WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 52 |

Как правило, считается, что многие вопросы могут быть решены путем увеличения количества законов, регулирующих отношения в исследуемой сфере. Рабочая группа для подготовки проекта Концепции Модельного образовательного кодекса государств–участников СНГ пришла к выводу, что отсутствие в этих странах таких законов, как законы «О дошкольном образовании и воспитании», «О начальном, основном общем и среднем (полном) общем образовании», «О начальном профессиональном образовании», «О среднем профессиональном образовании», «О дополнительном образовании», «О статусе учащегося», «О статусе работника образования» и т.д. не дает возможности разрабатывать как национальные образовательные кодексы, так и Модельный образовательный кодекс государств–участников СНГ.Однако нередко актуальные на первый взгляд, «свежие» нормативные акты только усиливают неразбериху. Так, к примеру, широко обсуждаемый в настоящее время проект федерального закона «О специализированных государственных или муниципальных некоммерческих организациях» не только концептуально, но и терминологически противоречит проекту Общей части Кодекса РФ об образовании, ГК РФ, федеральному закону «О некоммерческих организациях» и закону РФ «Об образовании». Прежде всего это касается предложенной в проекте закона новой организационноправовой формы. Использование определения «специализированная» больше свойственно профессиональной лексике, но не относится к юридическим терминам общего характера, из каковых должны См.: приказы Минобразования России «Об утверждении порядка расчета категории финансовых обязательств и оформления записи, удостоверяющей категорию ГИФО» от 26.03.2002 г. №1194 (в ред. приказа Минобразования РФ от 23.04.2003 г. № 1753) и «О развитии в 2003 г.

эксперимента по переходу на финансирование отдельных учреждений ВПО с использованием ГИФО» от 3.06. 2003 г. № 2376.

Постановление Межпарламентской Ассамблеи государств–участников СНГ от 12. 06. 2000 г. №2 «О проекте концепции модельного Образовательного кодекса для государств–участников СНГ» (Санкт– Петербург).

складываться нормы акта такого уровня. Кроме того, проект грешит множественными повторами, излишней детализацией или дублированием процедур, регламентируемых ГК РФ и иными законами: «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»,364 «О некоммерческих организациях», «Об образовании» и др.

Другая проблема становления и развития российского законодательства обусловлена тем, что приведение всего законодательства страны в логически стройную систему, устранение противоречий и несогласованности – дело сложное и длительное по времени. И если в ряде ключевых отраслей права и законодательства эта работа уже имеет свое логическое завершение, то в сфере образования она где-то в первой трети пути. Не случайно специалисты отмечают, что, к примеру, такой значимый для высшего образования документ, как Программа модернизации российского образования на период до 2010 г., «несистемно представлен в опубликованных и принятых документах, в результате чего предложенные мероприятия воспринимаются как изолированные, не объединенные общей логикой и целостным подходом».365 Справедливую критику вызывает и качество ФПРО: по мнению специалистов Минобразования России, основные проблемы системы образования отражены в ней в виде простого набора, без представления критериев или методологии их выделения (набора). В результате не ясно самое главное – направлена ли Программа на решение этих проблем или лишь учитывает их при определении программных мероприятий.366 К слову сказать, умения и техники законодателя, используемые при подготовке законов, можно обозначить как самостоятельную и очень серьезную проблему.

Поэтому, к сожалению, нередко неплохие и политически значимые решения нивелируются нечеткими законодательными формулировками.

По–прежнему актуальным остается принятие федерального закона «О дополнительном профессиональном образовании». Только такой закон может в должной мере обеспечить реализацию идеи непрерывного образования на протяжении всей жизни человека, так ФЗ от 8.08.2001 г. №129-ФЗ в ред. от 23.06.2003 г. № 76-ФЗ.

Беляков С.А., Куклин В.Ж. Цит. соч. С. 10.

См.: Кондрашов П.Е. О проекте концепции ФПРО на 2006-2010гг. // Официальные документы в образовании. 2004. №2. С. 3–15.

как два действующих закона об образовании фактически регламентируют только основное общее и профессиональное образование. Очевидно, что заключение Главного государственноправового управления Президента РФ от 30.11.2001 г. № Л6-6149, обосновавшее вето Президента РФ от 8.08.2001 г. № Пр-1436 на закон «О дополнительном образовании», принятый Государственной Думой 12.07.2001 г. и Советом Федерации – 20.07.2001 г. (постановление № 278-СФ), не учитывает ни необходимости соблюдения принципа непрерывности, ни реальных трудностей и особенностей обучения работающих граждан, безработных, военнослужащих. Как было сказано ранее, подобный закон мог бы реально обеспечить и гарантированную свободу труда, и защиту от безработицы, поскольку именно он позволяет формировать подлинную множественность профессиональных знаний специалиста, оперативно реагировать на запросы рынка, обеспечивать быструю адаптацию специалиста к новым требованиям. Учитывая обратную связь «специалист – преподаватель» при обучении по программам ДПО, можно говорить о приближении вузовского преподавателя к реальным проблемам производства и рассматривать развитие ДПО как одну из мер обеспечения реального качества ВПО. Наконец, решительным аргументом в пользу его принятия становится Болонское соглашение, в соответствии с которым в составе зачетных (кредитных) единиц могут учитываться также знания, полученные в рамках образования, «не являющегося высшим, включая обучение в течение всей жизни», то есть и через дополнительное профессиональное образование можно будет получить диплом о ВПО.Высказывалось мнение о необходимости принятия федерального закона «О негосударственном образовании в РФ».Представляется, однако, что раз разграничение образования на основе разных форм собственности образовательных учреждений могло бы только противопоставить государственное и негосударственное образование. С точки зрения интересов обучающихся в негосударственном вузе действительно было бы целесообразно более Зона европейского высшего образования. Совместное заявление европейских министров образования. г. Болонья, 19 июня 1999 г.;

см.: http://www.umo.msu.ru/conf/bolon.htm.

См.: Проблемы законотворчества в сфере науки и научной деятельности. М., 1995; Рекрут О. А. Административно–правовой статус негосударственных вузов РФ. С. 7.

подробно отразить особенности его статуса и статуса негосударственного учебного заведения при сохранении общих подходов в принципиальных вопросах процесса обучения и воспитания. Эту задачу необходимо решать в Кодексе РФ об образовании.

Ранее в литературе обращалось внимание на то, что в образовательном законодательстве более развиты правовые институты, которые регулируют управленческую деятельность, менее – те, которые должны соответствовать наиболее полному удовлетворению запросов граждан. В настоящее время этому посвящено значительное количество нормативных актов. При этом задачей первостепенной важности становится четкое определение статуса всех составляющих системы высшего образования, в том числе участников образовательных отношений (на это еще в 1985г.

указывала Г.А. Дорохова,369 отмечает это и Д. Н. Бахрах). Этот подход отражает общие настроения по поводу совершенствования административно–правовых норм: по мнению С.Д. Князева, «не будет преувеличением утверждать, что правовое регулирование прав, свобод и обязанностей граждан, а также закрепление мер их защиты от административного произвола и ведомственных злоупотреблений ставится во главу угла административно–правового регулирования, а сами граждане обретают статус ведущего субъекта административного права».370 Законодательство в условиях рыночной экономики должно особенно заботиться о личности, ее охране, защите как от стихии рынка, так и от административного произвола в различных сферах жизнедеятельности. Цитируемый автор признает, однако, что преимущественное внимание исследователей административного права сосредоточено на традиционных понятийных составляющих (государственное управление, исполнительная власть, государственная служба, административный процесс и т.п.).Правовой статус вузов, хотя и в определенном противоречии с иным законодательством, детализирован в соответствующем Типовом положении. Правовой статус научно-педагогических См.: Законодательство о народном образовании. С. 17.

Князев С.Д. Административно-правовой статус российских граждан:

структура, состояние, совершенствование//Юрист. 2003. № 12. С. 26.

Там же.

работников и обучающихся, прежде всего студентов, отчасти закрепленный в законах об образовании и в цитируемом Типовом положении, также должен быть развит в специальных нормах Кодекса РФ об образовании. С учетом разных организационных возможностей граждан в части получения высшего образования (бесплатное, с компенсацией затрат на обучение полностью или частично, в том числе за счет средств юридических лиц либо органов исполнительной власти или местного самоуправления) возможно принятие Положения о правах и обязанностях выпускников вузов, получающих бесплатное образование. Весьма символично, что именно эту проблему озвучил Президент России в послании Федеральному Собранию РФ 26 мая 2004 г.

Поскольку в настоящей работе невозможно охватить все проблемы совершенствования законодательства об образовании, мы выделяем проблему надлежащего обеспечения статуса студента.

Думается, следует прислушаться и к мнению о необходимости закона «О статусе студента»:372 проект Общей части кодекса РФ об образовании и предполагаемая структура Особенной части не дают всеобъемлющего охвата статуса главной фигуры в системе высшего образования. В то же время уже начатая работа потребует существенной корректировки в этой части с учетом изменения приоритетов в отношениях «преподаватель – студент». Потребуются и новые нормативные акты для унификации системы оценки знаний.

Ситуацию в части нормативного регулирования отношений в системе образования долгое время усугублял процесс суверенизации регионов. Поскольку образование в соответствии со ст. 71–Конституции РФ о разграничении компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами относится к вопросам совместного ведения, в систему законодательства об образовании включаются законы и иные акты, издаваемые субъектами федерации.

Мы уже останавливались на проявлениях принципа федерализма в образовании, этому посвящен ряд специальных работ и статей.373 Основа этих процессов заложена в Конституции РФ. Так, См. Бахрах Д. Н., Барабанова С.В. Правовой статус студента в РФ// Университетское управление: практика и анализ. 2003. № 3 (26). С. 94–99.

См., например: Волохова Е.Д. Указ. соч; Ермошин Г. Законодательная деятельность в образовательной сфере//Высшее образование в России. 1999.

№ 6; Принципы федерализма в законодательстве об образовании: теория и практика реализации. М., 2003. 174 с.; Сырых В.М. Введение в теорию согласно статье 72 Конституции, к совместному ведению федерации и ее субъектов отнесена защита прав и свобод человека и гражданина (в том числе, и в области высшего образования – пп. «б» п.1), общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры (пп. «е» п.1). Это, в частности, означает возможность дополнительного регулирования вопросов этой сферы путем принятия законов и иных нормативных актов в регионах. В настоящее время большие темпы увеличения объема законодательства субъектов РФ и муниципальных образований рассматриваются как «примечательная тенденция» (из Концепции развития российского законодательства в целях обеспечения единого правового пространства в России).Законы об образовании были приняты во многих субъектах федерации: в республиках Башкортостан, Бурятия, Кабардино– Балкария, Карелия, Коми, Татарстан, Алтайском и Красноярском краях, Архангельской, Владимирской, Московской, Свердловской областях и др. Принимаются также законы и нормативно–правовые акты по отдельным вопросам образования.375 Однако разработка собственной нормативно–правовой базы в регионах, в том числе и в области образования, далеко не всегда обеспечивает ее соответствие федеральному законодательству. Нередко они вторгаются в сферы, правовое регулирование которых отнесено к исключительной компетенции Российской Федерации – например, высшее и дополнительное профессиональное образование (см. ст. 5 ФЗ «О ВППО», Положение о лицензировании образовательной деятельности). В регионах принимались акты, которые повторяли нормы, действующие на федеральном уровне.376 В стремлении сформировать асимметричную федерацию отдельные регионы доходили до прямого игнорирования федерального законодательства.

К примеру, в 1995 г. в Программе развития науки и высшего образования в Республике Татарстан была запланирована подготовка ряда нормативных актов на основе Конституции РТ, закона Республики Татарстан «Об образовании» и Договора о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между образовательного права; и др.

Журн. рос. права. 2002. № 6. С.17–31.

Сырых В.М. Качество нормативно–правовых актов образовательного права. С.42.

См. об этом: Волохова Е.Д. Указ. соч. С. 17, 28.

органами государственной власти РФ и органами государственной власти РТ – и ни единой отсылки к российской нормативной базе. То же можно сказать и об упомянутом законе Республики Татарстан «Об образовании».

Отчасти это было обусловлено нечеткими формулировками договоров, подписанных с субъектами федерации о разграничении предметов ведения и компетенции. Например, в соответствующем договоре с Республикой Татарстан в ст. III, п.16 записано: «Органами государственной власти РФ и органами государственной власти Республики Татарстан совместно осуществляется координация деятельности по вопросам образования». Безусловно, этот термин не отвечает впрямую на вопрос, кто регулирует жизнедеятельность системы. Поэтому и дополнительные соглашения к договору – по вопросам собственности, в области высшего образования – противоречили друг другу в части определения вопроса, в чьем же ведении находятся федеральные вузы на территории республики.Соответственно, и закон Республики Татарстан «Об образовании» также оказался в числе актов, на которые был принесен протест прокурора республики о несоответствии их Конституции РФ.

Основные недостатки регионального законодательства об образовании достаточно традиционны, на их, в частности, указывает и В.М.

Сырых: наличие противоречий с федеральным законодательством;

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.