WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 21 |

Присутствующие после непродолжительных прений решают: 1) отпечатать 1000 подписных листов и разослать их во все церкви Орловской епархии, ко всем городским головам уездных городов и во все уездные управы для сбора пожертвований; 2) устроить в городском саду гуляние с тем, чтобы собранные на нем за вход деньги обращены были в пользу славян, а также пригласить лиц, дающих в Орле различные увеселения, отделить часть сбора для этой благотворительной цели; 3) открыть при редакции "Орловского вестника" прием пожертвований; 4) имена всех жертвователей, цифры делаемых ими приношений всякий раз своевременно печатать в "Орловском вестнике" и затем все поступающие деньги предоставлять преосвященному владыке; 5) для начала доброго дела лица, присутствующие в этот вечер, собирают и передают преосвященному 704 руб.

Такое возбужденное настроение в русском обществе как нельзя более кстати для славян, потому что теперь они сильнее чем когда-либо нуждаются в поддержке. Подтверждением этого может служить полученная в Петербурге телеграмма от генерала Черняева, который извещает, что санитарный отдел всей сербской армии слаб и терпит полный недостаток в докторах, медикаментах и во всех вообще медицинских пособиях. При этом сербский главнокомандующий обращается с мольбой к щедрости всего русского общества и взывает о помощи сербам. Общество попечения о раненых и больных воинах в лице председателя генерал-адъютанта Баумгартена, руководимое теплым и горячим участием к судьбе страждущих, являемым августейшей покровительницей государыней императрицей, с своей стороны обращается ко всем учреждениям с настоятельною просьбою усилить, насколько возможно, денежные и материальные сборы в пользу славян и выражает при этом уверенность, что сердце каждого русского сочувственно отзовется на их страдания. Вместе с тем Общество уже распорядилось послать на театр военных действий санитарный отряд, сопровождаемый большим транспортом операционных и перевязочных средств.

Там же. - С.126-127.

10. Из письма А.М.Горчакова русскому послу в Лондоне П.А.Шувалову о задачах русской политики на Балканах и отсутствии притязаний на территорию Турции.

22 октября 1876 г.

Я усматриваю с глубоким удивлением в Вашем последнем письме, что мысли о наших притязаниях на Константинополь и о вожделениях завещания Петра Великого продолжают занимать некоторые умы в Англии. Признаюсь, я думал, что это "старье" вышло из веры и отнесено, вместе с покорением индийских владений Россиею, в область мифологической политики.

Сколько раз русские государи повторяли всенародно, что никакое присоединение земель Турции не входит в их политику, что они были бы этим весьма затруднены и что поддержание status quo на Востоке составляет наилучшее из соображений...

Единственное основательное соображение для русских выгод заключалось в том, чтобы оставить ключ в Черное море в руках довольно слабых, которые не могли бы замкнуть для России этот торговый выход и угрожать ее безопасности. Владычество турецкое соответствовало этой программе. Разве наша вина, если турки этим злоупотребляли, сделав свое господство невыносимым для своих христианских подданных Не содействовала ли тому английская политика возбуждением в Порте недоверчивости к России собственным соперничеством и помогая Порте основать свою власть на одной силе Там же. - С.183.

11. Из циркуляра А.М.Горчакова русским дипломатическим представителям за границей о причинах мобилизации русской армии.

1 ноября 1876 г.

Прискорбные события, обагрившие кровью Балканский п-ов, произвели глубокое впечатление во всей Европе. Правительства, по состоявшемуся между ними соглашению, признали необходимым во имя человеколюбия и общего блага положить преграду такому порядку вещей. Они прекратили кровопролитие, настояв на заключении обеими воюющими сторонами перемирия, и условились определить основы мира, который предоставил бы христианским населениям положительные обеспечения против неисправимых злоупотребелений турецкой администрации и необузданного произвола оттоманских властей, ограждая вместе с тем и Европу от периодического возобновления кровавых потрясений.

Императорское правительство стремилось всеми силами к упрочению единодушия между великими державами, сохраняя непристанно в виду, что в настоящем вопросе интересы политические должны уступить место более возвышенным интересам всего человечества и спокойствия Европы.

Но между тем как дипломатия ведет в течение года переговоры, имеющие целью привести европейское соглашение к действительному осуществлению, Порта воспользовалась возможностью вызвать из глубины Азии и Африки темные силы наименее обузданных элементов исламизма, возбудить фанатизм мусульман и раздавить под тяжестью численного превосходства христианские населения, вступившие в борьбу за свое существование.

Ввиду таковых усложнений государь император, принимая с своей стороны твердую решимость преследовать и достигнуть всеми зависящими от него средствами предначертанную великими державами цель, изволил признать необходимым мобилизовать часть своей армии.

Государь император не желает войны и сделает все возможное для избежания оной. Но е. в-во не остановится в своей решимости до тех пор, пока признанные всею Европою принципы справедливости и человеколюбия, к коим народное чувство России примкнуло с неудержимою силою, не возымеют полного и обеспеченного прочными гарантиями осуществления.

Там же. - С.200.

12. Из статьи "Восточный вопрос" в журнале "Общее дело", 1877, № 1.

Женева.

Русское общество всегда симпатизировало славянам, но обращение правительства с славянским вопросом было таково, что только способствовало охлаждению этих симпатий. За дело освобождения народов у нас бралась власть, не знавшая меру своему деспотизму, изолированная от общества и опирающаяся только на горсть бюрократов и любимцев. Мудрено ли, что в своей борьбе с конституционной Европой она делала ошибки за ошибками.

О правоте русских стремлений к заступничеству за славян, к устройству их независимости говорить много нечего: она ясна как день. Что несколько миллионов людей в продолжении столетий живут париями под властью фанастичной орды... это справедливо, конечно, считается позором Европы и еще большим позором для нас, а наше резкое и открытое заступничество за них есть простое дело нашего национального и человеческого достоинства. Оно делает нам честь, которая не уменьшается, а скорее увеличивается тем, что мы сами еще не можем назвать себя ни свободными, ни счастливыми. Кому же нибудь надо, в самом деле, прекратить этот длинный мартиролог славянских племен; кому же нибудь надо разрубить эту ржавую цепь, приковыващую их живые организмы к турецкому трупу, и если Европа не обнаруживает никакого расположения заняться этим делом, то кому же и взяться за него, как не нам, их единоплеменникам. Как бы мы ни мало были расположены увлекаться важностью исторического значения элемента племенной родственности, но и он все-таки к чему-нибудь да обязывает.

Там же. - С.252-253.

13. Конвенция между Россией и Австро-Венгрией, заключенная в Будапеште 15 января 1877 г.

Ст.1. Высокие договаривающиеся стороны, считая, что христианское и мусульманское население Боснии и Герцеговины слишком перемешано для того, чтобы можно было ожидать действительного улучшения их участи только от автономного их устройства, условились между собой требовать на Константинопольской конференции для этих провинций лишь такого автономного управления, которое не вышло бы далеко за пределы, установленные депешей от 30 декабря 1875 г.

и гарантией Берлинского меморандума. Ввиду того, что Болгария находится в условиях, более благоприятствующих деятельности автономных учреждений, они берут на себя обязательство требовать на конференции для этой провинции более широкой автономии, обставленной серьезными гарантиями.

Ст.II. В случае если бы переговоры не привели к желаемому результату и последовал бы разрыв с последующей войной между Россией и Турцией, императорское и королевское правительство формально обязуется соблюдать по отношению к действующей изолированно России доброжелательный нейтралитет и, насколько это будет от него зависеть, парализовать путем дипломатического воздействия попытки вмешательства или коллективного посредничества, с которыми могли бы пытаться выступить другие державы.

Ст.VII. Е.в. император австрийский и проч. и апостолический король венгерский оставляет за собой право выбора момента и способа занятия своими войсками Боснии и Герцеговины. Условлено, что эта мера, не являющаяся актом солидарности с занятием Болгарии русскими войсками, - ни в истолковании ее правительством его импер. и корол. величества, ни при проведении ее в жизнь, не должна иметь враждебного характера в отношении России. Точно так же интервенция русской армии в Турции не должна ни в своем истолковании императорским русским правительством, ни в своем выполнении иметь враждебный характер в отношении Австро-Венгрии.

Ст.VIII. Высокие договаривающиеся стороны обязуются не распространять своих военных операций: е. в. император австрийский и пр. и апостолический король венгерский - на Румынию, Сербию и Черногорию, а е. в. император всероссийский - на Боснию, Герцеговину, Сербию и Черногорию.

Сербия, Черногория и разделяющая эти два княжества часть Герцеговины образуют сплошную нейтральную зону, пройти через которую армии обеих империй не будут иметь права, и предназначенную для того, чтобы предотвратить всякое непосредственное соприкосновение последних. При сем, однако, условлено, что императорское и королевское правительство не будет противиться комбинированным действиям сербских и черногорских сил вне пределов их государств совместно с русскими войсками.

Ст.IX. Последствия войны и территориальные изменения, которые могли бы явиться результатом возможного распадения Оттоманской империи, будут урегулированы одновременно специальной конвенцией...

Сборник договоров России с другими государствами.

1856-1917. - М.,1952. - С.149-153.

14. Из дополнительной конвенции между Россией и Австро-Венгрией.

Была подписана 6 (18) марта 1877 г., но датирована 3 (15) января - днем подписания основного текста конвенции.

Ст.I. Обе высокие договаривающиеся стороны, имея конечной целью улучшение участи христиан и желая устранить возможность какого бы то ни было плана значительной аннексии, которая могла бы нарушить мир и равновесие Европы, что не входит в их намерения и что было бы не в интересах обеих империй, согласились ограничить их возможные аннексии следующими территориями:

император австрийский и пр. и король венгерский - Боснией и Герцеговиной, исключая часть, находящуюся между Сербией и Черногорией, относительно которой оба правительства договарятся, когда наступит момент ею располагать;

император всероссийский: в Европе частями Бессарабии, которые восстановили бы старые границы империи до 1856 г.

Ст.II. Высокие договаривающиеся стороны обязуются оказывать друг другу взаимную дипломатическую поддержку, если бы территориальные изменения, которые повлекли бы за собой война или распадение Оттоманской империи, стали бы предметом коллективного обсуждения великих держав.

Ст.III. Е.в. император австрийский и пр. и король венгерский и е.в. император всероссийский при своем свидании в Рейхштадте согласились в принципе по следующим пунктам: в случае территориальных изменений или распадения Оттоманской империи образование большого сплоченного славянского или иного государства исключается; напротив, Болгария, Албания и остальная Румелия могли бы стать независимыми государствами; Фессалия, часть Эпира и остров Крит могли бы быть присоединены к Греции. Константинополь с прилегающей территорией, границы которой подлежат установлению, мог бы стать вольным городом. Их величества констатируют, что не желают никаких изменений в этих предположениях, и вновь заявляют о своем желании их сохранить, как основу их последующей политики...

Там же. - С.153-155.

15. Из послания министра иностранных дел Великобритании Дерби английскому послу в Петербурге А.Лофтусу об отрицательном отношении английского правительства к объявлению Россией войны Турции.

19 апреля (1 мая) 1877 г.

Милорд! Депешей № 147 от 24 апреля с.г. я передал вашему высокопревосходительству копию циркулярной депеши князя Горчакова от 7 (19) апреля, в которой сообщалось о приказе русского императора своим армиям перейти турецкую границу.

Правительство ее величества с глубоким сожалением встретило это известие. Оно не принимает заявлений и доводов, приводимых князем Горчаковым в оправдание принятого решения.

Оно не скрывает, что считает присутствие русских вооруженных сил на границах Турции угрожающим ее безопасности, делающим разоружение невозможным, вызывающим чувство страха и фанатизма среди мусульманского населения, препятствующим установлению мира и проведению реформ. Оно не может поверить, что ввод этих армий на турецкую территорию уменьшает трудности или улучшает положение христианского населения во владениях султана.

Но действия, предпринятые русским правительством, вызывают более серьезные и более важные соображения. Они противоречат условиям Парижского договора от 30 мая 1856 г., по которому Россия и другие державы, подписавшие его, обязывались, каждая со своей стороны, уважать независимость и целостность территории Оттоманской империи. На Лондонской конференции в 1871 г., в итоге которой вышеизложенные положения были снова подтверждены, русский уполномоченный совместно с представителями других держав подписал декларацию, гласящую, что "основным принципом закона народов является то, что ни одна держава не может сама ни освободиться от обязательств, возложенных на нее договором, ни изменить его положения, иначе как с согласия договаривающихся сторон или полюбовным соглашением".

Выступив против Турции по собственной инициативе и прибегнув к оружию, не посоветовавшись с союзниками, русский император отделился от европейского концерта, сохраняемого до сих пор, и одновременно изменил установленному порядку, которого сам обязался придерживаться.

Нельзя предвидеть последствия подобного шага. Правительство ее величества... считает своим долгом заявить официально и публично, что это решение русского правительства не может рассчитывать на его содействие и одобрение.

Имею честь и пр. (Подписано) Дерби.

Освобождение Болгарии от турецкого ига: Сб. документов:

В 3 Т. - М.,1964. - Т.2. - С.41-42.

16. Из инструкции А.М.Горчакова русскому послу в Лондоне П.А.Шувалову об англо-русских переговорах относительно соблюдения интересов обеих стран.

18 мая 1877 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.