WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Подобная ограничительная тенденция имела место и в отношении СНК Удмуртской АССР, в своей деятельности находившегося в зависимости не только от партийных, но и от вышестоявших государственных органов союзного и федерального (РСФСР) уровней. Это свидетельствовало о том, что его права были практически низведены до уровня прав обл(край)советов. Так, в соответствии со ст. Конституции Удмуртской АССР, к компетенции автономии относились контроль и наблюдение за состоянием и управлением предприятий союзного и союзнореспубликанского подчинения, подведомственных органам союзного и федерального (РСФСР) уровней. Однако об этих полномочиях в Конституции РСФСР ничего не упоминалось, то есть в Конституции Удмуртской АССР не предусматривалось каких-либо правовых гарантий реализации указанных прав Удмуртской АССР. Учитывая специфику и оборонное назначение предприятий Удмуртии, которые были преимущественно союзного подчинения, можно констатировать сохранение реальной хозяйственной власти союзных ведомств на территории автономии, бессилие органов государственной власти и управления Удмуртии перед реально хозяйствовавшими на территории республики союзными ведомствами.

Кроме того, Конституция Удмуртской АССР (п. «а» ст. 41) констатировала, что СНК Удмуртской АССР объединяет и проверяет работу уполномоченных общесоюзных и союзно-республиканских наркоматов, однако и здесь не было уточнено, какие именно правовые гарантии предусматривались для СНК Удмуртской АССР по объединению и проверке работы уполномоченных общесоюзных и республиканских наркоматов. В итоге, руководящая хозяйственная деятельность СНК Удмуртской АССР ограничивалась местными рамками и производилась в русле единого народнохозяйственного плана. Он не обладал экономической независимостью и в основном формировал бюджет Удмуртской АССР за счёт производства местной («риковской») промышленности.

Таким образом, формально Удмуртская АССР обладала широкими полномочиями во всех сферах государственной и общественной жизни, но при этом Конституции РСФСР и Удмуртской АССР лишь декларировали гарантии их осуществления. В отношении высших органов государственной власти и управления Удмуртии отсутствовали реальные правовые гарантии, обеспечивавшие конституционные нормы, закреплявшие политико-правовой статус автономии. С учётом того, что утверждение конституций автономных республик, в том числе и Конституции Удмуртской АССР, Верховным Советом РСФСР состоялось лишь 2 июня 1940 г., полномочия Удмуртии во взаимоотношениях с союзными и союзнореспубликанскими органами власти имели весьма ограниченный и неравноправный характер. В целом в предвоенный период высшие органы государственной власти и управления Удмуртской АССР являлись составной частью союзной советской «мобилизационной» системы, призванной реализовывать политический курс, определенный партийно-государственным руководством страны с учётом изменившихся внутренних и внешних факторов.

Во второй главе — «Чрезвычайные органы советского государства в годы Великой Отечественной войны» — изучаются проблемы истории внеконституционных властно-управленческих структур периода 1941—1945 гг.

Первый параграф — «Государственный Комитет Обороны и институт уполномоченных ГКО: функции и положение в системе органов советского государства» — посвящён выявлению цели и значения создания ГКО, учреждения института его уполномоченных, анализу их функций и положения в системе органов советского государства. В параграфе констатируется, что ГКО был поставлен над всеми существовавшими в СССР на тот период времени партийными и государственными органами. Включение в его состав известных представителей высшего партийно-государственного руководства СССР привело к тому, что в персональном плане произошло фактическое совмещение трёх партийногосударственных органов (ГКО, Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР). Это явилось очередным этапом процесса персонализации высшего эшелона партийногосударственной власти, вершиной которого был И. В. Сталин. Исходя из этого, значение образования ГКО состояло в том, что концентрация всех властных функций в руках узкого круга лиц позволила отойти от соблюдавшихся ранее бюрократических формальностей в управлении государством, от необходимости многочисленных согласований, оформления партийных директив в «советском порядке», и обусловила повышение оперативности в принятии важнейших решений, что было предельно важно в военной обстановке. С образованием ГКО, ставшего главным организующим звеном в процессе организации обороны страны, сверхцентрализованная административно-командная система управления, изначально создававшаяся для борьбы с враждебным капиталистическим окружением, объективно получила своё окончательное оформление.

Важнейшей функцией ГКО была организация бесперебойной работы оборонной промышленности, а также промышленных отраслей её обслуживавших, путём осуществления непосредственного руководства и контроля над деятельностью соответствовавших государственных органов отраслевого управления, переданных из ведения СНК СССР в ведение ГКО, и всей системы подведомственных им промышленных предприятий. Ключевая роль в реализации этой функции ГКО отводилась институту его уполномоченных. Они осуществляли непосредственный контроль на местах над исполнением постановлений и распоряжений ГКО, направленных на организацию обороны страны, обладая при этом всеми правами ГКО в области снабжения фронта. Всем органам власти и управления предписывалось оказывать уполномоченным ГКО всяческое содействие в проводимых мероприятиях, любые их требования и распоряжения никем не могли быть взяты под сомнение и должны были выполняться неукоснительно.

Во втором параграфе — «Деятельность Уполномоченного ГКО в Удмуртской АССР» — процесс функционирования института уполномоченных ГКО исследуется на примере деятельности Уполномоченного ГКО в Удмуртской АССР. Материалы параграфа, позволили констатировать, что функции Уполномоченного ГКО в Удмуртской АССР были достаточно широкими. Его первостепенной задачей было обеспечение практической реализации постановлений ГКО по выпуску военной продукции расположенными на территории Удмуртии предприятиями оборонной промышленности СССР. Решая эту задачу, Уполномоченный ГКО осуществлял жёсткий контроль как над работой переданных в его непосредственное ведение оборонных предприятий, так и над своевременным обеспечением их необходимыми материальными и техническими средствами. В этих целях, в качестве представителя высшего чрезвычайного органа власти СССР, Уполномоченный ГКО в Удмуртской АССР, во-первых, имел право не только непосредственного (то есть даже в обход органов государственного управления союзного уровня и их учреждений на местах) и единоличного оперативного распоряжения всеми этими материально-техническими средствами в границах республики, но и, во-вторых, также непосредственно и оперативно мог действовать и за её пределами, предпринимая необходимые меры по успешному проведению в жизнь постановлений ГКО.

Подобное автономное положение института Уполномоченного ГКО в системе государственных органов полностью соответствовало чрезвычайной обстановке военного времени, способствуя централизации государственного управления военной экономикой и повышению оперативности руководства последней в условиях войны.

Третья глава — «Высшие органы государственной власти и управления Удмуртской АССР в годы Великой Отечественной войны» — посвящена анализу деятельности высших конституционных государственных органов республики в военный период. Обращается внимание на то, что образование ГКО, приведшее к частичному изменению компетенции высших государственных органов союзного уровня, не повлекло за собой пересмотра основ советского государственного строя, и в военной обстановке оставались действовавшими как Конституция СССР 1936 г., так и конституции союзных и автономных республик СССР, равно как продолжали свою работу и конституционные органы государственной власти и управления всех уровней. Тем не менее, начало войны внесло в процесс функционирования последних определённые изменения, которые не были связаны с организацией неконституционных властных структур, а явились следствием чрезвычайной обстановки военного времени в целом.

В первом параграфе — «Верховный Совет Удмуртской АССР» — исследуется процесс функционирования Верховного Совета Удмуртской АССР. Делается вывод, что изменения в его деятельности, как и в деятельности Верховных Советов СССР, союзных и автономных республик СССР, выразились, прежде всего, в том, что произошло нарушение установленного законом и основанного на принципе выборности порядка его формирования (очередные выборы состоялись 9 февраля 1947 г.), а также сокращение депутатского корпуса, которое было вызвано объективными причинами, в частности, мобилизацией части депутатов в РККА, либо их переводом на работу в другие регионы Советского Союза. Поэтому возможности регулярной сессионной работы оказались ограниченными, созыв сессий осуществлялся нерегулярно. Деятельность Верховного Совета Удмуртской АССР в 1941— 1945 гг. проходила, главным образом, в форме работы депутатов в избирательных округах. Всё это в совокупности объективно способствовало дальнейшему развитию процесса утверждения Верховного Совета Удмуртской АССР в роли высшего «законопубликующего» государственного органа, являвшегося проявлением процессов общесоюзного уровня и выражавшегося в том, что среди законов, принимавшихся на сессиях Верховного Совета, преобладали законы об утверждении указов его Президиума.

Второй параграф — «Президиум Верховного Совета Удмуртской АССР» — посвящён анализу деятельности Президиума Верховного Совета Удмуртской АССР. Основным изменением в деятельности последнего с началом войны явилось то обстоятельство, что, поскольку регулярный созыв сессий Верховного Совета оказался невозможен, фактически на протяжении всего военного периода Президиум, согласно Конституции, исполнял функции высшего органа государственной власти республики. Это было характерно и для вышестоявших государственных органов — Президиумов Верховных Советов СССР и РСФСР. С другой стороны, война повлияла на организационные формы работы Президиума Верховного Совета Удмуртской АССР — его заседания стали проводиться нерегулярно и, вследствие мобилизации части его членов в РККА, в неполном составе. Претерпела изменения в годы войны и организационная структура аппарата Президиума Верховного Совета Удмуртской АССР, основной тенденцией развития которого на протяжении большей части военного периода было сокращение штатных единиц.

В процесс практической деятельности Президиума Верховного Совета Удмуртской АССР изменений принципиального характера война не внесла, поскольку, с одной стороны, все те вопросы, которые по Конституции были отнесены к сфере его компетенции, решались Президиумом и в годы войны. При этом его деятельность, за исключением отдельных, обусловленных условиями военного времени аспектов, в основном не выходила за рамки, определённые Конституцией. С другой стороны, как и в довоенные годы, в военный период Президиум Верховного Совета Удмуртской АССР продолжал действовать под руководством партийного аппарата, по отношению к которому его деятельность была вторичной. Главным проявлением этого было то, что постановления и указы Президиума Верховного Совета Удмуртской АССР принимались и издавались на основании директив местных и центральных органов ВКП(б). Это, как и в случае с Верховным Советом Удмуртской АССР, вело к дальнейшему принижению его роли и превращению в государственный орган, лишённый политической самостоятельности.

В третьем параграфе — «Органы государственного управления Удмуртской АССР» — исследуется деятельность органов государственного управления Удмуртской АССР и СНК Удмуртской АССР — высшего исполнительнораспорядительного органа государственной власти республики, объединявшего и направлявшего деятельность органов отраслевого управления. Великая Отечественная война внесла в процесс его функционирования определённые изменения.

Последние коснулись направлений деятельности Совнаркома и, соответственно, круга рассматривавшихся им вопросов. Война значительно расширила компетенцию, объём и виды его работы за счёт задач военно-мобилизационного характера, что было характерно для конституционных органов государственного управления СССР всех уровней. Происходившее в связи с этим образование новых управленческих структур, перераспределение компетенции между ними и уже имевшимися органами государственного управления, преследовало цель максимально приспособить государственную систему к условиям войны. При этом СНК Удмуртской АССР продолжал объединять, координировать и направлять работу всех подведомственных ему государственных органов, как конституционных, так и временных, взаимоотношения с которыми осуществлялись как сверху вниз по инициативе Совнаркома, так и снизу вверх по инициативе органов отраслевого управления, обращавшихся в Правительство по тем или иным вопросам.

Изменения в деятельности СНК Удмуртской АССР и подведомственных ему органов в годы войны касались и их организационной структуры. Они имели две основные причины: сокращение госаппарата и ликвидация отдельных органов государственного управления с одновременным созданием новых, вызванных потребностями военного времени, а также кадровые перемещения. При этом наиболее характерными особенностями функционирования вновь создававшихся специальных государственных органов было то, что большинство из них не имели собственного аппарата и использовали аппарат существовавших органов. Их деятельность носила временный характер, и они упразднялись по мере выполнения поставленных задач.

Основной формой работы СНК Удмуртской АССР в военный период, как и в довоенное время, являлось проведение заседаний, рассмотрение и разрешение вопросов его компетенции. Среди изменений в этой области следует обратить внимание лишь на то, что в условиях войны наметилась тенденция к увеличению постановлений СНК Удмуртской АССР, принятых совместно с Бюро обкома ВКП(б).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.