WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |

С прибытием нового наместника Скапций обратился к нему с просьбой о префектуре и конном отряде. Но мог ли Цицерон, желающий обессмертить свое имя в провинции, пойти на такой шаг Он отказал Скапцию и вызвал жителей Саламина к себе, чтобы лично разобраться в тяжбе. Скапций требовал талантов, а граждане Саламина утверждали, что их долг составляет 106 талантов. После долгих дебатов Цицерон заставил саламинцев согласиться на уплату Скапцию всего долга, так как, по его словам, этих он мог принудить. Таким образом, Цицерон, «возмущаясь» действиями своего предшественника, добивался тех же целей несколько иными путями (Циц. К Атт., VI. 2. 7).

В одном из своих писем Цицерон сообщает: «Я освободил многие городские общины от жесточайшей дани, тяжелейшей платы за ссуду и мошеннических долгов» (Циц. К близким, XV.

4. 2). Создается впечатление, что наместник, вступаясь за провинциалов, умерил аппетиты откупщиков. Однако в более откровенных письмах другу Аттику, проконсул раскрывает механизм изыскания денежных резервов для публикан при кажущейся заботе о местном населении. «В городах, - пишет Цицерон, - происходили хищения, которые совершали сами греки, местные должностные лица. Я сам допросил тех, кто занимал должности в течение последних десяти лет; они открыто признались (…), возвратили деньги населению, а население без всякого стона выплатило откупщикам, которым оно не вносило ничего в течение этого пятилетия, а также и деньги, причитавшиеся и за предыдущее пятилетие» (Циц. К Атт., VI. 2. 5).

Данное повествование Цицерон заканчивает примечательной фразой:

«Поэтому я дорог откупщикам, как глаз». В другом письме Аттику Цицерон также весьма откровенно описывает свои отношения с откупщиками: «Отношусь к ним как к любимцам, угождаю, хвалю на словах, уважаю» (Циц. К Атт., VI. 1. 16). Но ведь нужно заботиться и о своем авторитете среди провинциального населения. Для этого Цицерон, по его собственному признанию, поступает так: «назначаю довольно отдаленный срок (уплаты долгов) и заявляю, что установлю рост в размере одной сотой в месяц, если они заплатят до этого срока.

Таким образом, и греки платят с терпимым ростом, и откупщикам это очень приятно, так как они получают всего вдоволь». А что получает сам наместник «Все они со мной в такой дружбе, что каждый из них считает себя моим особенно близким другом» (Циц. К Атт., VI. 1. 16).

Подобной оценкой взаимоотношений с откупщиками письма Цицерона киликийского периода буквально переполнены.

В послании Публию Сильвию Нерве Цицерон замечает: «С членами товарищества по сбору налога с пастбищ я тесно связан не только по той причине, что все эти товарищества состоят под моим покровительством, но также я поддерживаю тесную дружбу с большинством его членов» (Циц. К близким, XIII. 65. 2). В другом письме признается, что «всегда с величайшей охотой способствовал всему сословию откупщиков» и что «поддерживает их требования, даже если считает их дерзкими и наглыми» (Циц.

К близким. XIII. 9. 2).

Характер отношений Цицерона и дельцов ярко характеризуется в таком «принципиальном» для него вопросе как предоставление публиканам постов в администрации наместника.

Подобная практика имела широкое распространение в римских провинциях. Об этом свидетельствует уже упоминавшаяся деятельность Марка Скапция и его отряда. К Цицерону, как наместнику, обращались с подобными просьбами друзья: Аттик, Гней Помпей, Марк Брут и другие (Циц. К Атт., VI. 1. 6). Однако Цицерон всем повторял свое правило: он может дать сколько угодно префектур, но только не для дельцов (Циц. К Атт., VI. 1.

3; V. 21. 10). Такая «принципиальность» объясняется все тем же желанием Цицерона прослыть гуманным правителем. Между тем он спокойно назначает Марка Скапция и Гуция Гавия префектами в царство Ариобарзана. «Ведь они вели дела не в моей провинции» - со свойственным ему цинизмом пишет Цицерон (Циц. К Атт., VI. 1. 3).

Однако и в «его» провинции можно обнаружить дельцов среди администрации наместника. Так, его легат Марк Анней вел дела в провинции Азия (Циц. К близким, XIII. 55, 57). Другой легат, Марк Лений, имел сферу интересов в Вифинии (Циц. К близким, XIII. 63, 1-2). Деловые интересы в Азии имел и переводчик Цицерона (Циц. К близким, XIII. 54). Можно с уверенностью предположить, что именами этих людей список дельцов в свите Цицерона не исчерпывается.

Конкретный механизм функционирования блока наместников и откупщиков раскрывается при анализе рекомендательных писем Цицерона к своим «коллегам» наместникам провинций Азия и Вифиния и их должностным лицам. Структура писем примерно одинакова: в начале рекомендуемое лицо характеризуется всевозможными лестными эпитетами, затем излагается суть его интересов в восточных провинциях, далее Цицерон просит помочь данному человеку и в заключении сулит наместнику всевозможные блага в случае оказания протекции.

Наместнику Азии Квинту Минуцию Ферму Цицерон обращается с просьбой помочь своему легату Марку Аннею в решении спорного дела с жителями Сард: «В этом деле мне не требуется ничего другого, кроме того, чтобы ты произвел суд в соответствии со своими правилами» (Циц. К близким, XIII. 55. 1).

В другом письме Цицерон радеет за интересы ростовщика из Путеол Клувия. «Миласейцы и алабандийцы должны деньги Клувию. Когда я был в Эфесе, Эвтидем сказал мне, что позаботится о том, чтобы поверенные миласейцев были посланы в Рим. Этого они не сделали. Я слыхал, что были отправлены послы; но я предпочитаю поверенных, чтобы можно было достигнуть чегонибудь. Поэтому прошу тебя приказать им, а также алабандийцам, отправить в Рим поверенных. Кроме того, алабандиец Филот дал Клувию ипотеки, и срок им истек. Постарайся, пожалуйста, о том, чтобы он либо отказался от ипотек и передал их управителям Клувия, либо уплатил деньги. Кроме того, ему должны кавнийцы, но, по их словам, деньги внесены на хранение. Выясни это, пожалуйста, и если ты установишь, что они не вносили денег на хранение ни на основании эдикта, ни на основании декрета, то постарайся, чтобы для Клувия, по твоему распоряжению, был сохранен рост» (Циц. К близким, XIII. 56. 1).

Цицерон также просит Ферма устроить дела Луция Генуцилия Курва. «Его я тебе искренне рекомендую и препоручаю – прежде всего для того, чтобы ты во всем ему помогал (…). Особенно же препоручаю тебе его дела, которые он ведет в Геллеспонте: во-первых, предоставь ему в этой области те права, которые постановил дать ему город Парий и которыми он всегда пользовался, не вызывая возражений; во-вторых, если у него будет какое-либо спорное дело с кем-либо из геллеспонтийцев, то направь его в этот диоцез» (Циц. К близким, XIII.

53. 1).

Письма, направленные наместнику Вифинии Публию Силию Нерве, также содержат сведения о роли администрации провинций в деятельности откупщиков. Цицерон просит помочь Нерону в закреплении клиентелл (Циц. К близким, XIII. 64. 2). С аналогичной просьбой о помощи Цицерон обращается к Нерве относительно Теренция Гиспона, сборщика налогов с пастбищ (Циц. К близким, XIII. 64. 1-2). В другом письме содержится просьба Нерве приложить старание, чтобы никейцы выплатили долг некоему Пиннию (Циц. К близким, XIII. 61). Цицерон также договаривается с наместником Вифинии об его посредничестве в делах финансиста Марка Ления (Циц. К близким, XIII. 63. 1-2).

Помимо самого наместника Вифинии Цицерон обращается с просьбами о содействии откупщикам и к его квестору Публию Фурию Кассиодору. Он просит, чтобы тот содействовал лучшей охране и преумножению имущества и выгод членов откупной компании, так как хорошо знает «какую власть в этом деле имеет квестор» (Циц. К близким, XIII. 9. 3).

Нет сомнения, что и Цицерон, в свою очередь, выполнял аналогичные просьбы. Об этом свидетельствует послание Марка Целия Руфа, в котором тот просит Цицерона посодействовать всаднику Марку Феридию (Циц. К близким, VIII. 9. 4). Из ответа проквестору Сирии Гаю Кассию Лонгину становится ясно, что тот просил Цицерона содействовать Марку Фадию и Цицерон «ревностно» все исполнил (Циц. К близким, XV. 14. 2).

Естественно, откупщики щедро расплачивались с наместниками за их содействие, что дополнительно цементировало блок публиканов и представителей римской администрации в провинциях. В переписке Цицерона содержится немало намеков на данное обстоятельство.

В письме Квинту Муцию Ферму после предложения помочь Марку Аннею, он замечает, что «нет сомнения, как выгодно тебе будет проявить внимание и оказать услугу благодарнейшему человеку» (Циц. К близким, XIII. 55. 1. 2). Наместнику Вифинии Нерве Цицерон сообщает, что если тот поможет Теренцию Гиспону, то «получит огромную выгоду, снискав и признательность членов товарищества, влиятельнейших людей» (Циц. К близким, XIII. 56. 2). Марка Ленния Цицерон рекомендует Нерве как «обходительнейшего и очень щедрого человека» (Циц. К близким, XIII. 63).

Публию Фурию Кассиодору, квестору вифинского наместника, Цицерон ручается, что «члены вифинского товарищества, если ты им уступишь, будут это помнить, как ты узнаешь, и окажутся благодарными» (Циц. К близким, XIII. 9. 3).

Анализ эпистолярного наследия Цицерона периода его наместничества в Киликии позволяет сделать вывод, что интересы представителей римской администрации и публиканов были переплетены самым тесным образом. Сложилось несколько форм сотрудничества: включение публиканов в провинциальную администрацию в целях облегчения выколачивания денег из местного населения; перенос спорных дел с мест в трибунал наместника для «справедливого» суда; прямое грубое давление наместника силой своей власти и ряд других. Блок публиканов и наместников был выгоден обеим сторонам. Публиканы не мешали наместнику грабить провинциальное население. Наместники же своей властью обеспечивали условия откупщикам для более успешного взимания не только налогов, но и процентов с долгов.

Цицерон, носившийся с идеей увековечить свое правление провинцией, видимо, понимал, что в данный момент невозможно чтото изменить в сложившейся практике. Поэтому, по его мнению, слава справедливости и воздержанности наместника обратно пропорциональна продолжительности его пребывания на посту (Циц.

К Атт., V. 17. 5).

Появление на востоке Помпея, казалось бы, должно было усилить активность публиканов, во-первых, потому что он увеличил количество римских провинций – «золотое дно» всаднического сословия, а во-вторых, помня о поддержке, оказанной всадниками Помпею. Но именно с деятельности этого полководца и политического деятеля началось постепенное оттеснение публиканов от сбора налогов, что было завершено Юлием Цезарем.

Наши сведения о реорганизации системы налогообложения, проведенной Помпеем, основаны главным образом на свидетельстве Цицерона, его весьма запутанном и язвительном описании действий проконсула провинции Сирия Авла Габиния, содержавшимся в речи «О консульских провинциях». Следует учесть, что Габиний был личным врагом Цицерона, способствовавшим его изгнанию в 58 г. до н.э. О чем же пишет Цицерон «В бытность его (Габиния) императором в Сирии не было совершено ничего, кроме денежных сделок с тиранами, соглашений, грабежей, резни (…). Несчастных откупщиков он отдал в рабство иудеям и сирийцам – народам, рожденным для рабского состояния. С самого начала он принял за правило (и упорно его придерживался) не выносить судебного решения в пользу откупщика; соглашения, заключенные вполне законно, он расторг, право содержать под стражей отменил, многих данников и обложенных податями освободил от повинностей; в городе, где он находился сам или куда должен был приехать, запрещал пребывание откупщика или раба откупщика.(…) Его считали бы жестоким, если бы он к врагам относился так, как отнесся к римским гражданам, а тем более к лицам, принадлежавшим к сословию, которое, в соответствии со своим достоинством, всегда находило поддержку и благоволение должностных лиц. (…) Откупщики угнетены и, можно сказать, уже окончательно разорены не из-за своей опрометчивости при получении откупов и не по неопытности в делах, а из-за алчности, надменности и жестокости Габиния» (Циц. О конс.

пров., 9-11).

Подобная характеристика действий наместника Сирии допускает различную их трактовку. Например, Э.Бэдиан считал, что Габиний был всецело занят самообогащением, на что и была направлена его деятельность80. Однако постараемся вычленить из речи Цицерона рациональные зерна. По-видимому, Габиний вмешивался в процесс заключения договоров между публиканами и местным населением. Он часто пересматривал и аннулировал эти соглашения, если те казались ему грабительскими. Кроме этого, Габиний запрещал публиканам прямые сборы с царей и городов, взяв эту обязанность на себя или передав самим провинциалам. Габиний не ставил интересы откупщиков заведомо выше интересов провинциального населения, и если спорное дело доходило до него, то решал в пользу местного населения. Подобная линия Габиния и вызвала реплику Цицерона, что тот отдал несчастных откупщиков в рабство иудеям и сирийцам.

Мы имеем свидетельство еще одного автора, Иосифа Флавия, которому Габиний не был личным врагом. Флавий называет деятельность наместника великой и славной (Иос. Флав. Иуд. древн., XIV. 6. 4).

Можно предположить, что Габиний действовал не по своему личному желанию, не по своей инициативе, а согласно установкам Помпея. Тот, видя, к чему приводит господство откупщиков в восточных провинциях, поставил публиканов под контроль проконсулов. В его провинции аукционы сдачи в аренду проводились не цензорами в Риме, как в Азии, а проконсулами в самой провинции. Таким образом Помпей, значительно увеличив зону деятельности публиканов путем расширения провинциальной территории, стремился использовать их более эффективно, поставив откупщиков под контроль проконсула.

Цезарь, придя к власти, в своей политике в отношении публиканов пошел дальше Помпея. Если тот лишь передал контроль над их действиями наместнику, то Цезарь вообще отменил откупную систему, заменив ее взиманием фиксированной суммы.

О содержании мероприятий Цезаря можно судить по сообщениям Аппиана и Диона Кассия. Автор «Гражданских войн» сообщает, что Цезарь убавил взносы провинциалов на треть. Он также поручил населению самим собирать подать с землевладельцев (Апп. Гр. войны, V. 4). Дион Кассий свидетельствует, что Цезарь установил единый налог взамен целого ряда податей (Дион, XL. 11. 6).

Если Помпей не стал вмешиваться в дела всех восточных провинций, а ограничился упорядочением сбора налогов в «своей» Сирии, то Цезарь вторгся в «святая святых» всаднического сословия – провинцию Азия. Перед ним стояла задача восстановления нормального, и к тому же налаженного в его собственных интересах, функционирования государственного аппарата. В этом направлении он провел целый ряд мероприятий.

К ним можно отнести и упорядочение налоговой системы в восточных провинциях.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.