами исполнительной власти либо местного самоуправления и вузами.

Примерами могут служить, наряду с вышеупомянутым Договором между Россией и Татарстаном, соглашение между Правительством РФ и Правительством РТ в области высшего образования от 5.06.1993 г., договоры между центральным (федеральным) органом управления образованием и подведомственными вузами, учреждениями повышения квалификации (однако правовая природа договоров между учредителем и образовательным учреждением пока не очень ясна, и, что самое главное, неочевидна необходимость, целесообразность подобных договоров);382 договор об имущественном обеспечении Постановления Кабинета Министров Республики Татарстан № 85 от 24.02.2004г. «О государственном заказе на дополнительное профессиональное образование в Республике Татарстан» и № 100 от 4.03.2004 г. «Об участии предприятий и учреждений Республики Татарстан в эксперименте по разработке региональной модели системы дополнительного профессионального образования».

См.: Дьяконов С.Г., Иванов В.Г., Овсиенко Л.В. Дополнительное образование – новые возможности//Высшее образование в России. 2003. № 2.

С. 3–13; Иванов В.Г. Новый этап в развитии системы дополнительного профессионального образования Республики Татарстан//Служебная лестница.

2004. № 4. С. 16–19.

См. подробнее об этой терминологии: Черепанов В.А. Договор в конституционном праве РФ//Государство и право. 2004. № 8. С. 19–26; см.

также: Бахрах Д.Н. Административное право России. С.40; Демин А.А.

Административное право РФ. С. 134–136.

Приказ Минобразования России от 22.06.2000 г. № 1863 «Об утверждении примерной формы договора между Министерством образования РФ и подведомственным образовательным учреждением ВПО»; Типовой деятельности государственных вузов в РТ (21.04.1995 г.), Соглашение о разграничении компетенции и полномочий между Госкомвузом РФ и Правительством Удмуртской Республики от 14.04.1994 г., Соглашение между Правительством Чувашской Республики, Комитетом по высшей школе Миннауки, Министерством образования РФ, Академией наук Чувашской Республики от 11.09.1992 г. и др.На определенном этапе развития новой российской государственности они сыграли важное позитивное значение в упорядочении внутрифедеративных отношений. Сегодня в системе образования заключаются также договоры между соучредителями вуза,384 договоры между вузами и органами местного самоуправления о взаимодействии в соответствии с п.3 ст. 44 закона РФ «Об образовании». Отмечаются и отрицательные стороны этого процесса:

противоборство центра и мест, противоречие между нормативными актами и судебной практикой разных уровней, поощрение правового нигилизма. Эти проблемы неоднократно обсуждались и политиками, и учеными.Ряд нормативных договоров в области образования межправительственного уровня, обусловленный распадом СССР, уже относится к разряду актов международного права (мы вернемся к ним чуть ниже).Еще не закреплены должным образом в действующем законодательстве об образовании процессы, обусловленные договор между федеральным органом исполнительной власти (учредителем) и образовательным учреждением ДПО (повышения квалификации специалистов). – Письмо Госкомвуза России от 16.10.1995 г. №18-34192ин/18-10//Бюллетень Минобразования России. 1995. №2. С.19.

См.: Комментарий к закону РФ «Об образовании». С. 408–468.

См., например, договор между Минобразованием РФ и Госкомимуществом РТ – соучредителями КГТУ от 15.04.1998 г. //Казанский государственный технологический университет – университетский комплекс как единое юридическое лицо. С. 12.

См., например: Систематизация законодательства в РФ//Под ред. А. С.

Пиголкина. СПб: Юрид. центр «Пресс», 2003. С. 25–26, 139–141.

Можно назвать, к примеру, Соглашение между Правительствами Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации от 24.11.1999 г. «О взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях».

Ряд подобных соглашений был также заключен с участием Молдовы, Таджикистана и др.

существованием конфедерации СНГ. В соответствии с указом Президента РФ от 13.06.1996 г. № 902 «О поддержке Российской Федерацией интеграционных процессов в области образования в СНГ» 17 января 1997 г. было подписано Соглашение о сотрудничестве по формированию единого (общего) образовательного пространства СНГ,387 в качестве приложения к нему принято Положение о Совете по сотрудничеству в области образования государств–участников СНГ;

решением Совета глав правительств СНГ утверждена Концепция формирования единого (общего) образовательного пространства СНГ.

Эти документы положили начало работе по формированию единого (общего) образовательного пространства СНГ. Их практическая реализация предполагает разработку ряда модельных законодательных актов, регулирующих отношения в сфере образования. Постановлением Межпарламентской ассамблеи государств–участников СНГ от 3.04.1999 г. №13-8 принят модельный закон «Об образовании», который является правовой основой регулирования, координации политики и практической деятельности в области образования государств–участников СНГ. Он разработан на базе модельного закона «Об образовании» Межпарламентского комитета Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации, принятого 11.10.1997 г.

(постановление № 4-11), чем обеспечена его преемственность.

Впоследствии постоянная комиссия Межпарламентской ассамблеи по вопросам культуры, науки, образования и информации постановлением от 14.03.1998 г. №4 сочла целесообразным разработать Модельный образовательный кодекс для государств– участников СНГ на базе модельного закона Межпарламентского комитета «Об образовании».

Как отмечалось выше, рабочая группа приостановила разработку Модельного образовательного кодекса для государств– участников. Кроме названных ранее национальных законов, странами СНГ должен быть принят ряд нормативных актов, имеющих межгосударственный статус и направленных на реализацию Соглашения о сотрудничестве по формированию единого (общего) образовательного пространства, такие, как Конвенция о признании и эквивалентности документов государственного образца об образовании, ученых степенях и званиях, соглашения о См., например: Шкатулла В.И. Образовательное право. С. 518–524.

сотрудничестве по различным аспектам в сфере образования государств–участников СНГ и т.д. Таким образом, интеграционные процессы в сфере образования в странах СНГ также предполагают вначале развитие и совершенствование национального законодательства и всей нормативной базы системы образования.

Причем, согласно экспертным оценкам, необходимая законодательная и нормативная база в сфере образования может быть создана за 4–лет. Некоторые результаты работы в этом направлении докладывались в декабре 2003 г. на традиционной конференции по вопросам образовательного права.Меняющаяся позиция государства по отношению к управляемым объектам, отход от директивного управления, критическое отношение к ведомственному нормотворчеству, возврат к оценке вузов как автономных образовательных учреждений позволили расширить степень самостоятельности вузов как участников образовательных отношений в регулировании вопросов собственной жизнедеятельности. И сегодня для них важное значение имеет локальное нормотворчество. Эта позиция закреплена и в законодательстве об образовании, где содержится достаточно много отсылок к уставу вуза, определяется его компетенция в регулировании тех или иных вопросов вузовской жизнедеятельности в рамках автономии вуза. Вузы издают нормативные подзаконные акты, посвященные организационным внутривузовским отношениям и действующие в пределах вуза.389 Эти акты имеют сходные черты с ведомственными актами и в условиях демократизации управления, автономности вузов во многом заменяют их. Они касаются формирования органов управления вузом и других вузовских структур, порядка взаимоотношений между подразделениями, регламентации учебного процесса и научной деятельности, прав и обязанностей преподавателей, сотрудников, обучающихся и администрации, особенностей финансово-хозяйственной, в том числе предпринимательской деятельности, оказания различных платных услуг. Перечень вопросов, по которым могут быть приняты локальные См.: Материалы VIII Международной научно-практической конференции «Кодификация законодательства РФ об образовании: проблемы и перспективы». М.: Изд-во УДН, 2003.

См., например, ранее упоминавшийся сборник нормативных документов «Казанский государственный технологический университет – университетский комплекс как единое юридическое лицо».

акты, и порядок их принятия закрепляется в уставе образовательного учреждения. Локальные акты не должны противоречить уставу.

Как и в других отраслях права, особенно в праве административном390 с возрастанием роли судебной власти в РФ на регулирование образовательных отношений воздействуют акты правосудия по спорам в сфере образования. Ряд судебных решений повлек за собой изменения в действующих нормативно–правовых актах высшего образования. Так, на основании постановления Конституционного Суда от 27.12.1999 г. № 19-П было отменено возрастное ограничение для занятия должности заведующего кафедрой в вузе (п.3 ст. 20 ФЗ «О ВППО»); на основании решения Верховного Суда РФ от 1.09.1999г. (дело № ГКПИ 99-563) – пункты 38 и 71 Положения о подготовке научно–педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования в части требований документа государственного образца для поступления в аспирантуру или прикрепления в качестве соискателя.А постановление КС РФ от 21.10.1999 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца первого подпункта «А» пункта 2 статьи 24 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» в связи с запросом Советского районного суда г. Омска» заложило дополнительный аргумент в различие статуса студентов в зависимости от статуса вуза.Уникальными по своей правовой природе можно назвать такие неспецифические источники, свойственные образовательному праву, как акты государственно-общественных органов системы высшего образования. По принципиальным вопросам жизнедеятельности высшей школы принимаются решения Российского Союза ректоров, Съезда ректоров вузов, могут издаваться совместные акты федерального органа управления образованием и Российского Союза ректоров. См. подробнее: Бурков А.Л. Акты правосудия как источники административного права: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. 20 с.; Бахрах Д.Н. Административное право России. С. 40–41.

Судебная практика по спорам в сфере образования. М., 2003. Ч.1. С. 42, 123.

Там же. С. 36.

«О развитии образования в РФ». Пост. Российского Союза ректоров от 28.09.2001 г.// Образование, которое мы можем потерять. М.: Изд–во МГУ, И, наконец, структура современного законодательства об образовании включает в себя международное законодательство, прежде всего, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры.В ближайшее время в русле общих тенденций, отраженных в Концепции развития российского законодательства в целях обеспечения единого правового пространства в России, в законодательстве об образовании должно быть отражено присоединение России к Болонскому соглашению. В Соглашении заложена совершенно иная, «западная» парадигма образования, отражающая «всемирный уровень притяжения» европейской системы высшего образования, соответствующий ее «экстраординарным культурным и научным традициям». Это, в свою очередь, будет означать для российской высшей школы существенные изменения в юридической регламентации учебного процесса: принимается система, основанная на двух основных циклах – «достепенного» и «послестепенного». В систему оценки знаний вводятся кредиты и зачетные единицы трудоемкости. Отсюда – изменения в образовательных стандартах, так как, во-первых, первая ступень, завершающаяся дипломом бакалавра, по продолжительности не менее трех лет (в российском стандарте второго поколения – не менее четырех лет), во–вторых, диаметрально изменится соотношение обязательных курсов и курсов по выбору (в российском стандарте оно составляет 70% : 30%), в европейском, «болонском» – 30% : 70%.395 В2002; постановление VII съезда Российского Союза ректоров вузов «О стратегии модернизации высшего образования»; заявление VII съезда Российского Союза ректоров вузов «Россия – студентам, студенты – России» от 7.12.2002 г.//Бюллетень Минобразования России. 2003. №1. С. 6, 26;

постановление совместного заседания Коллегии Госкомвуза России и Правления Российского Союза ректоров от 28.09.1994 г. «О проблемах развития высшего образования и направлениях деятельности вузов России»;

совместное заявление «Позиция Минобразования России и Российского союза ректоров в связи с присоединением РФ к Всемирной торговой организации» от 2.06.2004г.//Поиск. 2004. Июнь; и др.

Законодательство об образовании//Документы международного права по вопросам образования. М., 2002; см. также: Шкатулла В.И.

Образовательное право. С. 518–653; Сырых В.М. Образовательное право как отрасль российского права. С. 107–111.

См. об этом: КГПУ после 17 сентября 2003 г.: новые цели и возможности //www.kspu.ru/newspaper/article.phpn=3.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.