WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 21 |

Венский конгресс установил новый международный порядок в Европе. Восточному же вопросу на нем не нашлось времени и места. Историки спорят, чья это вина - России или Англии. Нам представляется, что руководители этих стран в равной степени не желали заниматься на конгрессе восточными делами, так как не видели перспектив их реального урегулирования - уж очень велики были разногласия. Поэтому они предпочли обойти Восточный вопрос, оставить его открытым и предоставить будущему его развитие, сохранив статус кво.

Сразу после Венского конгресса в 1815-1816 гг. дал знать о себе североафриканский регион Восточного вопроса из-за пиратства Туниса, Алжира и Триполи, находившихся под контролем Турции.

В апреле 1816 г. Россия предложила великим державам обсудить ситуацию и принять совместные меры для безопасности средиземноморской торговли. Английские власти предпочли действовать самостоятельно. В мае 1816 г. британский флот предпринял карательную военно-морскую операцию в Алжире, в результате которой большая часть пиратского флота оказалась уничтоженой. Таким образом позиции Англии в Средиземном море упрочились.

В 1822 г. греки поднялись на восстание против турецкого владычества. Их борьба вызвала новый всплеск активности западной и российской дипломатии. Министр иностранных дел Англии лорд Кэстлри отказывал в поддержке грекам с учетом возможного усиления русского влияния на Балканах и в продолжение общей стратегической линии британской дипломатии на сохранение целостности и могущества Оттоманской Порты. "Сколь бы варварской ни была Турция, она в системе Европы составляет необходимое зло", - заявлял глава Форин оффис. Аналогичную позицию в греческих делах занимала и австрийская сторона, но по другим соображениям. Она рассматривала восстание греков как угрозу консервативным принципам Священного союза, как проявление опасной революционной крамолы, могущей распространиться по всему континенту. Из Лондона и Вены предпринимались дипломатические демаршы по сдерживанию Александра I от вмешательства в греческие дела.

Франция и Пруссия предпочитали держаться в тени. В результате греческий вопрос не был включен в повестку заседаний Веронского конгресса Священного союза, и греческая делегация не была на него допущена.

После самоубийства в августе 1822 г. Кэстлри британское ведомство возглавил Джордж Каннинг. Он совершил резкий поворот в политике Англии. 25 марта 1823 г. официальный Лондон признал греков воюющей стороной, а в декабре предоставил им первый заем на 800 тыс.ф.ст. Эти шаги английского кабинета создали хорошую основу для проведения совместной с Россией политики в греческом вопросе. По итогам миссии герцога Веллингтона в Петербург 4 апреля 1826 г. был подписан англо-русский протокол о признании Греции особым государством с собственным правительством, но под верховным контролем Турции.

Что побудило Каннинга к таким действиям Первая причина - опасения того, что неучастие Англии в греческих делах приведет к усилению влияния России. Вторая причина связана с общественным мнением на Британских островах в пользу греков. В марте 1823 г. в Лондоне появился Греческий комитет при участии влиятельных вигов герцогов Бедсфорда и Глостера, лорда Рассела, ученых и публицистов Риккардо, Бентама. Членом комитета являлся и лорд Байрон. Десятки англичан отправились добровольцами сражаться за свободу Греции. Нарастала критика в парламенте. В то же время Каннинг разделял идею целостности Османской империи и всячески уклонялся от далеко идущих обязательств в пользу Греции. Так, когда осенью 1825 г. греческое правительство направило в Лондон "Акт подчинения" с просьбой о британском протекторате, министр ответил следующее:

"Нельзя ожидать, чтобы британское правительство, связанное с Портой отношениями дружбы и векового сотрудничества... ввязалось в неспровоцированные действия против нее в чужом споре".

Совместный демарш Англии и России вызвал беспокойство в Вене и Париже. Австрийские власти сочли Петербургский протокол большой ошибкой. Французская же дипломатия из опасения оказаться в изоляции изъявила желание присоединиться к Англии и России. 6 июля 1827 г. три европейские державы подписали Лондонский протокол о согласованных действиях в пользу Греции.

Они потребовали от Турции признания ее полной внутренней автономии. Последовал отказ Порты, который привел к морской битве кораблей России, Англии и Франции и турецко-египетской эскадры в Наваринской бухте 20 октября 1827 г. Разгром флота Османской империи вызвал неоднозначную реакцию в Англии и Франции. В монархических и консервативных кругах осуждалось участие в битве английских и французских эскадр, говорилось о том, что результат Наваринской битвы на руку России.

Весной 1828 г. по инициативе Порты началась очередная русско-турецкая война. Австрийская дипломатия попыталась использовать ситуацию для того, чтобы разрушить англо-франко-русское согласие в греческих делах. Она готовила совместный демарш всех западных держав с целью не допустить нового успеха России. Однако Англия и Франция продолжали поддерживать греков. В августе 1828 г. Лондон добился соглашения с египетским пашой Мухаммедом-Али о выводе им своих войск из Греции. Одновременно Франция ввела экспедиционный корпус в Морею. Таким образом каждая из великих держав стремилась перехватить инициативу у других и создать себе прочные преимущественные позиции в Греции.

По Адрианопольскому миру 14 сентября 1829 г., завершившему русско-турецкую войну, Порта вынуждена была согласиться на автономию Греции. 3 февраля 1830 г. международный протокол зафиксировал независимый статус греческого государства, определил его границы и принцип монархического устройства. Началась конкуренция между претендентами на греческий престол, за которыми опять-таки стояли великие державы: Леопольд Саксен-Кобургский - ставленник Англии и Оттон Баварский - французский кандидат. В мае 1832 г. спор решился в пользу последнего. Таким образом произошел первый акт распада Оттоманской империи. Пример Греции воодушевил другие подвластные Порте народы.

Выполняя статьи Адрианопольского договора, султан издал в 1830 г. специальный указ (хатт-ишериф), провозгласивший Сербию самоуправляющимся княжеством. Новый хатт-и-шериф 1833 г.

определил его границы и размер ежегодной дани, уплачиваемой Порте (2 млн. 300 тыс. грошей). По этому же указу сербы получили право на создание собственного войска, своего суда и системы образования.

В начале 30-х годов XIX в. Восточный вопрос вновь встал в центр европейской дипломатии изза турецко-египетского конфликта. Паша Египта Мухаммед-Али отказался платить очередной взнос в казну султана Махмуда II и потребовал от него передать под управление Сирию в качестве обещанной платы за участие в войне с греками. Осенью 1831 г. египетская армия вступила в Сирию и 21 декабря 1832 г. разгромила турок у Коньи. Махмуд II обратился за помощью к Европе.

Официальный Лондон по прежнему руководствовался принципом статус-кво в восточных делах и проявлял заинтересованность в предотвращении дальнейшего распада Османской империи. Новый глава Форин оффис лорд Г.Пальмерстон был не очень высокого мнения о жизнеспособности Османской империи. "Какой энергии можно ожидать от нации, не догадавшейся приделать каблуки к туфлям", - говаривал он. И все же его восточная политика базировалась на убеждении, что "велико для интересов Англии и для поддержания мира в Европе сохранение в качестве независимого государства территорий и провинций, составляющих Османскую империю". Июльская монархия во Франции, приобретшая значительное влияние на Мухаммеда-Али и имевшая своих советников в его администрации и армии, наоборот готова была поддержать Египет. В этом различии позиций двух держав коренился источник нового раунда англо-французских противоречий.

Пока Лондон и Париж осторожничали и занимались дипломатическим маневрированием (в частности, Пальмерстон руками империи Габсбургов намеревался обеспечить британские интересы) в дело решительно вступила Россия. В феврале- апреле 1833 г. эскадра М.П.Лазарева с 10-тысячным десантом вошла в Босфор, чтобы защитить Турцию от наступления египетских войск. В связи с этим возникает вопрос: почему российские власти, прежде всегда проявлявшие заинтересованность в расчленении Османской империи, пришли ей на помощь В историографии накопилось немало версий на сей счет. Например, такая, что действиями Николая I руководила ненависть к Луи-Филиппу и его режиму, стоявшими за спиной Египта. Заслуживает внимания и другая версия: в Петербурге не желали, чтобы на смену дряхлеющей турецкой державы пришла новая египетская, которая могла бы упрочить империю и сделать ее более недоступной для России.

Так или иначе действия Николая I побудили европейские страны к незамедлительным мерам со своей стороны. Осуществляются демонстративные маневры английской и французской эскадр у берегов Турции, следует давление на стамбульские власти. В мае 1833 г. в Кютахье подписывается соглашение, по которому Мухаммед-Али признавал верховную власть султана и уводил войска из Анатолии, а Махмуд II оставлял под управлением паши занятые им Сирию, Палестину и Киликию.

Следовательно, основания для присутствия в Турции русских войск были устранены, Англия, Франция и Австрия потребовали их вывода. Это было сделано, но перед уходом 8 июля 1833 г. состоялось подписание русско-турецкого договора в Ункяр-Искелеси, который давал России большие военнополитические преимущества перед Западом. Ункяр-Искелесийский договор особенно уязвил Британию и вызвал бурную реакцию ее прессы и парламентариев. "Наши министры вручили Турцию России", - негодовала газета "Морнинг Пост". Острой критике внешняя политика правительства подверглась в палате общин. Перед Пальмерстоном была поставлена задача скорейшего разрушения успеха России. "Чего бы мне хотелось и о чем я постоянно думаю - это маленькая конвенция между Англией и Турцией, по которой мы поможем Порте защитить ее территорию как от России, так и от Мухаммеда-Али", - писал министр.

26 августа 1833 г. Турция получила англо-французскую ноту о непризнании этими державами Ункяр-Искелесийского договора. 28 октября аналогичное представление было сделано Петербургу.

Дипломатические ведомства Англии и Франции приступили к интенсивной обработке Махмуда II, уверяя его в неискренности и в агрессивных намерениях России, потворствуя (особенно Англия) реваншистским амбициям султана по отношению к Мухаммеду-Али. Большую роль в проведении западного влияния на Порту сыграл Мустафа Решид-паша, находившийся послом в Париже и в Лондоне в 1835-1837 гг. Воздействие Англии и Франции на Турцию шло и по экономическим каналам.

В конце XVIII- первой половине XIX в. Восточный вопрос дополняется внешнеэкономическим аспектом, который постепенно будет иметь все более возрастающее значение в политике великих держав. Уже к концу XVIII в. Англия и Франция фактически поставили под контроль левантийскую и североафриканскую торговлю. Восток постепенно занимал важное место в британском экспорте. Так, по данным Д.Мокира в 1770-1840 гг. на экспорт шло 70% текстиля, из которого почти треть приходилась в районы ближневосточных и анатолийских владений Порты, что приводило к упадку традиционные ремесленные центры. За первую половину XIX в. производство тканей в Анатолии сократилось в 10 раз. Однако в условиях враждебности России, сепаратизма, роста национальноосвободительного движения султан и реформаторы, не имея прочной внутренней опоры и надеясь на поддержку Англии, шли ей на уступки в экономических вопросах. Ярким примером такой политики явился англо-турецкий торговый договор 16 августа 1838 г. Английская сторона закрепила свою экономическую инициативу, упрочила влияние на турецких реформаторов-западников и получила весомый аргумент в соперничестве с царизмом в восточных делах.

В апреле 1839 г. инспирируемые западными державами турецкие власти атаковали египтян в Сирии. Но к лету военный успех перешел к войскам Мухаммеда-Али, и в июне турки потерпели крупное поражение у Назиба. 27 июля 1839 г. пять великих держав выступили с коллективной нотой по поводу этих событий, в которой содержалась рекомендация к обеим воюющим сторонам воздержаться от какого-либо решения их конфликта без участия Европы. Однако согласие по Восточному вопросу внутри европейского концерта было весьма зыбким. Пальмерстон ратовал за организацию военно-морской экспедиции против Египта, Луи-Филипп категорически возражал против этого и выступал на стороне Мухаммеда-Али. Недоверие и подозрительность друг к другу в обеих странах стала перерастать во враждебность. В июле 1840 г. некоторые горячие головы в британском кабинете (среди них Пальмерстон) заговорили о возможной войне против Франции. "Хозяйка Индии не может разрешить Франции превратиться прямо или косвенно в хозяйку путей в Индию", - так аргументировал свою позицию министр иностранных дел. И все же остановились на мерах дипломатической борьбы против Июльской монархии с целью ее изоляции.

15 июля 1840 г. представители Англии, Австрии и России подписали в Лондоне соглашение о помощи султану вплоть до военной и о сохранении вассальной зависимости Египта от Порты.

Мухаммед-Али при поддержке Франции отказался от выполнения этого соглашения. Тогда в сентябре 1840 г. в Сирию направилась англо-австро-турецкая военная экспедиция. В таких обстоятельствах египетский паша предпочел не рисковать и вывел свои войска из Сирии. К тому же во Франции позиции воинственного министра Ф.Гизо пошатнулись и верх стала брать партия мира во главе с королем "...я не позволю моему маленькому министру завлечь меня слишком далеко. В сущности он хочет войны, а я не хочу; когда у меня не будет других средств, я порву лучше с ним, чем с Европой", - решил Луи-Филипп.

Во всех этих военных и дипломатических перипетиях странной и не вполне объяснимой выглядит позиция России. Она имела Ункяр-Искелесийский договор с Турцией, но почему-то не прибегла к нему и действовала вместе с другими великими державами, тем самым явно утрачивая приобретенное ранее преимущество. То ли это было нежелание риска ссоры с Западом, то ли пресловутое стремление посильнее уязвить Францию и выступить против нее единым блоком с Англией и Австрией, то ли это был просто дипломатический просчет. В 1841 г. истекал срок действия Ункяр-Искелесийского договора. Английская дипломатия делала все, чтобы он не был возобновлен и чтобы заменить его более широким соглашением с участием всех заинтересованных сторон. И ей это удалось. 13 июля 1841 г. была подписана вторая лондонская конвенция, причем к участникам предыдущей присоединилась Франция. Документ фиксировал закрепление статус кво в Восточном вопросе и ставил отношения между Турцией и Египтом под контроль европейского концерта.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.