WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 25 |

Поэтому и правовая система, при наличии которой только и может сложиться действительное конституционное государство – это такая система, которая утверждает и гарантирует юридические права и свободы человеку и гражданину, которые вытекают из природы данного общества. Отрицание правового характера справедливости приводит к тому, что в принцип справедливости начинают возводить какое-нибудь не правовое начало, т.е.

требования привилегий или уравниловки, те или иные моральные, религиозные, мировоззренческие, эстетические, политические, национальные, социальные и тому подобные представления, требования. Тем самым правовое, т.е. всеобщее и равное для всех значение справедливости подменяется некими особенными и частичными интересами, произвольным содержанием, партикулярными притязаниями.Справедливость шире права. Те справедливые идеи, которые обрели нормативное закрепление в законе, становятся правом, т.е. образуют систему общеобязательных норм, защищаемых государством. Те, которые не обрели, остаются за пределами права. Поэтому право есть нормативное закрепление справедливости. А потому в конституционном государстве верховенство принадлежит справедливому закону. Поэтому и государство, и политика, и управление должны быть средствами проведения в жизнь права как воплощения справедливости, хотя каждое общество по-своему понимает, что такое справедливость.

Таким образом, провозглашая и обеспечивая верховенство правового закона, правовое государство тем самым на деле реализует и гарантирует свободу в обществе, которая базируется на нравственно-гуманистических началах. Кроме того, через справедливый закон в обществе утверждается высокая гражданская ответственность, четкая организация всей общественной жизни, всего государственного механизма. Правовое государство – это своего рода стимулятор для прогрессивного развития общества, превращение его в гражданское общество.

Второй принцип. – Правовое государство – это динамичная система общественных отношений, обеспечивающая дальнейшее эффективное развитие государства и общества на основании правового закона.

В свое время К. Маркс писал, что «...государство не может рассматриваться просто как действительность, оно должно рассматриваться как деятельность». Поэтому, когда мы говорим о правовом государстве, то правовая реальность должна быть представлена не только «буквой» закона, но и тем, как реализуется то, что записано в законодательных и иных нормативных правовых актах. Правовая реальность в государстве должна включать в себя сферу активной жизнедеятельности, а именно, процессы целенаправленного воздействия на сознание и поведение людей, на управление и развитие социальных процессов. Без этого невозможно представить правовое государство.

Говоря о праве в правовом государстве, надо прямо утверждать, что право в данном случае, не только совокупность правовых норм, но и их действие, практическое регулирование соответствующих общественных отношений. То есть, право необходимо рассматривать не только в статически-нормативном виде, но и в его динамике, как практического регулятора конкретных общественных отношений, в которых и могут быть реализованы правовые предписания.

В западных либеральных теориях главную роль справедливости видят в осуществлении идеала свободы, воплощенного в праве собственности. В США такое общество называют «меритократией», т.е. имеешь собственность, продвигаешься вверх.

Социальная ценность права в правовом государстве не только в его формальной определенности, но и в том, что будучи концентрированным выражением политических, экономических, социальных и духовных условий жизни того или иного классового общества, право является показателем уровня развития демократических принципов, что оно своими обязательными предписаниями устанавливает должное или возможное поведение членов общества, государственных и общественных структур. В противном случае, правовые предписания будут бездействовать и все больше приобретать фиктивный характер.

Третий принцип. – Суть его состоит в утверждении правовой формы и правового характера взаимодействия между публичной властью и подвластными субъектами права, в признании и надлежащем гарантировании формального равенства и свободы всех индивидов, прав и свобод человека и гражданина.

При этом предполагается, что права и свободы человека и гражданина, правовой характер их отношений с властью – это не продукт воли и усмотрения публичной власти, не ее «дар» или уступка индивидам, а существующая составная часть развивающегося в данном обществе права, соблюдение которой – юридическая обязанность, прежде всего, публичной власти и ее представителей.

Раскрывая содержание этого принципа правового государства, следует обратить внимание на два самостоятельных направления.

Во-первых, это связанность правовым законом самого государства, его органов и должностных лиц.

Существо требования правового государства заключается в данном случае в том, что право должно рассматриваться в виде такого фактора, который распространяется не только на индивидов, но и на всю политическую систему, в том числе и на государство. Это говорит о том, что под регулирующим воздействием закона оказывается зона политической государственной власти, т.е. тот участок общественной жизни, где могут произойти непомерная ее концентрация, злоупотребления, узурпация. «Правление права» в данном случае означает, что государство, все его органы, должностные лица признают приоритет права, подчиняются праву, не могут обходить его предписаний, служат всему обществу, а не какой-то его части и несут политическую, моральную и правовую ответственность перед народом за выполнение взятых на себя обязательств.

Во-вторых, подлинно правовым может быть только такое государство, в котором обеспечено равенство всех его граждан перед законом, незыблемость свободы личности, ее прав и законных интересов, чести и достоинства, их охрана и гарантированность. Обеспечение свободы личности посредством закона – есть важнейшая функция правового государства. Для этого необходима такая регламентация различных форм деятельности государственных и общественных формирований, которая построена не по принципу избирательности, а четкое определение границ, за пределами которых деятельность отдельных граждан, должностных лиц начинает нарушать права и свободы других.

Одной из важнейших черт правового государства является наличие развернутых юридических процедур, с необходимостью использовать которые могут столкнуться граждане. У гражданина в каждом конкретном случае должен быть набор юридических средств и форм, при помощи которых он мог бы без особых сложностей защитить свои права. Их отсутствие фактически лишает гражданина возможностей воспользоваться теми правами, которые предоставлены ему законом. И, конечно, любой гражданин должен знать свои права и те средства, с помощью которых он смог бы их защитить в случае нарушения. В этом плане можно привести характерное высказывание О. де Бальзака: «Ничто так плохо не знаем, как то, что каждый должен знать закон».

Не менее важна и ответственность личности перед обществом и государством. Правовое государство несовместимо ни со своеволием, ни с безответственностью как со стороны государства, так и со стороны личности - человека и гражданина.

Четвертый принцип. – Обеспечение верховенства правового закона возможно только при наличии в государстве определенных организационно-правовых структур, способных решать те задачи, которые поставлены правовым конституционным государством. Такие организационноправовые структуры должны преследовать цель исключения монополизации власти в руках одного лица, одного органа или социального слоя и обеспечение соответствия всей системы публичной власти требованиям права, их последовательное соблюдение и проведение в жизнь.

Главными из этих условий являются:

во-первых, четкая конституционно-правовая регламентация деятельности государственно-властных структур в соответствии с принципом разделения властей. Однако эта регламентация должна быть направлена на повышение самостоятельности законодательных (представительных) органов государственной власти, на обеспечение строгой ответственности органов исполнительной власти перед представительными, а тем самым и перед законом, на более четкое обособление судебной власти, обеспечение ее независимости от иных государственно-властных структур. Верховенство права невозможно без верховенства закона, а верховенство закона невозможно без верховенства законодательного органа. Гегель по такому поводу говорил: «Если законы дурны, то дурны и нравы»;

во-вторых, существенное значение имеет институт конституционного контроля за правомерностью нормативных правовых актов и действий всех ветвей власти. Орган конституционного контроля должен быть отделен от влияния политических структур. Именно с учетом подобного влияния было принято 11 июля 2003 года Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности Федерального конституционного закона о внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации», которым была подтверждена правомерность того, что проведение референдума Российской Федерации не допускается в период избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы и если проведение референдума приходится на последний год полномочий Президента Российской Федерации;

в-третьих, говоря о практических путях формирования правового государства, нельзя забывать о правовой культуре населения и должностных лиц. Можно создать правильные, разумные, прогрессивные законы, но если они не будут соблюдаться или окажутся неизвестными гражданам, то никакого правового государства мы не создадим. Надо иметь в виду высказывание Ш.-Л. Монтескье о том, что: «Самая жестокая тирания - та, которая выступает под сенью законности и под флагом справедливости».

§ 4. Разделение властей в Российской Федерации Любое государство действует через множество органов, между которыми распределяются государственные функции и властные полномочия.

Это распределение труда по управлению делами государства выражается в создании и деятельности системы государственных органов. Связанная с этим проблема предполагает необходимость решения вопроса о том, как распределяются функции власти в государстве.

Многие античные и средневековые учения отмечали, что деятельность государства неоднородна и включает в себя несколько ее видов: законодательную деятельность, исполнение законов или управление, а часто и правосудие. Отмечалось также, что различные органы государства специализируются на выполнении того или иного вида деятельности.

В XVII веке к этому вопросу обратился Джон Локк (английский философ-материалист; 1632-1704 гг.). Цель государства, по Локку, сохранение свободы и собственности, приобретенной посредством труда (!).

Для их защиты государственная власть не может быть произвольной. Она должна делиться на законодательную, исполнительную и союзную. Разработанное Дж. Локком учение о государстве было опытом приспособления теории к политической форме управления, которая установилась в Англии в результате революции 1688 г. Теория Дж. Локка получила наименование «гибкой модели» разделения властей, основанная на сотрудничестве и взаимодействии властей при верховенстве одной из них. Дж. Локк предпочтение отдавал законодательной власти, но не абсолютизировал ее; остальные власти должны подчиняться ей. В настоящее время эта система характерна для стран с парламентской формой правления.

Французский философ и историк Ш.-Л. Монтескье (1680-1755 гг.) созданную им теорию «разделения властей» увязал с теорией естественного права. По его мнению, в правильно устроенном государстве нет единой власти, а должны существовать три независящие друг от друга власти: законодательная, исполнительная и судебная. Какое-либо объединение их в руках одного органа или лица неизбежно ведет к злоупотреблениям и несовместимы с политической свободой личности. Эту модель принято считать «жесткой» формой разделения властей. Для их современного развития характерны некоторые общие черты. Одна из них состоит в усилении правительственной власти; что касается другой, то она проявляется в усилении средств воздействия различных органов власти друг на друга. Эта модель характерна для стран с президентской формой правления.

В последующие года принцип разделения властей был провозглашен одним из принципов буржуазного конституционализма, что было впервые реализовано в Конституции США 1787 г., а затем воспроизведено в французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г. В Декларации было сказано: «свободное общество, в котором не обеспечена гарантия прав и не установлено разделение властей, не имеет конституции». В России сторонниками разделения властей были М.М. Сперанский, А.П. Куницин (проф. СПб университета в 1817-1819 гг.), декабрист П.И.

Пестель. Однако идеи Монтескье о власти и формах правления рассматривались и воспринимались ими с учетом тогдашней действительности в Российской империи.

Так, в плане М.М. Сперанского все три власти рассматривались как проявление единой «державной власти». Он говорил, целесообразен тот образ правления, в котором сочетаются «правильное разделение дел» с единством управления и надлежащим подбором администраторов. При этом, М.М. Сперанский сторонник сохранения сильной царской власти:

император, по его мнению, есть «верховный законодатель, без коего никакой закон совершиться не может», «верховный отправитель правосудия», «верховное начало силы исполнительной».

В свою очередь, А.П. Куницин различает власти «законодательную, исполнительную и блюстительную», но ничего не говорит об их независимости друг от друга.

Что касается русских государствоведов конца XIX и начала XX вв., то некоторые из них стали обращать внимание на уязвимые места в теории разделения властей Монтескье. Так, русский юрист А.А. Жилин отмечал, Мы все время говорим о разделении властей на законодательную, исполнительную и судебную, т.е. трехзвенную систему. Науке, однако, известна также -теория четырех властей: законодательная, исполнительная, судебная и власть короля, как власть уравновешивающая. Эта теория выдвигалась Бенжамином Констаном (Констан де Ребек Бенжамен Анри - 1767-1830 гг.) - французским писателем и политическим деятелем.

Его идеи были целиком воплощены в португальской конституции 1826 г.

что реализация теории разделения властей на практике не может обеспечить единство властей, их согласованную деятельность. К тому же, говорил А.А. Жилин, распределение отдельных функций между различными государственными органами вовсе не означает деление самой государственной власти на обособленные ветви. Другой русский юрист проф. П.И.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.