WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 52 |

Известно также, что правовые принципы являются основой правовых явлений и процессов, именно они выполняют роль юридических закономерностей, так как выступают идеологической, научно обоснованной формой отражения объективных законов в обществе.161 Принципы неизбежно проявляются в системе правовых отношений, и представляется очень удачным логическое построение А.А. Федорченко, согласно которому в тех случаях, когда принципы не осознаются учеными, не закрепляются прямо и непосредственно действующим законодательством, правовые нормы оказываются несовершенными, малоэффективными и не приводят к ожидаемым результатам. В то же время в обществе сохраняются устойчивые потребности, которые не получают требуемого удовлетворения, а фактические отношения складываются вопреки законодательным установлениям, в обход норм права. В этих условиях общество, правовая Тихомиров Ю.А. Административное право и процесс. С. 53.

Федорченко А.А. Принципы правовой системы: понятие, содержание и форма реализации. М., 2003. 32 с.

См.: Сырых В.М. Введение в теорию образовательного права. М.:

Готика, 2002. С. 257.

наука и юридическая практика вынуждены постоянно принимать меры по усовершенствованию таких норм права, пока случайно, методом проб и ошибок, либо в процессе теоретического анализа не будет открыта их сущностная основа и выражающий эту основу правовой принцип. Только в системе действующего законодательства правовые принципы приобретают общеобязательное значение.Следовательно, в силу наличия или отсутствия в законодательстве об образовании реальных принципов, на которых государство строит правовое регулирование образовательных отношений, можно заведомо оценивать эффективность тех или иных норм образовательного законодательства, иных нормативных актов, их легитимность с точки зрения соотношения с принципами образовательной политики и т.д. (Думается, такой анализ был бы полезен при принятии любого акта в области образования, но при условии, что все основные принципы своевременно и исчерпывающе фиксируются законодательно.) Наконец, определение правовых принципов как положений, отражающих социально-политическую реальность и выражающих закономерности развития соответствующих отношений,163 также позволяет на основе нормативно закрепленных принципов образовательной политики увидеть тенденции государственного регулирования образования.

Принципы государственной политики в области образования – основополагающие начала государственного регулирования образовательной сферы – закреплены в статье 2 закона Российской Федерации «Об образовании». К ним относятся:

• (1) гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности, воспитание гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека, любви к окружающей природе, Родине, семье;

• (2) единство федерального культурного и образовательного пространства, защита и развитие системой образования национальных культур, региональ Федорченко А.А. Цит. соч. С.5.

Андиева М.С. Управление образованием в РФ. С.142.

ных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства;

• (3) общедоступность образования, адаптивность системы образования к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся, воспитанников;

• (4) светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях;

• (5) свобода и плюрализм в образовании;

• (6) демократический, государственно-общественный характер управления образованием, автономность образовательных учреждений.

Здесь уместно будет вспомнить оценку, данную Ю.Н.

Стариловым принципам отрасли: «…это субъективные понятия. Они формулируются человеком (законодателем), исходя из конкретного правового опыта и правовой культуры в стране, и базируются на основных положениях правовой системы с учетом достигнутого уровня развития отраслевого… законодательства».164 И при всей внешней декларативности принципов, зафиксированных в законодательстве об образовании, свидетельствующей о том, что авторы текста – не юристы и законодательная техника «отдыхает» на подобных формулировках, эти принципы пронизывают всю систему образовательных отношений, развиваются в законах и подзаконных актах, положены в содержание образовательных стандартов, отражены в структуре образования, закреплены в уставах образовательных учреждений и т.д. Их детальный анализ был неоднократно осуществлен различными авторами.165 Считаем важным констатировать, что, во-первых, они проявляются на всех ступенях образования, но в сфере высшего образования имеют свою специфику, потому и дополнены перечнем ст. 2 ФЗ о ВППО; во-вторых, названные принципы в значительной степени соотносятся с принципами административного права (хотя в современной теории административного права окончательного единства мнений о принципах нет). Это относится к принципам гуманизма, или Галлиган Д., Полянский В.В., Старилов Ю.Н. Административное право:

история развития и основные современные концепции. С. 194.

См.: Шкатулла В.И. Указ. соч.; Сырых В.М. Введение в теорию образовательного права; Комментарий к Закону РФ «Об образовании»/ Под ред. В.И. Шкатуллы. М.: Юристъ, 1998.

приоритета личности и ее интересов в жизни общества, (в нашем перечне – 1) и федерализма (2); принципу участия граждан и их объединений в государственном управлении, принципу демократии коррелирует принцип 6. Однако в целом принципы административного права соотносятся с принципами образовательного права прежде всего потому, что и в этой сфере имеют место управленческие отношения, и организующе-властный элемент в них достаточно силен.

Вместе с тем необходимо отметить, что какие-либо принципы трудового и гражданского права в принципах государственной политики в образовании вообще не просматриваются. Можно, таким образом, сделать вывод: именно административное право является важной основой для моделирования правового регулирования образовательных отношений. (Мы вернемся к этому в главе настоящей работы.) Поэтому было бы разумным и полезным для участников образовательных отношений отразить в цитируемом законе и такие принципы административного права, как иерархичность построения субъектов и их отношений;

ответственность; защита прав граждан, или «доступность апелляций и других форм права регресса», но не только «первичного акта или решения», но любых действий вузовской администрации и преподавателей (такое право закреплено, например, в Положении о ЕГЭ166). Если принцип иерархичности в образовательной сфере присутствует в значительной степени, хотя и не всегда в явной форме, проблемы ответственности и реализации права граждан на защиту в системе образования во многом и обусловлены тем, что в образовательном законодательстве как принципы до недавнего времени не были закреплены.

Ранее отмечалось, что в проекте Кодекса РФ об образовании предпринята попытка разделить основные начала законодательства об образовании (ст.1 проекта) и основные принципы правового регулирования образовательных отношений (ст.6), хотя с учетом вышеизложенных подходов речь может идти именно о государственной политике в области образования. В ст. 1 дается не вполне корректная отсылка к «конституционному признанию» прав граждан в области образования; академических свобод Положение о проведении ЕГЭ. – Утв. приказом Минобразования России от 9.04.2002 г. № 1306.

преподавателей и обучающихся, автономии образовательных учреждений (очевидно, что это не терминология Основного закона), судебной защиты прав участников образовательных отношений (на самом деле в Конституции РФ, конечно же, закреплено право всех граждан на судебную защиту). Ограничивая предмет исследования сферой высшего образования, укажем также на необоснованное включение в качестве одного из основных начал законодательства об образовании право граждан на неоднократное бесплатное профессиональное образование по направлению службы занятости и в иных случаях. Во-первых, такая возможность одних существенно ограничивает возможности других; во-вторых, это непосильное бремя для «образовательного» бюджета; в-третьих, развитие системы дополнительного профессионального образования позволяет гражданам при значительно меньших временных и финансовых затратах для всех участников этого процесса получить диплом о профессиональной переподготовке, дающий право вести профессиональную деятельность в новой сфере.167 Причем эти расходы справедливо могут быть возложены на работодателя.

Перенос из теории права в кодекс понятий «императивный и императивно-диспозитивный метод регулирования» (ст.6 проекта) не способствует доступности кодекса. К тому же, это не принцип, а метод правового регулирования.

Сложный речевой оборот «сочетание нормативно-правового регулирования отношений в сфере образования федерацией с нормативным правовым регулированием субъектами Российской Федерации» на самом деле означает разграничение компетенции в области образования, принцип федерализма, и прежний подход в образовательном законодательстве (ст. 28 и 29 закона РФ «Об образовании») более предпочтителен уже потому, что соответствует Конституции РФ и терминологическим традициям действующего законодательства. Что подразумевается под принципом единства и дифференциации нормативно-правового регулирования образовательных отношений, можно только догадываться.

Безусловно, этот принцип может способствовать и значительному рассогласованию норм, регулирующих образовательные отношения, и Положение о порядке и условиях профессиональной переподготовки специалистов. – Утв. приказом Минобразования России от 6.09.2000 г. № 2571.

определенному правовому беспределу, как это произошло с правовым принципом «дозволено все, что не запрещено».

Принципы, затрагивающие налоговые и социальные льготы, в том числе в форме социальной помощи, также относятся к принципам государственной политики. Их можно объединить в принцип всемерной приоритетной государственной поддержки системы образования и ее участников. Что же касается принципа обязательной государственной итоговой аттестации для получения документа государственного образца, то это, скорее, вопрос процедурный, связанный с качеством выдаваемого документа об образовании.

Принцип обеспечения права обучающихся и педагогических работников на защиту чести и достоинства в образовательном процессе на самом деле представляет собой статутную норму, это право личности в образовательном процессе.

Наконец, принцип непосредственно-представительного характера образовательных правоотношений также не может рассматриваться как принцип отрасли, это признак, позволяющий отграничить образовательные отношения и образовательное право от смежных правоотношений.

Таким образом, в формулировках статей 1 и 6 проекта Кодекса РФ об образовании не выдержаны общетеоретические характеристики принципов, которые могут быть положены в основу правового регулирования тех или иных общественных отношений. Вообще, конструкция этих основополагающих для всего кодекса статей проекта тем более удивительна, что в Концепции кодекса говорится о традиционных для любой отрасли и кодекса нормах, формулирующих задачи и принципы отрасли.168 Кроме того, немотивированный отказ от уже зарекомендовавшей себя конструкции принципов государственной политики в области образования может расцениваться как ослабление государственного присутствия в образовании. Таким образом, логика действующих законов об образовании представляется более убедительной – при условии тех поправок, о которых говорится в настоящей работе.

Принимая ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», законодатель счел необходимым выделить дополнительные, специальные принципы государственной Основные положения Концепции Кодекса РФ об образовании. С. 8.

политики в области ВПО. Это обусловлено несколько иной ролью высшего образования в судьбе личности (в сравнении с общим образованием), иным социальным его значением. Соответственно в ст.2 ФЗ «О ВППО» названы дополнительные принципы, такие как:

• суверенность прав субъектов РФ в определении собственной политики в области высшего и послевузовского профессионального образования в части национально-региональных компонентов государственных образовательных стандартов;

• непрерывность и преемственность процесса образования;

• интеграция системы высшего и послевузовского профессионального образования РФ в мировую систему высшего образования при сохранении и развитии достижений и традиций российской высшей школы;

• конкурсность и гласность при определении приоритетных направлений развития науки, техники, технологий, а также подготовки специалистов, подготовки и повышения квалификации работников;

• государственная поддержка подготовки специалистов, приоритетных направлений фундаментальных и прикладных научных исследований в области высшего и послевузовского профессионального образования.

Специальные принципы государственного регулирования этой сферы подчеркивают особое ее значение; однако, строго говоря, некоторые из них относятся не только к области ВПО. Это касается принципа защиты и развития системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей – в условиях многонационального государства его реализация возможна только при условии учета и уважения суверенитета субъектов федерации. Принцип непрерывности и преемственности процесса образования также носит сквозной, всеобъемлющий характер, его реализация должна осуществляться на всех ступенях и уровнях образования (он, в частности, и был закреплен позднее как общий принцип в Национальной доктрине образования в РФ169). Тенденция к формированию системы непрерывного образования в зарубежных Осенью 2003 г. рабочей группой Минобразования РФ, в состав которой входил и автор настоящей работы, был подготовлен проект изменений и дополнений в закон РФ «Об образовании», куда вошло и данное предложение.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.