WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 23 |

Собственно земельного законодательства в пореформенной России вплоть до аграрной реформы Столыпина не существовало, земельные отношения регулировались нормами гражданского права. На правах частных собственников владели своими землями и распоряжались ими все сословия кроме крестьянского. В некоторых случаях право собственности могло быть ограничено сервитутами. Купля– продажа земли совершалась, как и прежде, посредством оформления купчих крепостей, составление которых подробнейшим образом регламентировалось законом. Новшество состояло в том, что по положению о нотариальной части от 14 апреля 1866 г. все сделки по купле–продаже земли должны были регистрироваться нотариусом, который вел крепостные книги и реестр крепостных дел. С 1894 г. реестр крепостных дел велся не по собственникам, как это было раньше, а по недвижимостям9.

Исключение составляло крестьянство. Речь идет о так называемом крестьянском праве на землю, принципиально отличавшимся от права собственности на землю всех других сословий.

Последовавшие за Положениями 19 февраля 1861 г. законы от 26 июля 1863 г. и 24 ноября 1866 г.

приравняли статус удельных, государственных и помещичьих крестьян, тем самым объединив их в сословие крестьян с единой юрисдикцией10. Правовые отношения лиц, принадлежавших к крестьянскому сословию, отнюдь не регулировались нормами всеобщего гражданского права, а основаны были, как правило, на местном обычном праве.

Законодатель исходил из господствовавшего тогда мнения, что крестьянская собственность на землю принципиально отличалась от собственности на землю других сословий. Эта собственность рассматривалась законодателем как некий совершенно особый род недвижимого имущества. Согласно такому пониманию, земля, предоставленная крестьянам, являлась имуществом, которое давалось им для обеспечения своего существования. Такое обеспечение рассматривалось как государственный интерес.

Следовательно, предоставленная крестьянам земля являлась имуществом, которое служило для защиты государственного интереса. Поэтому земля, предоставленная крестьянам, являлась своего рода имуществом с определенной и ограниченной целью. Если же это имущество существовало для обеспечения государственных интересов, то последние должны были находиться под защитой особых юридических постановлений, в которые входил запрет любого действия, направленного на уменьшение этого имущества. Отсюда вытекал запрет продажи такой земли лицам, не принадлежавшим к крестьянскому сословию, а также деления участков и крестьянских дворов или закладных операций с землей. Как видим, налицо было сознательное стремление трактовать крестьянское право как отдельную правовую систему, иную, чем право других сословий. Это вело к расширению пропасти между правосознанием крестьян и других сословий.

Последствием особого рода права собственности крестьян было существование отдельной администрации исключительно для крестьянского сословия; из этого же обстоятельства вытекала необходимость особых крестьянских судов, члены которых выбирались из крестьян; этим же обосновывалась необходимость существования особого крестьянского управления и тех должностей, на которые сами крестьяне выбирали исполнителей, а также и особого государственного управления, всевозможных чиновников, которым поручалось наблюдение за деятельностью крестьянского управления и которые обязаны были по-отцовски заботиться о крестьянском сословии.

Документы на собственность, выдававшиеся крестьянам при предоставлении им земли, выписывались сначала не дворам, а общинам. В них указывалось только, сколько земли получает данный двор, но никак не определялось местонахождение этой земли и ее границы. Община имела право обменять один участок на другой. Общинам предоставлялось право переходить на систему подворного владения при условии, что сельский сход выскажется за это большинством голосов в две трети.

Ни общинное, ни подворное владение не являлись частной собственностью. Вся надельная земля представляла собой фонд, который должен был служить материальной основой для решения государственной задачи – обеспечения существования крестьянства. Отдельные части этого фонда предоставлялись общинам или дворам. Каждый крестьянин должен был быть членом общины или двора, в этом случае он получал свой земельный надел. Право это сохранялось до той поры, пока крестьянин оставался членом двора. Принадлежавший ко двору крестьянин не терял своего «права на землю», даже если он покидал на длительное время свой двор и зарабатывал себе на жизнь в городе, не прерывая окончательно своих связей со двором.

Домохозяин определялся как представитель двора или семьи, который при выборе того или иного способа использования надела не нуждался в согласии других членов семьи или двора. Как видно, двор не являлся общей собственностью, так как, согласно гражданскому праву, для того, чтобы распоряжаться обшей собственностью, необходимо было согласие всех собственников.

Полномочия домохозяина, в силу которых он вел хозяйство и выбирал способ использования земли, вытекали не из его права собственности, а из признания его общиной и государством как представителя двора, вследствие чего на него и падала ответственность за выполнение повинностей по отношению к общине и к государству.

Именно из такого понимания дела и вытекала природа правовых норм, определявших положение домохозяина. Оно не было положением самостоятельного субъекта права собственности. Домохозяин был должностным лицом, избранным и находившимся под надзором в своей работе, а при необходимости он мог быть сменен11.

Крестьяне (бывшие помещичьи и бывшие государственные) должны были принадлежать к общине.

Члены общины были связаны между собой круговой порукой в оплате налогов и выполнении других повинностей. Из круговой поруки вытекала сильная зависимость от общины. Эта зависимость означала явное ограничение свободы передвижения. Для получения долгосрочного паспорта, без которого крестьянин не мог покинуть своей деревни, необходимо было согласие сельского схода. Если крестьянин не был самостоятельным домохозяином, то требовалось и согласие домохозяина.

Судопроизводство и администрация в деревнях были делом членов общины, избранных сельским сходом. Эти органы имели полномочия только в отношении к членам своего сословия. Волостные суды и крестьянское самоуправление находились под надзором особых органов и работали под их руководством. Волостные суды выносили решения по гражданским спорам не на основе норм всеобщего гражданского права, а в соответствии с местными правовыми обычаями.

В последующие годы был обнародован целый ряд важных законов и постановлений, воплощавших в жизнь названные представления и развивавших особый сословный крестьянский порядок. Среди этих актов назовем следующие: закон от 18 марта 1886 г., ставивший препятствия делению подворного имущества среди членов двора. Бесполезность этого закона признавалась большинством представителей местных властей и общественных деятелей. Так, Тамбовское губернское совещание по пересмотру законодательства о крестьянах сообщало в МВД, что указанным законом «цель не достигнута, ибо всякий закон, идущий в разрез с требованиями жизни, всегда будет так или иначе обходим»12); закон от 8 июня 1893 г. относительно перераспределения земли внутри мира, который устанавливал, что всеобщее перераспределение должно происходить не реже, чем через каждые 12 лет; закон от 14 декабря 1893 г., который значительно усложнял всякую продажу наделов, даже если она проводилась через общины, а также делал почти невозможным выход из общины. Согласно этому закону и после полной выплаты выкупной ссуды оставалось в силе ограничение права крестьян распоряжаться своей землей13. Такой порядок просуществовал вплоть до начала ХХ в. Начало изменений в крестьянском праве следует отнести к указу от 12 марта 1903 г., отменившего круговую поруку, и последовавшими позднее столыпинскими указами. Результаты действий правительства носили противоречивый характер. С одной стороны, была резко ограничена деятельность земельных спекулянтов, с другой – ограничивался еще один источник формирования частного землевладения, в том числе и крестьянского.

Крестьянская земельная собственность определялась как собственность юридических лиц, т.е. двора и мира. Однако, по мнению крестьян, предоставленная им земля была государственной. В этом выражалась не неспособность крестьян понять, что такое юридическое лицо, а их правосознание, привитое при крепостном праве. По их мнению, земля всегда была царской, т.е. – государственной. Царь предоставлял землю крестьянам, а затем предоставлял крестьян с землей (или землю с крестьянами) дворянам.

Крестьяне должны были кормить дворян для того, чтобы те могли служить царю. А дворяне должны были служить царю, их служба была повинностью их сословия и согласно идеологии крепостного строя на ней только и основывалось право дворянства на то, чтобы его кормили живущие на земле крестьяне.

Такой ход мыслей начал понемногу исчезать после освобождения, в то время как правосознание других сословий почти полностью основывалось на правовых концепциях гражданского общества. Крестьянство могло бы резко изменить свои правовые взгляды, если бы ему дали реализовать хозяйственную инициативу.

Задолго до столыпинских аграрных преобразований в структуре российского землевладения существовали определенные правовые нормы, позволявшие крестьянам частично реализовывать некоторые принципы частной собственности на землю. Это выражалось в существовании так называемого подворного землевладения.

Местными положениями права домохозяина на земельный участок, находившийся в его пользовании, определялись термином «потомственное пользование», а не словом «собственность». Тем самым закон признавал право домохозяина на конкретный участок не совпадающим с тем правом собственности, которое закон предоставлял домохозяйству в целом. Собственность домохозяйства определялась в идеальной доле общей «мирской» собственности без указания месторасположения и границ участка14.

Как видим, подворное землевладение являлось все же владением коллективным, а не индивидуальным – в нем устанавливался режим общей собственности подворных владельцев, оно являлось объектом прав не индивидуального домохозяина, а всех членов его семьи15. В результате, по действовавшему законодательству, общинное землевладение от подворного существенным образом не отличалось. Различные угодья (например, выгоны) при проведении размежевания в одних местах оставались в общинном или подворном владении, в других – включались в надельные земли, при этом общинное землевладение сочеталось с подворным. В центральной России существовали и другие многочисленные градации. Так, неразмежеванность земли и чересполосность порождали многочисленные, затягивавшиеся на десятилетия судебные процессы В некоторых уездах Тамбовской губернии чересполосность крестьянских наделов с частновладельческими была так велика, что только ей объяснялось такое явление, когда при несомненной нужде крестьян в земле встречались целые участки, которые вследствие своей отдаленности оставались необработанными16. Именно там, где помещики не смогли перестроить свое хозяйство на новый лад, они предпочитали чересполосность.

Центральной проблемой частнособственнических правовых отношений была расплывчатая и неопределенная трактовка собственности и владения. Важность четкого определения данных категорий гражданского права объяснялась взаимозависимой смысловой нагрузкой. Основное затруднение при характеристике субъектов частноправных отношений вызывало синонимичность употребления терминов «собственность» и «владение», что само по себе являлось отражением путаницы в науке, законодательстве и в самой практике. На рубеже веков в законодательстве России землевладение признавалось таким же полновесным правом, как право собственности, что существенно искажало истинный смысл этих понятий.

Взаимное дополнение, а иногда и подмена частнособственнических отношений владельческими правами в той или иной степени отражалось на положении землевладельцев всех сословий. А дискриминационный характер крестьянского права на землю был одним из элементов правовой системы, обеспечивавшим существование сложившегося общественно-политического строя.

Ограничение возможности совершения сделок с землей вне общины и реальность совершения их внутри нее целиком укладывались в рамки существовавшего в России сословного строя, когда правовой статус землевладельца непосредственно отражался на самом характере землевладения. Ограниченность сословных прав крестьян ущемляла их право владеть и распоряжаться землей. Тем самым вольно или невольно законодатель в лице органов власти фактически установил причинную связь между правом пользования и владения землей и обработкой этой земли трудом субъекта этого права. В результате к началу ХХ в. государственные нормативные акты, не отменявшие действовавшие нормы обычного права, фактически закрепляли идею народного правосознания о трудовом пользовании землей.

Приме ча ния :

Тарасюк Д.М. Поземельная собственность пореформенной России: источниковедческое исследование по переписи 1877 – 1878 гг. М., 1981. С. 128.

Зайончковский П.А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М., 1958. С. 236.

Там же. С. 149.

Там же. С. 107; Он же. Отмена крепостного права в России. М., 1968. С. 252.

Зайончковский П.А. Указ. соч. С. 307.

Анфимов А.М. Крестьянское хозяйство Европейской России. 1881 – 1904. М., 1980. С. 69.

Зайончковский П.А. Указ. соч. С. 299 – 300.

Анфимов А.М. Указ. соч. С. 70 – 71.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1997. С. 145 – 147; Владимирский – Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995. С. 557 – 560.

Свод законов Российской империи. Прил. К Т. IХ.

Леонтович В.В. История либерализма в России. 1762 – 1914. М., 1995. С. 205 – 215.

Анфимов А.М. Указ. соч. С. 27.

Леонтович В.В. Указ. соч. С. 219.

Леонтьев А.А. Крестьянское право. СПб., 1914. С. 263.

Попов В.А. Правовой статус крестьянского землевладения в России в начале ХХ в. // Власть и общество в России. ХХ в.: Сб. научных трудов. М. – Тамбов, 1999. С. 224.

ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 1463. Л. 2 об.

Л.В. Воробьева ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ ОБЩИННОГО ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ КРЕСТЬЯН В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.