WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |

Рутилий Руф, выдающийся военный, юрист и историк, свою карьеру начал под командованием Метелла в Югуртинскую войну (Салл. Юг. война, 50). Он известен как разработчик новых правил римского военного обучения. В 111 или 110 гг. до н.э. Рутилий Руф был пропретором провинции Азия. В 105 г. до н.э. избирался консулом. Последние годы жизни Руф отдал занятиям литературой и написанию мемуаров (Циц. К Бруту, XXII. 85; Тац. Агр., 1).

В 94 г. до н.э. Рутилий прибыл в провинцию Азия в качестве легата наместника Квинта Муция Сцеволы. Наместник проводил политику расширения автономии греческих городов и сближения с местной знатью. Наместник требовал от откупщиков возмещения убытков, нанесенных ими местным жителям.

Наиболее влиятельных агентов откупщиков, уличенных в ограблении провинциалов, Кв.Сцевола приказал распять. После отъезда наместника в Рим, Рутилий Руф продолжил политику преследования публиканов и их агентов. По возвращении в столицу Кв.Сцевола подвергся нападкам со стороны всадников, однако далее дело не пошло (Циц. Об орат., I. 53; К Аттику, VI.

1. 15; К Бруту, 30). Рутилию Руфу же было предъявлено обвинение в вымогательстве, и он предстал перед всадническим судом.

Большинство античных авторов видит в обвинении Руфа акт мести со стороны публиканов (Лив. Эпит., 70; Флор, II. 5. 3;

Диодор, XXXVII. 5; Вал. Макс, II. 10. 5; VI. 4. 4). Консуляра приговорили к возмещению причиненных им убытков. Не имея возможности выплатить оговоренную сумму, Рутилий Руф отправился в изгнание. Он вернулся в «ограбленную» им Азию. Многие города этой провинции высылали навстречу свои делегации, предлагая Руфу избрать их местом пребывания (Вал. Макс., II. 10. 5). Современникам лживость обвинения была очевидна, так как Рутилий Руф имел репутацию неподкупного человека.

Именно данный эпизод наиболее часто приводится в качестве примера непримиримой борьбы двух сословий. Однако посмотрим на него с другой стороны. Деятельность наместника Азии и его легата нашла отражение у целого ряда античных авторов (Велл. Пат., II. 13;

Лив. Эпит., 70; Циц. К Бруту, 30. 114-115; Вал. Макс., II. 10. 5; Свет.

О грамм., 6. и др.). Только одно это заставляет задуматься: не уникален ли этот случай Если уникален, то в чем причина появления в Азии Кв.Муция Сцеволы и Рутилия Руфа Ответ попытался дать Э.Бэдиан.

По его мнению, отправка обоих консуляров была инспирирована римским правительством69. В их задачу как раз и входило ограничение аппетитов откупщиков ради облегчения участи населения провинции.

В противном случае провинция Азия могла стать легкой добычей набирающего силу Митридата VI Евпатора. Дальнейшие события показали правильность выбранной тактики. Особый характер миссии консуляров Э.Бэдиан подчеркивает наблюдением, что пост легата у молодого наместника Кв.Сцеволы занимал престарелый и заслуженный Рутилий Руф. Такое соотношение для обычной практики римских магистратов было нехарактерно.

Можно по разному относиться к трактовке события, предложенной Э.Бэдианом, но для нас важно, что действия Кв.Сцеволы и Р.Руфа по своему характеру уникальны. Об этом свидетельствует и тот факт, что жители провинции увековечили память о наместничестве Кв.Сцеволы особым праздником (Циц.

Верр., II. 51). Сенат одобрил образ действий администраторов и в своих предписаниях наместникам Азии подавал его в качестве примера (Вал. Макс., VIII. 15. 6; Циц. К Аттику, VI. 1. 15). Но кто следовал этому примеру Другие наместники проводили совершенно иную политику по отношению к откупщикам. По крайней мере в источниках нет упоминаний о процессах, аналогичных рассмотренному выше. Есть все основания предположить, что схема с передачей дел о вымогательствах в провинции суду из представителей всаднического сословия, администрация провинций оказалась под контролем со стороны публиканов верна лишь в самых общих чертах. Всадникам не было особой необходимости возбуждать дела против представителей провинциальной администрации, так как те были с ними заодно. Исключение – деятельность Квинта Муция Сцеволы и Рутилия Руфа и реакция на нее – только подтверждает правило.

§ 2. Луций Сулла и публиканы Драматическим эпизодом римской политической жизни была борьба Суллы и Мария за пост командующего в войне с Митридатом.

По закону и выпавшему жребию этот пост должен был занять консул 88 г. до н.э. Луций Корнелий Сулла. Однако народный трибун Публий Сульпиций Руф провел через народное собрание постановление, согласно которому командующим назначался Гай Марий. Считалось, что выдвижение Мария было обусловлено тем, что всадников не удовлетворяла кандидатура Суллы как «сенатского» полководца. Его вторжение в сферу интересов всаднического сословия в провинции Азия неминуемо должно нести им угрозу. Во избежание этого всадники выдвинули кандидатуру Гая Мария, издавна защищавшего их интересы70.

Обращаясь к борьбе Суллы и Мария за пост командующего в войне против Митридата, мы подходим к вопросу о римских политических партиях. В этой чрезвычайно важной и сложной проблеме мы разделяем методологический подход Н.Н.Трухиной71. По ее мнению, оба политических деятеля были выразителями не сословных, а партийных, в римском понимании слова, интересов. За Суллой стоял нобилитет, «партия», отстаивающая традиционную политическую систему, то есть свои привилегии. Границы олигархической клики были довольно четко очерчены, а состав однороден и компактен. Дело Суллы было делом аристократии, но не сената. «Партия» Мария включала в себя массу рабовладельцев Италии, большинство сената – широкий круг богачей, недовольных политическим засильем нескольких десятков знатных фамилий. Марианцы – это массовое неоформленное течение средних слоев Италии. Назначение командующего в войне с Митридатом послужило поводом для кровавых столкновений между этими партиями.

Каким же образом сказалось вторжение сенатского полководца в сферу интересов представителей всаднического сословия Как уже отмечалось выше, Сулла после заключения Дарданского мира обложил местное население Азии огромным налогом. Сумма его, по свидетельству Плутарха, равнялась 20 тысячам талантов (Плут.

Сул., 25; Лук., 4). Аппиан делит всю сумму на долги за пять лет и военные расходы Суллы (Апп. Митр., 62). Для взимания штрафа Сулла разделил всю территорию Азии на округа, а сбор денег производился с помощью солдат (Апп. Митр., 63).

Данные обстоятельства дали почву для утверждения, будто Сулла отменил откупную систему и устранил публиканов от сбора налогов. Этим он якобы значительно ущемил интересы и подорвал могущество всаднического сословия. Такой взгляд очень удачно вписывается в схему постоянной борьбы двух сословий72. Однако прямых свидетельств отмены Суллой откупной системы в источниках нет. Трудно предположить, что такой факт был бы обойден вниманием хронистов.

Рассмотрим, какая ситуация в Малой Азии перед Третьей Митридатовой войной (74-64 гг. до н.э.) представлена в источниках. Плутарх сообщает: «Митридат вторгся в Вифинию.

Города вновь встречали его с радостью, и не только в одной Вифинии, всю Малую Азию вновь охватил приступ прежнего недуга, ибо то, что они терпели от римских откупщиков и сборщиков податей, переносить было невозможно» (Плут. Лук., 7).

«Азия, которая снова испытала притеснение сборщиков налогов, (…) жила теперь новыми надеждами и жаждала предполагаемой смены власти» (Плут. Серт., 24). Таким образом, к Третьей Митридатовой войне население Азии вновь оказалось под гнетом ростовщиков и сборщиков налогов. Откуда же взялся этот гнет, если Сулла отстранил откупщиков от сбора налогов Четкий ответ можно найти у Аппиана:

«Города, не имея средств и занимая под огромные проценты, стали закладывать ростовщикам кто театры, кто гимнасии, кто свои укрепления, кто гавани и всякое другое общественное достояние» (Апп. Митр., 63). Цицерон также в письме брату Квинту замечает, что дань, наложенную Суллой, провинциальное население выплачивало с помощью откупщиков (Циц. К бр. Кв., I. I. 11. 33).

Возникшая ситуация весьма любопытна. Сулла остро нуждается в средствах для ведения гражданской войны. Чтобы их получить, у него есть два способа: взять необходимую сумму у откупных компаний, действующих в Малой Азии, или обложить налогом местное население. Первый путь, если принять версию о непримиримых противоречиях финансистов и Суллы, вряд ли был приемлем. Полководец облагает местное население налогом и собирает деньги с помощью солдат. Но можно ли считать такие действия ударом по интересам финансистов Нехватка средств заставила местное население обратиться к тем же публиканам, заложить свою недвижимость, способствуя тем самым их процветанию. Кроме того, по-видимому, прямой налог вводился только для взимания штрафа, а текущие сборы по-прежнему находились в руках откупщиков.

С другой стороны, можно предположить, что финансисты не хотели давать денег Сулле как политическому противнику.

Тогда почему же они предоставили займы восточным общинам, зная, куда пойдут эти суммы Так или иначе, Сулла не только не закрыл представителям всаднического сословия средств обогащения, но, изгнав Митридата из римской провинции, дал им новые возможности для процветания.

§ 3. Роль всадников в судьбе Луция Лукулла Непосредственное отношение к проблеме взаимоотношений двух сословий в вопросах внешней и провинциальной политики имеет судьба Луция Лициния Лукулла. Считается, что именно всаднические круги сыграли решающую роль в низложении сенатского полководца. Подобный взгляд также находится в русле концепции непримиримой борьбы двух сословий: сенатский полководец, попадая в зону финансовых интересов всаднического сословия, т.е. в восточные провинции, пытается путем реформ подорвать их могущество, тем самым способствуя борьбе своих сторонников в столице. Всадники, в свою очередь, добиваются его смещения и меняют на «своего» полководца – Гнея Помпея.

В отечественной литературе отсутствуют специальные работы, посвященные деятельности этого полководца. Труды общего характера, где о ней упоминается, полностью находятся в рамках приведенной выше схемы73. Зарубежные авторы, в подавляющей массе, также связывают низложение Лукулла с недовольством его мероприятиями всаднических кругов74. В качестве еще одной причины выдвигается недовольство Лукуллом его армии.

На наш взгляд, решающую причину смещения Лукулла следует искать не столько в Азии, где происходила его основная деятельность, сколько в Риме, в котором произошли серьезные политические события.

В 70 г. до н.э. в столицу вернулись два победоносных полководца – Гней Помпей, победитель Сертория, и Марк Красс, победитель Спартака. У каждого имелась закаленная в боях армия – важный аргумент в политической борьбе. Помпей стал требовать у сената земельных наделов для своих ветеранов, а себе – консульства и триумфа. Однако сенат отказал ему, сославшись на правило, по которому консулом и триумфатором мог стать только тот, кто прошел всю лестницу ординарных магистратур.

Помпей же не был даже квестором. Упорство сената толкнуло Помпея на союз с популярами. Он решил добиваться своих требований через народное собрание, минуя сенат. Популяры, в свою очередь, также пошли на союз с Помпеем, так как им был необходим «свой» полководец и его армия для борьбы с сенатом.

Перед Крассом встала дилемма: либо выступить с коалицией против сената, либо с сенатом против коалиции. Он избрал первый путь, посчитав его более надежным. Красс попросил Помпея о помощи в избрании его консулом, на что тот охотно откликнулся (Плут.

Помп., 21).

Сенату оставалось только надеяться на Квинта Метелла и его армию. Но престарелый полководец, не желая ввязываться в гражданские распри, как только пересек Альпы, распустил свои войска. Сенату оставалось подчиниться неизбежному. Были даны необходимые распоряжения для избрания Помпея и Красса консулами на 70 г. до н.э. (Апп. Гр.войны, I. 121; Лив. Эпит., 97;

Плут. Помп., 22; Красс, 12).

Консулы начали обещанную популярам отмену законов Суллы. Сенат не стал возражать, так как необходимость реформ была всем очевидна. Коллеги по консулату внесли законопроект о возвращении народным трибунам их традиционных полномочий, отнятых Суллой, в том числе и законодательной инициативы (Циц. О зак., III. 9. 22; Велл. Пат., II. 30; Плут. Помп., 22). Согласно закону Аврелия, монополия сенаторов на суды ликвидировалась. Была восстановлена и цензура (Циц. Верр., III.

96. 223; Велл. Пат., II. 32; Лив. Эпит., 97; Плут. Помп., 22).

Цензорами, как бы в насмешку над сенаторами, были избраны консулы 72 г. до н.э. Гней Лентул Клодиан и Луций Геллий Попликола, отстраненные сенатом от командования за неумелые действия против Спартака. Понятно, что оба они стремились угодить своим новым хозяевам. По их требованию из списка сенаторов было исключено 64 человека.

С разрушением сулланской конституции была достигнута основная цель коалиции. Встал вопрос: что будет дальше Армии стояли под станами Рима. Уже мерещился новый диктатор. Ни у кого не было сомнения, что им станет Гней Помпей. Однако полководец, вопреки ожиданиям, после триумфа распустил свою армию и отошел от политической жизни.

Нет сомнений, что Помпей надеялся занять пост командующего римскими легионами в войне с Митридатом.

Походы против восточных царей считались в Риме легким и прибыльным предприятием, сулящим громкую славу (Плут. Лук., 3;

Апп. Гр.войны, I. 55, 57). Многие прилагали немалые усилия, чтобы встать во главе армии. Об этом красноречиво свидетельствует борьба Суллы и Мария. Лукулл также получил свой пост с большими усилиями (Плут. Лук., 5-6; Плут. Помп., 20). Личное тщеславие Помпея играло далеко не последнюю роль. Он лелеял мечту водрузить римских орлов на всех границах земли, достигнув обитаемых рубежей в двух частях света – на западе, в Испании, и на юге, в Африке.

Оставался восток. Чтобы стяжать славу Александра Македонского, многим не дававшую покоя, Помпею необходимо было добиться командования в восточной войне.

Идеальным вариантом для Помпея стало бы его назначение на Восток после сложения консульских полномочий. Но, как виделось в Риме, Лукулл уже заканчивал там кампанию. Митридат был вытеснен из пределов Римской державы. М.Котта и легаты Лукулла выбили полководцев понтийского царя из Вифинии. Сам Митридат, не желая окончательного разгрома, укрылся на корабле и отплыл на родину.

Войска Лукулла вступили в понтийские области. Римляне быстро продвигались по Малой Азии, практически не встречая сопротивления. Полководцы Лукулла заканчивали осады крупных городов (Апп. Митр., 82-83; Плут. Лук., 23). Сенат предложил Помпею занять пост проконсула одной из провинций, но тот посчитал такой шаг недостойным его величия. Данные обстоятельства, видимо, послужили причиной отхода Помпея от политической жизни.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.