WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Итоги; Антифашисты. Политическое перевоспитание. Авторы заявляют, что ставили своей целью не только изучение проблем пребывания немецких военнослужащих в советском плену, но и показ читателю условий жизни Советского государства, "отражая как страдания миллионов советских военнопленных, так и усилия и трудности страны заключения и самого советского населения с доступной обьективностью, без приукрашивания и без ненависти". В советском плену в годы войны и в послевоенные годы, говорится в исследовании, находилось более 3 млн. немецких военнопленных, которые содержались в лагерях, размещенных "от европейской части России до Сибири, от Боровска на севере до Самарканда на юге". Осужденные за военные преступления немецкие пленные находились в штрафных лагерях, в том числе в Воркуте и на Камчатке. Авторы приводят данные о количестве военнопленных в каждом из легерей. Они сообщают, что в экономических районах СССР находилось 216 лагерных управлений, включающих в себя 2456 лагерей, 166 рабочих батальонов и госпиталей для военнопленных. В итоговом томе говорится, что в период с 1941 по 1945 г. в советский плен попало 3 млн. 155 тыс.

немецких военнослужащих, из них умерли или погибли в плену около 1 млн. 110 тыс. человек и было репатриировано на родину около 1 млн. 969 тыс. военнопленных. Исследование не имеет под собой прочной научной базы и построено в основном на показаниях самих немецких пленных, хотя в целом дает представление о проблеме. В труде сказываются те идеологические наслоения, которые имели место в период "холодной войны".

В других книгах о немецких военнопленных рассматриваются различные аспекты этой проблемы. Так, в книге А.Лемана "Плен и возвращение на родину. Немецкие военнопленные в Советском Союзе" (28) освещаются вопросы пребывания немецких пленных в лагерях, которое растянулось на период с начала войны до 1956 г. Автор также напоминает, что каждый третий немецкий пленный умер. Одновременно замечает, что какими бы бесчеловечными ни были условия в пагерях, это не было связано с бесчеловечным отношением советских людей к немцам как представителям великой нации.

Делается сравнение с положением советских пленных, когда в немецком плену погибли каждые двое пленных из трех. В книге подробно излагается важнейшая для пленных и их близких проблема репатриации, прошедшая в короткие сроки и организованно.

Юридической проблеме плена посвящена книга М.Лонга"Сталинское уголовное правосудие в отношении немецких солдат.Массовые процессы против немецких военнопленных в 1949-1950 гг.с исторической точки зрения" {29).

Немецкие историки в своей массе не признают правомочными действия юридических инстанций советского государства, устанавливающих уголовную ответственность за военные преступления немецких военнослужащих, совершенных в отношении советских граждан, военнослужащих и военнопленных. Они считают, что ее быть не может уже потому, что всякий солдат выполняет приказ и не отвечает за его последствия.

В книге, как отмечает руководитель научной комиссии по истории немецких военнопленных профессор Э.Машке, нашла отражение малоизученная проблема о немецких пленныхпреступниках, осужденных советскими военными судами в основном в послевоенные годы и не попавших под массовую репатриацию.

Большая часть исследования посвящена анализу процесса осуждения 27 тыс. военнопленных за "совершенные в годы войны преступления против советских граждан и военнопленных". Эти действия советских судебных органов в основном сводились к одной "крупной акции в отношении этой категории военнопленных, известной как "приказ от 1949-50 гг.". По даннымисследователя Беренса количество приговоров за военные преступления возросло с 8,5% в 1947 году до 20,4% и 60,2% соответственно в 1948 и гг. До конца 1948 г. состоялась только 1/3 всех предусмотренных процессов (29, с.29-31). К концу 1949 года, пишет автор книги, поставленная цель была достигнута - было выявлено 25 тыс.

"военных преступников", при этом в 62,8% случаев допроса применялись угрозы и пытки, и только в 17,9% протокол был подписан "добровольно", а в 26,8% случаев протоколы вообще оставались неподписанными. Далее следовал арест и судебное разбирательство. Большинство судебных заседаний проходило упрощенно (66%), без обвинителя, часто без защитников, с мало квалифицированными перевод-чиками. Всего в ходе "крупной сталинской акции 1949-1950 гг." приговор был вынесен 26 833 военнопленным, из которых 85,6% были осуждены на 25 лет исправительно-трудовых лагерей, 2,7% более чем на 25 лет и только 11,5% на меньшие сроки (29, с.45).

Приговоры выносились в основном по ст.ст. 136 и 115 Уголовного кодекса РСФСР, а все офицеры и генералы "генерального штаба" проходили как виновные в попустительстве преступлениям, содеянным их подчиненными. В заключении автор напоминает о "джентльменском слове" Хрущева, данном во время встречи с канцлером ФРГ К.Аденауэром в Москве в 1955 году, согласно которому все "преступники" были досрочно освобождены и репатриированы в Германию. "Эта трагедия, -говорится в заключении, - растянулась более, чем на десятилетие".

Проблема военнопленных рассматривается еще в одной интересной книге К.Штрейта "Они нам не товарищи. Вермахт и советские военнопленные 1941 -1945 гг." (30). Как следует из названия книги, речь в ней идет о советских военнопленных в годы войны.

Автор дал ей название, использовав слова Гитлера, который незадолго до начала войны против Советского Союза, выступая перед военачальниками вермахта, сказал: "Коммунист никогда не был и не будет нам товарищем" (здесь имелось в виду понятие "камарад", как это употреблялось между немецкими военными.- Г.И.). Планы массового уничтожения советских людей задолго до нападения на СССР разрабатывались органами СС и вермахта. Только в 1941 году в фашистских концлагерях для -военнопленных ежедневно расстреливалось или погибало от невыносимых условий существования до 6 тыс. человек. Эти и многие другие факты чудовищных преступлений фашизма против советского народа и его армии собраны в книге западногерманского историка, бывшего преподавателя Гейдельбергского университета Кристиана Штрейта, выдержавшей несколько изданий в Германии и за рубежом.

"Судьбу советских военнопленных,- говорится в книге, - надо рассматривать в общем контексте нацистской политики, предусматривающей уничтожение целых народов". В свое время К.Штрейт в заявлении корреспонденту ТАСС сказал: "Я заинтересовался этой темой еще в студенческие годы. Меня поразило, как тщательно скрывается в ФРГ одно из самых страшных преступлений фашизма. Я поставил себе целью доказать документально, что вопреки распространенным у нас утверждениям весь вермахт, а не только эсэсовские "зондеркоманды" имел прямое отношение к массовому истреблению советских военнопленных". В качестве подтверждения Штрейт приводит "преступные приказы" командования вермахта в отношении советских военнослужащих, комиссаров и действующих в "особом районе "Барбаросса" войск.

По данным автора, в немецком плену находилось 5,7 млн.

советских солдат и офицеров, из которых 3,3 млн., или 58%, погибли. Только в 1941 г. в плен попало 3,4 млн. человек, из которых в живых осталось 1,4 млн. Книга Штрейта - одна из самых разоблачительных исторических книг последнего времени в Федеративной Республике Германии.

Завершая тему плена, следует отметить, что одна из главных задач историографии состоит а том, чтобы помимо субъективных подходов исследовать и их объективную подоплеку, часто далеко не однозначную. К примеру, ответственность вермахта за гибель тысяч советских военнопленных в тех сборных пунктах (еще даже не лагерях), куда их сгоняли после ликвидации первых котлов в самом начале войны, несомненна. Это происходило потому, как пишет генерал Рот, что вермахт не был готов к тому, чтобы разместить столь огромное число пленных. Хотя главной причиной их гибели было, безусловно, плохое питание и антисанитария. Кроме того, высокий процент смертности объясняется еще и тем, что красноармейцы попадали в плен как правило уже истощенными, больными или ранеными - в хорошей физической форме никто так просто не сдавался (21, с.79).

По-прежнему в исторической литературе Германии большое место занимает мемуарная и другая литература, не относящаяся к научной. В последние годы в России появились переводы книг о главарях фашистского рейха или их биографии, дневники и т.д. К ним следует отнести биографию Гитлера (Иоахим К.Фест.

"Гитлер", Й.Геббельс "Последние записи. Дневники 1945 года", В.Шелленберг "Лабиринт. Мемуары гитлеровского разведчика" и другие (31,32,33). Эти и другие книги проливают свет на то, как зарождалась война, что двигало тайные пружины фашистского механизма власти. Очень верно оценил значение книги Феста российский историк П.Ю.Рахшмир: "Книга Иоахима Феста, без сомнения, относится к разряду тех трудов, знакомство с которыми необходимо для формирования нашего исторического самосознания, политической и духовной культуры, а следовательно, и для выработки иммунитета по отношению к фашистской и всякой тоталитарной инфекции". "Дневники" Геббельса, охватывающее период с 28 февраля до 10 апреля 1945 года, дают глазами одного из главарей фашистского руководства Германии характеристику последних кризисных недель гитлеровского рейха. Эти записи представляют интерес как материал для историко-политологического анализа агонизирующей Германии в последние недели войны. Свою оценку состояния Советского Союза перед войной, подоплеку многих тайных событий и действий; направленных против СССР, рисует в своей книге "Лабиринт" В.Шелленберг. Все эти и другие подобные книги, периодически переиздающиеся в ФРГ, дают возможность полнее представить себе картину прошедшей войны во всем ее разнообразии.

Большое число работ в германской историографии посвящено вопросам создания и использования военной тематики и вооружения вермахта в годы войны. В них рассматривается вооружение всех видов вооруженных сил: сухопутных, военновоздушных и военно-морского флота. Одной из последних таких книг, которая заслуживает внимания, является работа Ф.Хана "Оружие и секретное оружие германских сухопутных войск.

1933-1945" (34). Действиям ВВС в годы войны посвящена книга О.Грелера "Немецкие ВВС во второй мировой войне" (35).

Р.Лаковски посвящает свою работу "Секретным немецким подводным лодкам периода войны. 1935-1945" (36). В названных книгах приводятся данные о штатном вооружении видов вооруженных сил германской армии, используемые и в войне против Советского Союза. Хан приводит новые, ранее не публикуемые сведения о создании первого ракетного вооружения Германии ФАУ-1 и ФАУ-2, сообщает о подготовке и работе по созданию немецкими учеными ядерного оружия. Популярный обзор и тактико-технические данные авиации фашистской Германии приводятся в книге Грелера. В книге Лаковского публикуется документов из архивов ведомства по строительству военного флота Германии, преимущественно подводного. Книги хорошо иллюстрированы и носят как научный, так и познавательный характер. К этой же категории относится книга В.Дириха "Большой справочник летчика" (37), посвященная истории воздушной войны и дающая полную характеристику всех имевшихся в германских ВВС типов самолетов.

В германской историографии нашлось место и литературе о "противнике". В уже упомянутом 4-м томе "Нападение на Советский Союз" перу известного историка из ФРГ Й.Гоффмана принадлежат главы и разделы, посвященные СССР до войны, состоянию Красной Армии до начала 1941 года. Во втором разделе автор пишет, что Вооруженные Силы Советского Союза находились с 1937-1938 гг. в исключительно противоречивом положении: с одной стороны, тяжелый урон, нанесенный руководству и морально-политическому состоянию армии, с другой - усиленный рост боевой мощи в результате работавшей в полную силу военной промышленности в третьей пятилетке. В главе приводятся данные об оснащении Красной Армии боевой техникой и вооружением. Так, например, утверждается, что накануне войны войска располагали 24 тыс. танков, в большинстве своем устаревших моделей (только 1860 из них составляли средние и тяжелые марки машин -Т-34 и KB). Пограничные округа, по данным автора, насчитывали 2,9 млн. человек, имели 14-15 тыс. танков, свыше тыс. орудий и минометов, 8-9 тыс. боевых самолетов. Отмечаются ошибки в разработке оперативных и стратегических планов. В частности, под влиянием неправильных выводов, сделанных после войны в Испании, руководство Красной Армии отказалось от им же разработанной теории "глубокого удара", что успешно использовали немцы.

К событиям довоенного времени относится книга Р.Штребингера «Сталин обезглавливает Красную Армию. Дело Тухачевского» (38). Однако трагедия, разыгравшаяся с Тухачевским и другими советскими военачальниками, имела прямое отношение к неуспехам Красной Армии в первые месяцы войны. "Чистки", проводимые накануне, да и в ходе войны, существенным образом повлияли на боевую мощь армии, отбрасывая назад успехи в модернизации и особенно механизации войск. Книга Штребиргера свидетельствует о неослабевающем интересе германской историографии к событиям драматического периода советской истории, связанной с репрессиями сталинщины в отношении государственных и военных деятелей советского государства.

Немецкие историки касаются и такой темы, долгие годы остающейся в СССР запретной, как участие в войне на стороне Гитлера армии Власова. Книга Й.Гоффмана "История армии Власова" (39) имеет косвенное отношение к рассматриваемой в данном обзоре проблеме. Однако она затрагивает, с одной стороны, тему советских военнопленных в войне, которых Власов использовал для создания соединений так называемой Российской Освободительной Армии (РОА), с другой стороны - представляют интерес способы и методы использования.немцами РОА на фронте и в качестве охранных войск.

Особое место в ряду подобных исследований занимает книга К.Зегберса "Советский Союз во второй мировой войне.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.