WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 32 |

Идейно-политическая победа Мао во внутрипартийной борьбе привела к принципиальным переменам в социально-экономической политике КПК и прежде всего в аграрной сфере: введены хлебная монополия, карточная система. Китай резко повернул на путь командно-административного функционирования народного хозяйства и сделал это в кратчайшие сроки. В 1955 г. КПК перешла к кооперированию деревни, его темпы были резко усилены и осуществлен переход к кооперативам высшего типа. КПК настойчиво искала пути социально-политического контроля за крестьянством.

К концу 1956 г. в кооперативы было вовлечено 96,3% хозяйств (по плану – 33%), в том числе высшего типа – 88%. Это крупнейшее социальное мероприятие вызвало сопротивление крестьян. В 1956 г. было развернуто сплошное преобразование промышленности и торговли в госкапиталистические, а фактически осуществлена национализация частных предприятий за выкуп. В розничной торговле доля частного капитала к концу 1956 г. составляла лишь 3%. Таким образом, в масштабах всей страны произошли радикальные социально-экономические перемены – была ликвидирована частная собственность и резко ограничены рыночные отношения.

Проведение преобразований в первой половине 50-х годов выявило такие черты в политике КПК, как представление о решающей роли политических и идеологических кампаний, военно-административных методов, ускорение темпов преобразований и нарушение постепенности, нехватка опыта и кадров, неподготовленность к управлению огромной страной, принудительный характер мер, отсутствие технической базы для повышения производительности труда. Чертой всего политического развития КНР было все возраставшее насаждение идей и культа личности Мао Цзэдуна. В обществе складывается система идеологического контроля и политического манипулирования, проводятся кампании перевоспитания интеллигенции, навязываются представления об обострении классовой борьбы. Внутри КПК продолжалось столкновение двух идейнополитических тенденций – умеренно-прагматической и радикально-утопической.

Ориентация на дружбу с СССР стала главной чертой внешней политики Китая. В 1950 г. подписаны договор о дружбе, союзе и взаимной помощи, соглашение о безвозмездной передаче прав СССР по управлению КВЖД. Помощь СССР сыграла большую роль в строительстве нового государства и в восстановлении народного хозяйства.

В конце 50-х годов страна стала ареной рискованных экспериментов Мао для форсированного развития социалистических процессов. Первым из них был «большой скачок в промышленности и сельском хозяйстве» (1958 г.), в ходе которого Мао стремился противопоставить новому курсу КПСС (после XX съезда) собственную политическую линию. Суть ее – опередить время и обогнать СССР в строительстве новой жизни.

Не имея возможности за короткий срок создать в стране развитую экономическую базу, Мао решил свести скачок в будущее к реформе человеческих взаимоотношений, к стимулированию трудового энтузиазма в условиях эгалитарного быта, казарменных форм существования и при крайней степени официализации жизни. В «народных коммунах» совмещались промышленность, сельское хозяйство, торговля, просвещение и военное дело, обобществлялись труд и основные средства производства, вся собственность крестьян, вводилось уравнительное распределение доходов, ликвидировался принцип материальной заинтересованности и распределения по труду. Энтузиазм трудящихся подогревался лозунгом «Три года напряженного труда – десять тысяч лет счастья».

Результаты проявились быстро. Уже в конце 1956 г. и еще более остро в 1959 г. страна стала испытывать голод. Трудовая активность лишенных земли и всякой собственности крестьян снизилась. Производство было дезорганизовано, причем не только в деревне, но и в городе. Нарушен принцип планирования в промышленности, образовались диспропорции в экономике, разрушено оборудование, впустую растрачен энтузиазм людей.

Произошли изменения и во внешнеполитическом курсе.

КНР заявила о претензиях на особую роль в Азии и во всем мире. В 1959 г. начались инциденты на китайско-индийской границе, обстрел островов в Тайваньском проливе. КНР отказалась от дружбы с СССР (в 1960 г. отозваны советские специалисты), стал пропагандироваться лозунг «опора на собственные силы», что означало намерение прервать связи с соцстранами, выступления против политики мирного сосуществования и возможности предотвращения мировой войны.

На рубеже 60-х годов другая группировка КПК («прагматики») сумела несколько исправить положение в стране. Но конфликт между Мао и ее лидерами (Пэн Дэхуай, Дэн Сяопин) не прекращался. В первой половине 60-х г. развернулась борьба за армию, повсеместно внедрялись армейские методы работы.

К 1965 г. разногласия в руководстве КПК достигли большой остроты. Они касались методов, целей и перспектив развития КНР, ее внутренней и внешней политики. Конфликт привел к новому грандиозному социальному эксперименту – к «культурной революции», под знаменем которой прошло десятилетие – последнее в жизни Мао (1966–1976 г.). Это была борьба за ускользающую власть. Смысл ее сводился к стремлению посчитаться с помешавшей ему и поставившей под сомнения его действия партией, что и привело к погромам партийных органов, аппарата власти и всей интеллигенции отрядами красногвардейцев – хунвейбинов («красные охранники»). Последние свято верили в обожествленного ими вождя и преданно исполняли его указания. В стране вместо демократии шло утверждение военно-бюрократической диктатуры при опоре на армию, утверждалась маоистская «модель коммунизма», нарастала реальная угроза гражданской войны. Складывался режим личной и безграничной власти Мао, откровенно возрождались традиции «восточного деспотизма». Культурная революция дорого обошлась стране и привела экономику КНР к глубокому кризису.

Внутреннее развитие Китая обусловило характер его внешней политики. С 60-х до начала 80-х годов сохранялась напряженность в отношениях с СССР, их борьба в глобальном масштабе. Росло количество инцидентов на границе (1967, 1969 г.), выдвинуты претензии на советскую территорию и тезис об «угрозе с Севера». Проявлялся великодержавный, националистический характер политики Китая. Вспыхнул серьезный конфликт с Индией (1962 г.), возникла напряженность на бирманской границе, резко ухудшились отношения с Вьетнамом (1978 г.). К началу 70-х годов СССР объявлен врагом № 1, подготовка к войне стала главной целью экономического строительства. Китай пошел на сближение с США (1976 г.), выдвинул цель – создание «широкого международного фронта» против СССР.

Эксперименты Мао продемонстрировали, что в Китае была создана сталинская модель с жесткой властью классического восточного типа при ограничении индивидуальных прав и свобод и всесилии бюрократической администрации, опирающейся на мощное идеологическое давление. Этому способствовали:

привычка китайцев уважать сильную личность и стабильную администрацию, привычно пренебрежительное отношение к торговцам и собственникам, частникам, высокий уровень социальной дисциплины, готовность почитать старших и мудрых.

Важную роль сыграли сила и авторитет власти, стиль внутрипартийной борьбы в КПК – боязнь раскола партии диктовала склонность к компромиссам, разногласия не становились открытыми. Однако эта модель не дала желаемых результатов, наоборот, оказалась деструктивной.

Перед преемниками Мао в 1976 – 1978 г. встала острая проблема: как выйти из тупика В партии развернулась острая политическая и идеологическая борьба фракций. Радикальная «четверка» сторонников продолжения курса Мао потерпела поражение и была арестована. На руководящих постах укреплялись «прагматики». Провал экономических мероприятий этих лет убедил их в необходимости глубоких структурных реформ для Китая. Началась мощная кампания под лозунгом – «практика – единственный критерий истины». Пленум ЦК КПК (декабрь 1978 г.) был полной победой сторонников Дэна, он санкционировал реформы.

В начале 80-х годов «прагматики» перешли в наступление:

добились осуждения «культурной революции», начали реабилитацию пострадавших, поставили вопрос о личной ответственности Мао, начался процесс демаоизации общества. Новое руководство КПК и КНР прагматически подошло к решению задачи превращения Китая в богатую державу, пошли на деидеологизацию своей политики и выдвинули на первый план лишь патриотические идеи строительства богатого Китая. Эти глубокие политические перемены создали предпосылки для новой экономической политики.

Суть экономических реформ была проста: был открыт путь к возвращению заинтересованности труженика в плодах своего труда, для чего были ликвидированы коммуны, а земля отдана крестьянам. Возникли десятки тысяч рынков, коммерция официально легализирована. С 1984 г. реформа охватила город: сильно ограничены роль госплана и центрального регулирования, созданы возможности для развития кооперативно-коллективного и индивидуального секторов. Директорам госпредприятий предоставлялись широкие права и возможности. Реформы были радикальными и осуществлялись быстро и решительно, первые три года (1979–1981) были объявлены годами реконструкции, а плановые задания сняты. Резко уменьшены ассигнования на военные нужды, сокращена армия, военной промышленности вменено в обязанность содействовать перестройке экономики. Существенно ограничены полномочия административных органов, включая парткомы.

Результаты реформ сказались столь быстро, что это удивило весь мир. Резко возросло производство продовольствия: к 1984 г. страна вышла на уровень 400 млн. тонн зерна в год, что вполне достаточно для обеспечения ее населения (1 млрд.

300 млн.) необходимым минимумом питания. Средний жизненный стандарт крестьянства вырос в 2–3 раза. Появились слои зажиточных крестьян и горожан, работающих на рынок. Промышленность обратилась лицом к внутреннему рынку. Изменился и общий стандарт поведения людей: они стали свободнее, появились личные вкусы, предпочтения, изменения в одежде (исчезла униформа времен Мао), поведении, образе мышления, стремление к основам правового государства.

Но на пути реформ были и препятствия. Сопротивлялся привыкший к власти партийный аппарат. Проявились негативные явления, вызванные рыночным хозяйством (злоупотребления властью, коррупция, контрабанда, инфляция, социальная напряженность между бедными и богатыми, особенно в деревне). Однако на фоне успехов и высоких средних темпов роста (с 1979 г. темпы экономического роста составляли 12–18% в год) они признавались официально лишь досадными издержками развития. Съезды КПК полностью и безоговорочно поддерживали взятый Дэн Сяопином и во многом успешно осуществленный благодаря его руководству курс на реформу. Идеологически он был обоснован официальным признанием того, что Китай является отсталой развивающейся страной и что рано говорить о серьезном строительстве социализма. Пока Китай находится на начальном этапе строительства социализма, причем социализма с китайской спецификой. Считалось, что именно этому соответствует избранная модель развития со значительным включением элементов рыночного хозяйства, существенной ролью приватизированного сектора, работающего на свободный рынок. К концу 80-х годов реформы привели страну к высоким достижениям.

Но быстрые темпы экономической реформы привели к неожиданно возникшим проблемам социально-политического и идеологического характера. В 1987 г. впервые заговорили о перестройке политической системы (ввели принцип сменяемости и омоложения руководителей). Сохраняется сбалансированное отношение к Мао, хотя его культ впервые был признан и осужден в 1981 г. В попытке решения задач руководство страны на рубеже 80-90-х годов стало пятиться назад. Реализация реформы означала крах маоистского режима. Однако коммунисты не могли активно поддержать процесс становления частного капитала. С 1989 г. они отчетливо видели пример СССР, вступившего на путь структурной перестройки и быстрыми темпами обретавшего состояние нестабильности. Кроме того, они ощущали, что любое послабление в социально-политической и идеологической сфере означало бы курс не только на дестабилизацию, но и быстрый развал страны. Не забывали они и об ответственности, которую каждый из причастных к власти после этого должен был бы нести.

Таким образом, авторитарный режим и командно-административные формы контроля над страной должны были уйти с политической сцены ради экономического развития по рыночному пути. Необычность Китая в том, что экономический механизм к рубежу 80-90-x годов раскрутился, а коммунистические руководители, связанные со старым режимом, не хотели углублять демократические преобразования. В результате возник эффект перегретого котла.

«Перегрев экономики» начал чувствоваться с середины 80-х годов. В конце 80-х годов требования демократизации и ухода руководства КПК от власти стали громче, и к ним прислушивались влиятельные лица в руководстве (Генсеки КПК Ху Яобан, Чжао Цзыян). Однако у Генсеков КПК не было всей власти – реальная власть продолжала оставаться в руках формально отошедшего от нее архитектора реформ Дэн Сяопина. Дэн долго колебался, так как понимал, что требование политических реформ разумно и справедливо. Но он сознавал и другое – согласие на радикальные политические реформы (по примеру СССР и Восточной Европы) приведет режим к краху с непредсказуемыми последствиями. Выбор был сделан в пользу меньшего зла.

Демократическое движение студентов, выплеснувшееся летом 1989 г. на улицы и площади Пекина, было раздавлено на площади Тяньаньмэнь танками. Студентов направили в вузы на идеологическое перевоспитание. Снова голову подняли коммунистические реакционеры. Демократов упрекали в том, что они – сторонники буржуазного либерализма, что соответствовало действительности (в начале 90-х годов этот термин стал даже идеологическим клеймом). Разгром демократического движения надолго снял вопрос о проведении политических реформ и демократизации политической структуры.

После 1989 г. экономика продолжала развиваться, хотя и более сдержанными темпами. Утвердилось требование сохранения и усовершенствования «социализма с китайской спецификой». После крушения СССР коммунистические верхи поздравили друг друга с выбором 1989 г. Сегодня в КПК существуют две группировки по вопросу реализации этой концепции – радикалы (сторонники скачкообразного развития) и консерваторы (эволюционный путь). По сути дела, китайская концепция – это общий для всего развивающегося мира путь. Подчеркивание своей специфики – это камуфляж для того, чтобы выиграть время и предотвратить социальный взрыв. Китай идет по пути буржуазного либерализма, но руководство, от которого это прежде всего и зависит, хочет, чтобы это происходило как можно медленнее и плавнее. Для ускорения темпов нужен уход поколения ветеранов войн и революций.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.