WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 35 |

За допущенные ошибки велика ответственность Сталина, который всецело подчинил процесс выработки политических решений борьбе за власть. Именно она диктовала ему и политическую позицию, и выбор сторонников. Бухарин, например, считал, что чрезвычайные меры не могут быть системой, но члены ЦК поддержали Сталина, который в условиях «чрезвычайщины» получил гораздо большую свободу рук. И когда на Объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) (январь 1933 г.) Каганович сказал, что мы мало расстреливаем и что надо ужесточить репрессии, этот чудовищный призыв ни у кого из членов ЦК уже не вызывал открытых возражений. «Теория» обострения классовой борьбы по мере успехов социализма начинает завоевывать все больше и больше формальных сторонников ЦК, увеличивая тем самым поддержку Сталина. Но, тем не менее, в партии продолжалась борьба двух тенденций. Бухарин в «Известиях» (май 1934 г.) напечатал статью «Экономика страны Советов», в которой содержалась мысль о создании социалистического рынка, о том, что в дело надо пустить материальные стимулы, которые должны действовать через механизм советской торговли. В этом Сталин увидел опасность, поэтому он обратился к членам Политбюро со специальными, но голословными толкованиями. Речь шла о том, удастся ли установить нормальные, стабильные отношения между городом и деревней или же неумение владеть ситуацией будет по-прежнему компенсироваться насилием. декабря 1934 г. в Смольном был убит Киров. Большинство историков склонны считать, что Сталин не имел прямого отношения к организации убийства Кирова, совершенного Николаевым, по их мнению, по личным мотивам. Однако генсек использовал эту трагедию в своих целях. Реакция на убийство Кирова последовала мгновенно. Восстанавливается «чрезвычайщина», происходит расправа с бывшими оппозиционерами, совершаются массовые аресты, репрессии захлестнули партию и страну. В день убийства Кирова было принято постановление Президиума ЦИК СССР о порядке ведения дел по подготовке или совершении террористических актов. На следствие отводилось не более 10 дней, дела рассматривались без прокурора и адвоката. Приговор к смертной казни приводился в исполнение немедленно. В марте 1935 г. принят закон о наказании семей изменников Родины, а в апреле указ ЦИК СССР разрешил привлекать к уголовной ответственности детей с 12 лет.

Сталину удалось создать своеобразную командно-административную систему, которая распространилась на все сферы жизни общества и нашла поддержку у основной массы рабочего класса и большей части крестьян. Произошло сращивание партийных и государственных структур. Созданный таким образом партийно-государственный аппарат сконцентрировал в своих руках законодательную, исполнительную и судебную власть. Увеличился партийный и государственный аппарат. За вторую половину 30-х годов число наркоматов с 18 увеличилось до 41. Аппарат был главной опорой Сталина в руководстве страной.

Уровень компетенции руководителей средних звеньев аппарата был ниже, чем уровень окружения Сталина. Более 70% секретарей горкомов и райкомов партии к началу 40-х годов имели лишь начальное образование. Эти люди испытывали большие затруднения в работе и нуждались в подробных инструкциях сверху. Еще ниже был уровень общей и политической культуры у основания этой пирамиды. Даже в партии неграмотные составляли 3%. Причина прочности этой системы была в том, что строительство социализма вызвало огромный энтузиазм. Честно и много трудились советские люди, они не допускали мысли о преступности Сталина, которого пропаганда ставила на одну ступень с Лениным. Свои победы они считали результатом мудрой сталинской политики. И все же народ внушал этому руководству страх. Отсутствие гласности становилось для командноадминистративной системы как бы шапкой-невидимкой. Культ личности позволял скрывать преступления и сделать символом социализма Сталина. По утверждению Сталина, властвуют те, кто правит. Уже со второй половины 20-х годов происходят аресты квалифицированных специалистов, знатоков рыночной конъюнктуры. Репрессиям подвергались и крестьяне при проведении сплошной коллективизации. Масштабы устрашения, жестокость парализовали волю людей. Смена кадров, приобретавшая характер массовых репрессий, вела к тому, что многие руководители перестали думать и ориентировались только на верхи. Время от времени в жестокостях происходили «откаты», в сознание людей вселялись иллюзии: волна репрессий кончена, все враги уничтожены и можно спокойно работать. Без этого Сталин и созданная им модель действовать не могли. Это был сознательный политический маневр. До начала 30-х годов репрессии развертывались главным образом под флагом борьбы с классововраждебными элементами – кулаками, нэпманами, буржуазными специалистами. В 1934 г. ОГПУ вошло в состав НКВД (во главе его стояли Ягода, затем Ежов и, наконец, Берия), в котором сосредоточились органы госбезопасности, милиция, внутренние и пограничные войска, исправительно-трудовые лагеря и огромные стройки, рудники, лесоразработки, где трудились заключенные. В связи с реформированием НКВД в 1934 г. был образован ГУЛАГ – Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения. По состоянию на 1 марта 1940 г. ГУЛАГ включал 53 лагеря, 425 исправительнотрудовых колоний и 50 колоний для несовершеннолетних. В местах заключения находились 1668200 человек. Удельный вес осужденных за контрреволюционные преступления (ст. 58 УК РСФСР) в 1940 г. составлял 33,1%. По данным КГБ, всего за период с 1930 по 1953 г. по статье 58 были осуждены 3778234 человека, из них расстреляны 786098 человек. Жестокость стала нормой общественной жизни.

Репрессии нанесли серьезный ущерб делу социализма, авторитету партии. Большое число граждан были подвергнуты наказаниям, вплоть до расстрела, на основе решений неконституционных, чрезвычайных, закрытых органов. Подсудимого лишали права на защиту, на апелляцию. Иногда Сталин считал необходимым организовывать открытые процессы, особенно над людьми, известными всему миру. С одной стороны, подтверждалась «законность» их репрессирования, с другой, создавалась обстановка всеобщей подозрительности и страха. Начало было положено «Шахтинским делом» (1928 г.), процессами «Промпартии», «Союзного бюро меньшевиков» (1930 – 1931 г.).

Но наибольший общественный резонанс получили процессы 30-х годов.

Первым из них был процесс (август 1936 г.) по делу так называемого троцкистско-зиновьевского террористического центра, по которому проходили Г.Зиновьев, Л.Каменев и другие – всего 16 человек. Они обвинялись в покушении на Кирова, в подготовке покушения на жизнь Сталина, а также в шпионаже, вредительстве, диверсиях и др. преступлениях. Этому предшествовал процесс так называемого «Московского центра» во главе с Г.Зиновьевым и Л.Каменевым (январь 1935 г.).

В 1936 г. застрелился М.П.Томский, председатель ВЦСПС.

В январе 1937 г. состоялся процесс по делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра», по делу проходят Г.Пятаков, К.Радек, Г.Сокольников и другие (17 человек, из них приговорены к расстрелу, 4 – к тюремному заключению). В день окончания процесса были расстреляны все, кроме Радека и Сокольникова. Их уничтожили позже.

В феврале 1937 г. ушел из жизни Г.Орджоникидзе, нарком тяжелой промышленности и член Политбюро ЦК. В июне г. застрелился Я.Гамарник, начальник Политуправления Красной Армии. К этим трем процессам примыкает и закрытый суд по делу восьми военных руководителей (Тухачевский, Якир, Уборевич и др.), обвиняемых в шпионаже и подрыве боевой мощи Красной Армии. В марте 1938 г. – процесс так называемого «Антисоветского правотроцкистского блока» (которого, как и предыдущих, вообще не было). По делу проходят Н.Бухарин, А.Рыков, Г.Ягода, Н.Крестинский и др. Главной действующей фигурой этих процессов был Вышинский, генеральный прокурор СССР. Он считал, что цель суда – не поиск истины, а установление «вероятности» виновности обвиняемого, которая субъективно определяется обвинением. Обвиняемые признавались в самых фантастических злодеяниях: шпионаже и заговорах с целью убийства Сталина и других членов правительства, вредительстве и т.д. С помощью пыток, морального террора, угроз в адрес семей подследственных добиться от них признаний не составляло труда.

В таких судебных процессах все принципы демократического правосудия были нарушены. Они велись в духе предвзятости и имели целью еще раз подтвердить безусловную виновность подсудимых и великую правоту тех, кто давно уже разглядел в них заклятых врагов социализма. Логика борьбы за власть в государстве и партии, логика преступления вели Сталина к уничтожению под прикрытием политических процессов 30-х годов основных кадров партии и государства, всех неугодных ему деятелей науки, культуры, независимо от того, принимали они участие в оппозиции или нет.

С утверждением сталинского диктата круто изменилось отношение и к интеллигенции. Стал создаваться образ внутреннего врага: им стала интеллигенция, выросшая в дореволюционные годы. Началось бесцеремонное вмешательство в творческую лабораторию деятелей культуры и науки, отрицание какой-либо независимости, самостоятельности суждений.

Диктаторы всех времен и их ретивые прислужники начинали глумление над народом с «вырубки» интеллигенции. С нарастающей силой потянулись беспощадные «чистки». Репрессий не избежал ни один из отрядов интеллигенции: ни инженерно-технические работники (дела о промышленном вредительстве), ни ученые (в заключении побывали С.Королев, А.Туполев, В.Петляков, репрессированы были крупные экономисты А.Чаянов, Н.Кондратьев, выдающиеся историки Е.Тарле, С.Платонов, М.Покровский, погиб Н.Вавилов и др.), ни военная интеллигенция (дело о военном заговоре), ни творческие работники (были репрессированы В.Мейерхольд, О.Мандельштам и др.). Одновременно формировался тип лжеученого (Т.Д.Лысенко). Неприязнь Сталина к представителям творческой интеллигенции носила закономерный оттенок: в силу универсальности своих знаний эта интеллигенция была связующим нервом (несмотря на все «чистки» и «ампутации») между мыслящей Россией и мыслящей Европой. Сталинская стратегия на изоляционизм требовала уничтожения или рабской покорности этого «нерва», низведения граждан до положения бесправных «винтиков».

Страшным преступлением сталинизма является попытка редактировать историю, уничтожить историческую память народа. Проводились кампании по переименованию городов и улиц.

Осуществлялось закрытие церквей, изъятие церковного имущества.

Но и в это суровое время продолжали существовать оазисы большого искусства, нередко в муках пробивая себе дорогу, несмотря на периодические «проработки» (творчество Д.Шостаковича, М.Шолохова, С.Эйзенштейна, С.Прокофьева, М.Булгакова, А.Ахматовой и многих др.). Никакие надругательства и репрессии не могли остановить процесс культурного развития. Интеллигенция пронесла через все испытания верность передовым гуманистическим идеалам, и даже в разгул сталинского террора рождалось немало шедевров, которые вошли в сокровищницу мировой цивилизации.

В настоящее время Родине возвращены имена многих честных советских людей, и работа по реабилитации безвинно пострадавших продолжается. Но нельзя представлять этих людей героями, борцами против тоталитаризма. Жертвы и палачи были людьми одной формации, одного мировоззрения. Погибшие были активными строителями того режима, который в конечном итоге был использован Сталиным для расправы над «старыми коммунистами». Это было время палачей и жертв, причем они часто менялись местами.

Сталинские репрессии не прекращались и после январского 1938 г. Пленума ЦК ВКП(б), принявшего постановление «Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально-бюрократическом отношении к апелляциям исключенных из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков». Теперь они перестали быть неконтролируемыми, «чрезвычайными», приняли плановый характер. Виновными в «перегибах» стали местные власти и непосредственные исполнители – органы НКВД.

Цели, поставленные Сталиным, были достигнуты. Общество было поставлено под контроль партии и карательных органов. Советы осуществляли лишь второстепенные хозяйственные и организаторские функции. Партия и другие институты политической системы превратились в послушные инструменты вождя. Этому утверждению как будто противоречит принятие Конституции 1936 г., в которой провозглашалось расширение демократических свобод. Однако конституционные нормы имели чисто номинальный характер, не оказывали влияния на повседневную жизнь.

Конституция противоречила практике сталинщины и публично делала ее противозаконной. Конституция и жизнь резко разошлись. В самом деле, в Конституции провозглашалась неприкосновенность личности, тайна переписки, невозможность наказания без суда. А в жизни продолжались массовые аресты, произвол, внесудебные репрессии. В Конституции говорилось о равноправии классов, а колхозники не имели паспортов и были лишены права свободного передвижения. Формально новая Конституция СССР отвечала лучшим мировым образцам того времени, однако, она слабо соответствовала реальной общественно-политической ситуации в стране. Новая Конституция нужна была генсеку, так как он хотел видеть себя не только вождем партии, но и всей страны. Сталин, провозгласив в Конституции «нерушимое единство» рабочих и крестьян, трудовой интеллигенции, наций и народностей СССР, превращался в вождя многонационального советского народа, державы, раскинувшейся на просторах 1/6 части планеты. Конституция как бы подводила итог государственного строительства и была призвана показать миру, что, возглавив страну, лежащую в руинах гражданской войны, именно он, Сталин, привел ее к победе социализма.

Таким образом, к середине 30-х годов в СССР завершилось формирование административно-командной системы. Ее важнейшими чертами были: централизация системы управления экономикой, усиление авторитарных начал в руководстве общественно-политической жизнью. Сужение демократических свобод и прав граждан и общественных институтов сопровождалось ростом и укреплением культа личности И.В.Сталина.

Многие отечественные и зарубежные историки считают возможным говорить о том, что в 30-е годы в СССР сформировалось тоталитарное общество.

И все-таки было бы не верно в исключительно мрачных тонах представлять общественную атмосферу 30-х годов. Страна добилась впечатляющих экономических результатов. Миллионы советских людей получили образование, значительно повысили свой социальный статус, приобщились к культуре;

десятки тысяч, поднявшись с самых «низов», заняли ключевые посты в хозяйственной, военной, политической сферах. Видимо, именно поэтому общественная атмосфера 30-х годов была пронизана пафосом свершений.

Не следует забывать, что это были годы невиданного энтузиазма, подвижничества, массового трудового героизма советского народа, что не могло не вызывать симпатию и уважение миллионов людей различных стран мира.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.