WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Успешная реализация намерений мигрантов найти в Москве хорошо оплачиваемую работу способствует тому, что уровень удовлетворенности своим материальным положением (которое напрямую зависит от уровня заработной платы) у гастарбайтеров из Молдавии очень высок: 87% гагаузских мигрантов заявили о своей полной или частичной удовлетворенности степенью своего материального достатка в Москве, у молдаван эти показатели были также довольно высоки, но все же ниже, нежели у гагаузов (70%), что было детерминировано целым рядом объективных и субъективных факторов, среди которых не последнюю роль играло то обстоятельство, что у гагаузских мигрантов относительно более высока доля молодых квалифицированных рабочих и женщин-специалистов, легче и успешнее устраивающихся в столице, и существенно ниже удельный вес сезонных мигрантов, приезжающих в столицу на несколько месяцев и довольствующихся временными подработками, главным образом, торговлей на рынках столицы. Как показали материалы опроса, среди множества факторов, определяющих уровень удовлетворенности мигрантов своим материальным положением, таких как возраст, образование, социально-профессиональный статус, легальность или нелегальность пребывания в Москве, одними из самых существенных оказались длительность проживания мигрантов в Москве и удовлетворенность работой. Удовлетворенность материальным положением у гастарбайтеров доминантно обусловлена степенью удовлетворенности работой в Москве. И здесь гагаузы выказали более высокий уровень удовлетворенности, в сравнении с молдаванами. Так, 3/4 гагаузских респондентов ответили во время опроса, что нынешняя работа в столице их удовлетворяет, а среди мигрантов-молдаван подобные ответы были получены лишь от 2/3 опрошенных. Индексы удовлетворенности материальным положением у мигрантов, удовлетворенных своей работой, порой в несколько раз превосходят аналогичные показатели в группе гастарбайтеров, не удовлетворенных трудом.

В §4 третьей главы «Трудоустройство мигрантов» рассмотрены вопросы трудоустройства мигрантов в Москве, проблемы их социальной мобильности, легальности или нелегальности нахождения в столице.Сравнивая результаты трудоустройства в Москве молдаван и гагаузов с картиной трудоустройства их на прежнем месте жительства, можно констатировать, что в результате переезда молдаване больше, чем гагаузы, «потеряли» в своем социальном статусе. Так, среди гагаузов 63% респондентов, имевших работу в Молдавии, сохранили свой социально-профессиональный статус после переезда, в то время как у молдаван это удалось лишь половине мигрантов (54%). Очень незначительное число мигрантов (1-3%) в результате переезда повысили свой социально-профессиональный статус и нашли в Москве даже более «престижную» работу, нежели на прежнем месте жительства. Но существенная часть мигрантов (36% у гагаузов и 43% у молдаван) понизила в результате переезда свой социальный статус.Особенно заметны потери в статусе у тех мигрантов, которые занимались высококвалифицированными видами труда, как умственного, так и физического, причем потери титульного этноса – молдаван – были более масштабны. Так, свыше трети квалифицированных рабочих-молдаван (36%) после переезда в российскую столицу вынуждены были заниматься неквалифицированным физическим трудом (торговать на рынках, работать дворниками, грузчиками, уборщицами, разнорабочими и т.п.), у гагаузских рабочих потери были не столь велики: лишь четверть (24%) занятых на прежнем месте жительства квалифицированными видами физического труда не смогла найти в Москве аналогичных занятий и довольствовалась неквалифицированным трудом. Но в целом большинство квалифицированных рабочих, главным образом строительных и транспортных профессий, сумело устроиться на работу в столице, сохранив свой социально-профессиональный статус, что говорит о довольно высоком уровне профессиональной подготовки рабочих, сумевших конкурировать «на равных» с русскими и представителями других национальностей на московском рынке труда. Неудивительно, что наиболее позитивные оценки своей трудовой деятельности в Москве дали гагаузские рабочие, занятые квалифицированными видами труда (чаще всего строительных профессий), что обусловило и более высокую степень удовлетворенности трудом в целом у гагаузских мигрантов, в сравнении с молдаванами.

Чрезвычайно сильно «пострадали» в результате переезда представители интеллигенции, особенно молдаване. Так, из занятых в Молдавии квалифицированным умственным трудом гагаузов 45% после переезда в Москву сохранили свой статус, остальные его понизили; у молдаван же практически все переехавшие в российскую столицу представители интеллигенции вынуждены были заниматься профессиями физического или неквалифицированного умственного труда. Эти различия между трудоустройством гагаузской и молдавской интеллигенции могли быть обусловлены, в первую очередь, более высоким уровнем владения русским языком у представителей гагаузской этнической группы, к которому в сфере умственного труда российской столицы предъявляются достаточно высокие требования.

При сравнении образовательного уровня и социально-профессионального статуса мигрантов после их переезда в Москву становится очевидным, сколь велико несоответствие между долей людей с высшим и средним специальным образованием и относительной численностью работников умственного труда. У мигрантов-молдаван «перевес» образования над статусом был пятикратным (50% дипломированных специалистов и 9% занятых умственным трудом), у гагаузов различия были слабее, но оставались достаточно внушительными – 49% мигрантов с дипломами вузов и техникумов и 13% занятых умственным трудом.

§ 5 третьей главы «Структура социальной идентичности мигрантов» посвящен рассмотрению структуры социальной идентичности молдавских и гагаузских мигрантов в Москве и месту в ней этнической составляющей. Переживаемые обществом политические и экономические потрясения, изменение социально-культурного окружения, актуализируют необходимость сознательного выбора человеком наиболее устойчивого и комфортного типа самоопределения. Позитивные формы этнической идентичности, ее высокая значимость благоприятно сказываются на формировании демографического поведения мигрантов. Слабая выраженность этнической идентичности, ее маргинальные типы являются фактором, способным вызвать в последующем утрату или смену мигрантами своей этнической идентичности, что может привести к определенному изменению численности, структуры всего этноса, нарушению процессов его воспроизводства.

Исследование показало, что социальный опыт этнических мигрантов из Молдавии объективно влечет за собой специфическое структурирование идентичности, при котором одновременно работает сознательная установка на социокультурную интеграцию в принимающее сообщество и усиливаются этноаффилиативные мотивации.

Материалы свидетельствуют, что в иерархии идентификационных категорий, предложенных респондентам, ядро идентичности составили три типа идентификаций: религиозная, имущественная и территориальная (по месту выхода мигрантов). Этническая же идентичность оказалась у гастарбайтеров более размытой и заняла периферийное 6-е место. Важнейшим элементом новой социальной идентичности мигрантов, в первую очередь, гагаузских, является чувство единения с большинством жителей Москвы и России по религиозной принадлежности. Автор полагает, что в ситуации проживания мигрантов в «чужой» среде московского мегаполиса именно религиозная идентичность, декларируемая или истинная приверженность христианству, православию оказалась той объединяющей гастарбайтеров с большинством православного населения русского города силой, которая придает социального оптимизма, уверенности, в отличие от этнической идентичности, оказавшейся в данной ситуации моментом разобщения, разъединения с «жителями Москвы», «жителями России». В сложившейся ситуации актуализация религиозной идентичности служит психологическим средством укрепления, усиления новой, формирующейся локальной (территориальной) идентичности мигрантов.

Отождествление себя с христианским, православным миром большинства москвичей является для мигрантов стратегией интеграции, возможностью преодоления собственной изолированности, сокращения социально-культурной дистанции, желанием включиться в более широкую общность, стать членами группы с более высоким статусом, надеждой на признание себя равными с жителями столицы.

Православие оказалось тем позитивным потенциалом, который не предполагает наличия конфликта, тем пространством, в котором мигранты смогли проманифестировать свое единство с русскими, с москвичами.

В § 6 третьей главы «Язык мигрантов» анализируется языковой фактор адаптации: дается сравнительный анализ языковой компетенции гагаузских и молдавских мигрантов в плане владения русским языком, исследуется взаимосвязь значимости этнической идентичности с уровнем знания русского языка мигрантами.

В § 7 третьей главы «Этническая идентичность и межэтническая толерантность» раскрыта взаимосвязь выраженности у мигрантов этнической идентичности и степени их межэтнической толерантности.

В § 8 третьей главы «Дискриминация» анализируется психологическое и социальное самочувствие иноэтнических мигрантов, от которого в немалой степени зависит успешность/неуспешность их адаптации в принимающем сообществе, и которое в значительной мере детерминировано тем, как складываются их взаимоотношения с этническим большинством, испытывают ли мигранты ущемление своих прав и национальных интересов, сталкиваются ли они в процессе жизни в Москве с фактами дискриминации.

В § 9 третьей главы « Новые стратегии миграционного поведения» показан спектр возможных стратегий миграции, которые выбирают для себя трудовые мигранты в зависимости от успешности первоначального этапа приспособления в российской столице.

Интегративный потенциал мигрантов-гагаузов, ориентированных на долговременное пребывание в Москве, достаточно высок. Сложившаяся у них система представлений о принимающей среде и требований, которые она к ним предъявляет, предполагает необходимость измениться, приспособиться к условиям жизни русского города, поменять привычный для них миропорядок, отказавшись от многих этнических и культурных атрибутов, от многих привычных для мигрантов этнических норм, ценностей, стандартов поведения, дабы не выделяться среди жителей Москвы и не вызывать недоумения и недовольства. и, как показывают материалы исследования, многие из них выражают готовность к подобным переменам. Мигранты из Молдавии готовы «соблюдать нормы поведения, принятые в Москве» (4649%), «достаточно хорошо освоить русский язык и культуру» (2129%), «изменить свой образ жизни», приспособив его к привычному для столичного населения (11-17%) и даже отказаться от употребления языка своей национальности, по крайней мере, в общественных местах, дабы не раздражать жителей столицы «иноземной» речью (1121%). На это последнее условие гагаузы соглашались в два раза чаще, чем молдаване. Но навсегда отказаться от достигнутого на родине социально-профессионального статуса и впредь работать там, где не хотят работать москвичи, согласны только 4-6% опрошенных.

В Заключении подведены основные итоги исследования.

Миграционное поведение гагаузов на современном историческом этапе детерминировано сложившимися в прошедшие десятилетия традициями миграции, рядом деструктивных процессов, происходящих на постсоветском пространстве, а также новыми открывшимися возможностями, которые обусловлены процессами глобализации, интернационализации всех сторон жизни.

Миграционные перемещения гагаузов в ХIХ в. носили сезонный, временный характер, определялись, в первую очередь, причинами экономического характера, являлись главным образом миграциями мужского населения, носившими локальный характер, редко выходившими за пределы территории традиционного расселения гагаузов в Буджаке. Для этого времени характерны были редкие миграционные «выплески» гагаузского населения за пределы традиционного ареала расселения этноса (безвозвратные миграции), приводившие, как правило, к образованию на новых территориях сельских этнолокальных групп гагаузов (Северный Кавказ, Приазовье, Казахстан, Узбекистан).

Эти миграционные перемещения не носили масштабного характера и их влияние на систему расселения и воспроизводство гагаузов было незначительным.

Депортации гагаузов из Молдавии в 1949 г., относящиеся к так называемым недобровольным миграциям, нанесли определенный урон численности и структуре гагаузского населения республики, положив начало процессам дисперсного расселения этноса по территории России.

Миграции гагаузов за пределы Буджака 1950-70-х годов, обусловленные экономическими факторами – трудоизбыточностью села, безработицей, низкой заработной платой – носили главным образом возвратный характер и мало влияли на систему расселения гагаузов в Молдавии, остававшуюся достаточно устойчивой и стабильной, не подрывали основ процессов воспроизводства этноса.

В последнее десятилетие существования Советского Союза (1979-89 гг.) в картине пространственного размещения гагаузов произошли существенные изменения. Именно в это десятилетие, накануне распада СССР, резко усилились центробежные тенденции в миграциях гагаузов. В этот период четко проявилась тенденция усиления рассредоточения этноса, «распыления» гагаузов по территории СССР, что вело к расширению возможностей для межэтнического взаимодействия, межэтнических контактов на разных уровнях, могло способствовать усилению ассимиляционных процессов у гагаузов, смене этнической идентичности у части представителей гагаузского этноса. Эти тенденции в миграционном поведении гагаузов определялись, в первую очередь, проблемами трудоизбыточности села в южных районах Молдавии, ограниченными возможностями приема мигрантов малыми городскими поселениями территории компактного проживания гагаузов из-за их слабого промышленного и социальнокультурного потенциала. Определенное влияние на миграционное поведение гагаузов в этот период оказали и изменения, происходившие в политической и социально-экономической жизни Молдавии, в усложнении межэтнических отношений.

Территориальные перемещения гагаузов конца 1970-х-1980-х гг.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.