WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |

Но можно ли абсолютизировать неприятие точки зрения самих римлян Можно ли считать их последовательными лицемерами, когда они объясняли свои те или иные действия как акции, направленные на защиту себя и своих союзников Ученые, столетиями отдаленные от событий, могут видеть примеры агрессии там, где сами римляне, вполне искренне, представляли свои акции как самозащиту. Необходимо учитывать и еще один важный момент, связанный с источниками. Мы черпаем свои свидетельства о войнах республиканского периода у более поздних авторов. Именно они являются основной базой для построения теорий. Что же современники событий думали и говорили при объявлении какой-либо войны, нам зачастую неизвестно.

Взгляд на проблему взаимоотношений внутри господствующего класса римского общества долгое время оставался неизменным. Своими корнями он восходил к трактовке, предложенной в середине XIX века Т.Моммзеном. Этот немецкий ученый считал, что сенаторы представляли собой земельную аристократию, а всадники – торгово-финансовою элиту38. Это различие лежало в основе непримиримого конфликта между ними. Особенно он обострился со времен Гая Гракха, после закона которого всадничество значительно окрепло и стало представлять влиятельную силу. Для Т.Моммзена характерен взгляд на всадническое сословие как на монолитный класс с едиными интересами и идеологией.

Первые робкие попытки расшатать теорию, покоящуюся на огромном авторитете Т.Моммзена, была сделана А.Гриниджем.

В своем труде он отмечает, что римские всадники не являлись единым целым. А.Гринидж пытался доказать, что политические интересы верхнего слоя всадников очень близки к интересам сенаторского сословия39.

Однако традиции довлели над исследователями. Отношение к всадникам хорошо выражено в названии труда Х.Хилла, опубликованного в 50-х гг. ХХ в.: «Римский средний класс в республиканский период»40. В трактовке Х.Хилла, всадничество – класс, для которого деньги – первое условие и первое средство в жизни.

Традиционное представление, распространенное среди ученых, не дало возможности своевременно отдать должное выводам, изложенным в фундаментальном труде К.Николе «Всадническое сословие в республиканскую эпоху»41. Он основан на детальном подборе и анализе источников. Автор пришел к результатам, заставляющим пересмотреть многие прочно вошедшие в науку положения и сделанные на их основе выводы.

Скрупулезно исследовав все упоминания источников о богатстве всаднического сословия и способах его накопления, К.Николе утверждает, что всадники были такими же крупными землевладельцами, как и сенаторы. Он убедительно показал, что всадников нельзя идентифицировать с финансистами и торговцами, так как сенаторы почти наравне с всадниками участвовали в деловой жизни. Различия, существовавшие между этими сословиями, носили скорее политический и юридический характер, нежели экономический. К.Николе убедительно показал, что источники не подтверждают общепризнанный тезис о борьбе всадников и сенаторов как чуждых друг другу сословий. Многие всадники происходили из сенаторских семей и позже сами входили в сенат. Эта борьба в трудах исследователей перенесена на римскую почву из эпохи средних веков, когда друг другу противостояли дворянство и буржуазия. Кроме того, К.Николе доказал, что римские всадники были далеки от того, чтобы составлять единый и четко очерченный класс. Они разделялись особыми интересами, темпераментами, семейными и местными связями. В настоящее время точка зрения К.Николе получила широкое признание.

Восточная политика Рима в трудах исследователей рассматривается главным образом с римской точки зрения. Этот романоцентризм имеет наряду с субъективным подходом авторов, по-видимому, и объективную причину: исследования основываются главным образом на источниках, исходящих от римлян и близких к ним кругов.

Большой фактический материал и огромный справочный аппарат сосредоточен в труде Д.Мэйджи, посвященном взаимоотношению римлян с малоазийскими царями II-I вв. до н.э.42 Основная идея работы: роль римлян в Малой Азии была положительной, так как распространение их власти принесло малоазийскому населению всевозможные блага.

Последовательное изложение истории расширения римского господства на востоке дано в работе А.Шервина-Уайта43. Этот автор придерживается концепции оборонительного характера римской экспансии. Он также резко разграничивает интересы всадников и сенаторов во внешнеполитических вопросах.

Специфика внешнеполитической деятельности представителей различных групп римских господствующих слоев рассматривается в работе Э.Бэдиана44. Автор доказывает тезис, что римская аристократия в конце Республики переносила в сферу отношений с соседними царями нормы и правила, выработавшиеся во внутриполитических условиях, в частности, в отношениях между патроном и клиентом. Высшая римская аристократия пыталась создать из владений полузависимых правителей сферу своего личного влияния, превратив этих царей в личных клиентов.

Важны также выводы Э.Бэдиана о динамике восточной политики Рима конца Республики. По его мнению, одним из методов, который римляне пытались применить по отношению к эллинистическим государствам, был следующий: оставлять в эллинистическом мире одно или несколько государств для поддержания там порядка. Под подобными державами подразумевались Македония, Родос, Пергам. Когда же они становились достаточно сильными и опасными для римлян, те использовали еще один метод: раздробление и ослабление государства. Применяя различные способы, римляне оставляли неизменным основной принцип: не отторгать территорий, не создавать восточнее Адриатики своей администрации, не оставлять там римских гарнизонов45.

Большой интерес представляет монография Д.Браунда46. Это первое крупное исследование о взаимоотношениях между Римом и окружающими царями. В нем автор попытался систематизировать различные аспекты их взаимоотношений:

пребывание будущих царей в Риме, их связи внутри римской столичной элиты, официальное признание монархов римским сенатом. Д.Браунд анализирует особенности отношений царей к Римскому государству, римлянам и к своим подданным. Особая глава посвящена месту Рима в царских завещаниях. Д.Браунд пришел к выводу, что старая схема, трактующая вопрос о взаимоотношениях Рима с соседними царями, в ключе противостояния государства-агрессора и территорий, борющихся за свою независимость, не соответствует действительности. По мнению ученого, конфликты, происходившие между Римом и соседними царями, были лишь эпизодами в многолетних стабильных отношениях. Античные авторы заносили в свои «анналы» именно эти конфликты, десятилетия же мирной жизни, считавшиеся обычным явлением, не находили отражения в источниках. Такое несколько однобокое отражение действительности и повлекло за собой определенное смещение акцентов в трудах исследователей. Д.Браунд показал, что Рим и соседние цари в одинаковой степени нуждались друг в друге.

Переходя к обзору отечественной историографии, следует отметить, что впервые в европейской науке проблема римских провинций была поднята русским исследователем С.В.Ешевским47. Он поставил перед собой задачу последовательно рассмотреть все народы Запада и Востока, подчинившиеся Риму, для того, чтобы определить, что каждый из них дал Риму и что получил взамен. Исследование С.В.Ешевского представляет собою скорее этнографическое обозрение римского мира.

Вопросы экономики и социальной жизни практически им не затрагиваются. Это объясняется отчасти состоянием источников:

многие документальные эпиграфические материалы еще не были открыты, а систематизация известных только началась.

К рассматриваемой проблеме имеет отношение ранняя работа П.Ардашева48. Автор сделал попытку собрать все данные, содержащиеся в переписке Цицерона 50-44 гг. до н.э., для характеристики отношений великого оратора с Цезарем и Помпеем. Хронологически работа охватывает и киликийский период жизни Цицерона. Большой интерес представляет сделанная П.Ардашевым характеристика писем Цицерона как исторического источника.

В современной отечественной историографии вопросы, имеющие отношение к рассматриваемой проблеме, затрагиваются главным образом в общих трудах по истории Римского государства Р.Ю.Виппера49, С.И.Ковалева50, В.С.Сергеева51, Н.А.Машкина52 и другими авторами. Однако их трактовка не выходит за рамки традиционных схем, описанных выше.

Список биографий римских политических деятелей, имевших отношение к восточной политике конца Республики, в отечественной историографии ограничен работами С.Л.Утченко о Цезаре и Цицероне53. Большой интерес представляет политическая деятельность этих знаменитых римлян, раскрытая автором на широком историческом фоне. Однако, восточная линия их активности, не являющаяся по сути основной, в этих трудах не получила достаточного освещения.

Разнообразна тематика статей, посвященных проблемам восточной политики Рима II-I вв. до н.э. В 20-30-х гг. ХХ века вышел ряд работ, где рассматривались военные аспекты завершающих кампаний Митридатовых войн54.

События, связанные с присоединением Пергамского царства, стали предметом работ О.Н.Юлкиной и К.М.Колобовой. Анализируя Пергамский декрет 133 г. до н.э., О.Н.Юлкина предлагает свою хронологию восстания Аристоника, отличную от общепризнанной.

По ее мнению, движение началось не после смерти Аттала III, а гораздо раньше. Кроме того, автор статьи определяет характер восстания как большого классового движения, направленного на социальное переустройство Пергамского царства55.

К.М.Колобова в своей работе высказывает сомнение в правильности интерпретации римлянами фактов, связанных с жизнью и завещанием Аттала III. Она делает вывод, что завещание пергамского царя не отвечало интересам Рима.

Поэтому римляне, игнорируя содержание завещания, опирались в своей деятельности на самый факт его существования.

К.М.Колобова аргументирует вывод, что Аттал пал жертвой происков римских политиков, так как именно составление завещания в пользу Рима ускорило его устранение56.

Проблемы, связанные с восточными провинциями Рима в конце республиканского периода, также получили свое отражение в ряде статей. Выделяется серия работ Л.С.Ильинской, посвященная наиболее важным вопросам провинциальной политики Рима на Востоке57. Тематически к ней примыкают статьи Н.М.Елизаровой58 и А.В.Шмалько59.

Отсутствие в отечественной историографии специальных работ, посвященных взаимоотношению господствующих сословий римского общества, их отношению к восточной политике и ее характеру, а также те серьезные коррективы в традиционных представлениях, которые внесены в последнее время зарубежными антиковедами, побуждают вновь обратиться к данной теме.

ГЛАВА I СОЗДАНИЕ СИСТЕМЫ ЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ КАК «ГЕНЕРАЛЬНАЯ» ЛИНИЯ ВОСТОЧНОЙ ПОЛИТИКИ СЕНАТА §1.Пергамское наследство и организация провинции Азия Трибунат Тиберия Гракха (133 г. до н.э.) был ознаменован, помимо знаменитой аграрной реформы, получением Римской республикой Пергамского царства. В разгар борьбы на форуме в Рим прибыл посол с известием о смерти царя Пергама Аттала III (138-133 гг. до н.э.). В его завещании была обнаружена последняя воля монарха: своим наследником он назначал римский народ.

Этот факт находит свое отражение в целом ряде произведений античных авторов (Плут. Тиб. Гр., 14. 1; Лив. Эпит., 58; Юст., XXXVI. 4. 5; Плин. Ест. ист., XXXIII. 148; Флор, I. 35; Страб., XIII. 4. 2). Однако еще в древности высказывалось сомнение в подлинности завещания Аттала (Салл. Ист., IV. 61. 8). В настоящее время она в основном признается. Среди современных исследователей много споров вызвала мотивировка решения пергамского царя. Так, М.Ростовцев видел в этом шаге попытку Аттала III стабилизировать положение в Пергаме60. Дж.Фогт усматривал в завещании совместный план Рима и пергамского царя61. Р.Ю.Виппер, следуя своей концепции, видел в передаче царства Риму единственную возможность Аттала III вернуть долг римским капиталистам62. К.М.Колобова предполагает, что завещание служило средством личной защиты Аттала III от преследований со стороны римлян63.

Завещание состояло из двух частей. Одна предусматривала передачу римскому народу казны и имущества Атталидов, во второй предоставлялась автономия греческим городам.

Завещание не включало земли, принадлежавшие храмам, и собственно город Пергам, который Аттал объявил свободным.

На деньги Атталидов и рассчитывал Тиберий Гракх при проведении своих реформ64. Античные авторы дают несколько различные версии того, как использовали реформаторы сокровища пергамской казны. Согласно Плутарху, Тиберий Гракх выдвинул законопроект о финансировании граждан, между которыми была распределена земля для создания земледельческого хозяйства (Плут. Тиб. Гр., 14). Ливий сообщает, что Тиберий намеревался распределить деньги между теми гражданами, которым не хватило земельных участков (Лив.

Эпит., 58). Аврелий Виктор считал, что Гракх требовал разделения имущества Аттала между народом (Авр. Викт., 64).

Наибольшим доверием среди исследователей пользуется версия Плутарха.

Относительно дальнейшей судьбы Пергамского царства у сената и народного трибуна, по-видимому, возникли существенные разногласия. Последующие события показывают, что сенат решил полностью выполнить завещание царя. Тиберия же такой поворот дел не устраивал. Он выдвинул законопроект о передаче решения судьбы новой территории в руки народа (Плут. Тиб. Гр., 14). Естественно, что оно было продиктовано самим Гракхом.

Таким образом, Тиберий Гракх, вторгаясь в область внешней политики, нарушил римскую конституцию, согласно которой внешние дела, наряду с финансовыми, всегда находились в ведении сената.

Гибель Тиберия дала возможность сенату уйти от опасного вопроса о судьбе Пергамского царства, который был чреват вмешательством народного суверенитета в решение всех внешнеполитических дел.

Сенат постановил, чтобы завещание было выполнено полностью. В Малую Азию была послана специальная наблюдательная комиссия под руководством Сципиона Назики (Лив. Эпит., 59; Страб., XIV, 1. 38; Юст., XXXVI. 4. 6; Диод., XXXIV. 2. 26; Апп. Гр. войны, 1. 17; Апп. Митр., 62). Она прибыла в Пергам не позднее лета 133 г. до н.э. и нашла страну, охваченную войной. Побочный сын Эвмена II Аристоник поднял восстание с целью захвата пергамского престола. Восставшие заняли ряд городов.

Власти Пергама были вынуждены пойти на целый ряд уступок:

освободить царских и общественных рабов, даровать права гражданства рабам, вскормленным в доме своих господ, и др. Но эти меры не остановили развитие восстания. Аристоник называл своих сторонников гелиополитами – гражданами Государства Солнца. Культы солнечных божеств имели широкое распространение среди племен Малой Азии.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.