WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |

Регулируется ли при этом нормами права информационный обмен Думается, да, но нормирование обмена информации в данном случае лишь способствует обеспечению правомерного поведения. Чтобы не быть голословными, остановимся на тексте такого исторического источника, как Русская Правда.

«Или будетъ кровав или синь надъражен, то не искати ему видока человеку тому»1, – читаем мы в «Русской Правде» (ст. 2). Требования к доказательственной информации, заложенные в этой норме, нетрудно соотнести с нормами, регулирующими доказывание в современном уголовном процессе. Далее в этой же статье «Правды» говорится: «…аще не будет на нем знамениа никаторого же, то ли приидеть видок; аще ли не можетъ, ту тому конец…»2. Таким образом, вещественное доказательство (или визуальная информация) – «кровав или синь», также как и устное свидетельство, являлось достаточным основанием для удовлетворения заявленных требований. Информация из уст самого пострадавшего не давала оснований для их удовлетворения. В «Русской Правде» есть и другие нормы, которые закрепляют требования к достоверности информации через привлечение свидетельских показаний. «Аще ли ринеть мужь мужа любо от себе любо к собе, 3 гривны, а видока два выведеть...»3 (ст. 10). Как видим, здесь требуется два свидетеля, а не один как в предыдущей норме. «Аже где взыщеть на друзе прочее, а он ся запирати почнеть, то ити ему на извод пред 12 человека…»4 (ст. 15). Ответчик, следовательно, не лишен права отрицать информацию взыскателя, но в определенном порядке. Кроме видоков, в «Правде» упоминаются еще и послухи. Иногда формулировка такова «люди будуть видели».

В «Русской Правде», разумеется, доказательственный процесс урегулирован лишь минимально. Тем не менее, правила информационного обмена имеют довольно сложную структуру. В некоторых случаях, информация не требовала доказывания, так как с точки зрения авторов Правды являлась очевидной.

Когда информация не носила очевидного характера, взыскателю предоставлялось право доказывания с использованием видоков, послухов, т.е. очевидцев, свидетелей. При этом уже тогда предусматривались случаи, когда одного свидетельства было недостаточно. Проверка на раскаленном железе придавала доказательству необходимый статус: «Аже иметь на железо по свободных люди речи…»5 (ст. 87).

Право свидетельствовать не имели по Правде холопы, но оговаривался порядок, когда такое право им временно предоставлялось. «А послушьства на холопа не складають; но оже не будет свободнаго, но по нужи сложити на боярьска тивуна, а на инех не складывати; а в мале тяже по нужи възложити на закупа»6 (ст. 66).

Наконец, норма о «Поклепной вире» для нас явно ассоциируется с нормами о клевете, которые имеют, бесспорно, информационный характер. «Аще будеть на кого поклепная вира, то оже будеть послухов 7, то ти выведуть виру; паки ли варяг или ин то два»7 (ст. 18). Тут необходимо отметить, что в рассматриваемом источнике уже имеются основания для деления имеющихся в нем информационных норм на процессуальные и материальные. Оставив пока последние, мы можем сделать вывод, что первый информационный процесс, урегулированный нормами права – это судебный процесс.

Что регулируют первые правовые источники Во-первых, они перечисляют те формы поведения, которые противоречат пониманию общей пользы в определенный период времени. Во-вторых, предусматривают меры пресечения такого поведения. И, в-третьих, определяют порядок рассмотрения споров, наиболее актуальных для своего времени. Естественно, «поклеп» связывается только с попыткой приписать преступное деяние человеку, его не совершившему. Такой «поклеп» мог привести к тому, что невиновный пострадал бы физически или материально. Воздействие информации на жизнь индивида в данном случае настолько очевидно, что уже в ранних источниках закрепляются способы защиты от недостоверной информации.

Но в основном в тех нормах, которые мы рассмотрели выше, речь идет о том, какая информация и в каком порядке предоставляется в судебный процесс истцом или ответчиком.

В более поздних источниках еще более очевидно стремление урегулировать, прежде всего, сам процесс рассмотрения споров при возникновении конфликтов разного рода. В «Псковской Судной грамоте» определены уже и судьи (по крестному целованию свое право приобретшие) и, в какой-то степени, их статус. «А который посадник слезет степени своей, орудиа и судове самому упровливати, а иному насед его судове не пересужате»8 (ст. 6). В Новгородской Судной грамоте оговариваются сроки рассмотрения споров и требования к составу суда: «… судити два месяца, а болши дву месяцъ не волочити» (ст. 28)9; «... при которых докладчикех суд роскаже, ино тем докладчиком тот суд кончать» (ст.

20)10. В этих двух документах уже последовательно фиксируется порядок предъявления требований, привлечения свидетелей, опровержения требований и т.д. Вот некоторые примеры. «А коли будет с кем суд о земли о полнеи, или о воде, а будет на той земли двор, или ниви розстрадни, а стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, ино тому исцю съслатся на сосед человек на 4 или на 5»11 (Псковская судная грамота). В Новгородской Судной грамоте предусмотрено «…послуху на послуха не быть, а Пъсковитину не послуховать, ни одерноватому холопу, а холоп на холопа послух» (ст. 22)12.

Не останавливаясь больше на содержании текстов этих и других источников, мы можем констатировать, что уже самые ранние источники имеют тенденцию нормировать процесс рассмотрения споров.

Другими словами они регулируют судебный процесс, информационный характер которого не нуждается в доказывании. Следовательно, первый информационный процесс, регулируемый правом, – это судебный процесс, а отношения в нем – первые информационные правоотношения. Здесь следует только отметить, что дальнейшее развитие правовых норм привело впоследствии к формированию таких отраслей права, как гражданский и уголовный процесс.

Как нам представляется, следующим информационным процессом, подпавшим под правовое регулирование, стал образовательный процесс.

В работе известного американского философа – прагматика Джона Дьюи «Демократия и образование» приводится следующее утверждение: «Социальная жизнь протекает в общении, и это общение имеет образовательную направленность, т.е. сам процесс жизни сообща имеет образовательное значение»13. Образование является необходимым условием существования социума, без него сообщество людей не могло бы даже сохраниться, не говоря о развитии. Человеческий детеныш при рождении настолько беспомощен, что даже проблема простого выживания не может быть решена им самостоятельно без предварительного обучения.

Когда в сообществе людей достигается какой-то уровень цивилизации, то одновременно систематизируются способы обучения. Вполне допустимо говорить о формировании некой системы образования в Древней Греции, Риме. Тем не менее, есть значительная разница между стихийным образованием через общение и специальным обучением молодежи. Стремление организовать этот процесс присуще человечеству, как уже сказано, с самых ранних периодов развития. Но узкие цели и локальный характер не позволяют рассматривать те или иные образцы систематизации иначе как исторический казус.

Уже на стадии формирования национального государства попытка создать систему образования являлась первой серьезной заявкой на информационный контроль со стороны властных органов. Общий объем информации в мире возрос настолько, что усвоение ее, передача следующему поколению требовала принципиально новых подходов. Собственно идея образовательной системы состоит в том, что государство предпринимает попытку создать контролируемую систему передачи информации. Предполагалось, что в такой системе будет обращаться только желательная, заранее определенная информация.

К XIX в. осознается невозможность продвижения к новым педагогическим идеалам без поддержки государства. Именно в это время начинается широкое движение за создание государственной системы школ. В свою очередь правители начинают осознавать, что систематическое внимание к образованию способно стать для них средством сохранения и (или) восстановления политической мощи и целостности. Впоследствии наполеоновские завоевания создали историческую ситуацию, которая подтверждала необходимость формирования гражданина через образование. «Государство не только взяло на себя техническое обеспечение образования, но и определяло его цель»14. С этого времени уместно говорить о правовом регулировании в данной области.

Германия стала первой страной, взявшейся за создание всеобщего государственного обязательного образования от начальной школы до университета и за подчинение всех частных образовательных учреждений ревностному государственному регулированию. Немецкая идеалистическая философия (Фихте, Гегель) выдвинет идею о том, что образование – главная функция государства. Роль посредника между интересами отдельной личности, с одной стороны, и человечества, с другой, была отведена национальному государству.

Думается, мы можем сделать вывод о том, что создание информационной системы (а система образования, безусловно, таковой и является) формировало новый тип отношений, до сих пор не регулировавшихся нормами права и не имевших систематического характера. Период формирования «правильного», системного образования, по общему мнению, пришелся на последние триста лет. Хотя сам термин не существовал, внимание феномену информации стало уделяться достаточно. Проявлялось это, прежде всего, в двух аспектах: во-первых, объем информации требовал систематической подготовки лиц со специальными навыками (специалистами), и потому формируются системы передачи знаний; а, во-вторых, все более осознается влияние информации на умы людей, а вместе с тем на политическую стабильность.

Таким образом, формирование информационного законодательства можно отнести ко времени создания нормативных актов, регулирующих процессы передачи (распространения) информации в обществе. Система образования, в определенном смысле, стала первым, по настоящему массовым, средством информации. До создания такой системы газета, да и любое печатное средство не могло в силу объективных причин приобрести массовый характер.

Следовательно, вторым информационным процессом, регулируемым нормами права, становится образовательный процесс. При этом в рамках информационной системы, созданной государством в соответствии с осознаваемыми интересами национального развития, формируется, как уже отмечалось выше, новый тип правоотношений.

Только систематизировав и урегулировав образовательный процесс, человечество могло выйти на иной уровень информационных отношений. Направив информационные потоки в нужное русло, государства (с разной степенью успеха и в разные временные промежутки) выходят на принципиально новые экономические позиции. И, уже как следствие, активизированные экономические процессы (промышленная революция) потребовали регулирования отношений, ранее правовыми не являвшимися. На этом этапе начинает формироваться законодательство, которое нормирует уже собственно информационный обмен в широком смысле. С этого времени использование интеллектуальных ресурсов человечества становится все более и более урегулированным процессом. Вначале формируются патентное и авторское законодательство. Определяется понятие «тайна», осознаются и определяются юридические и другие аспекты информационной безопасности.

Приме ча ния :

Русская Правда. Краткая редакция. Текст по академическому списку // Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М., 1990. С.

7.

Там же. С. 7.

Там же. С. 7.

Там же. С. 8.

Русская Правда. Пространная редакция. Текст по Троицкому списку // Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М., 1990. С.

19.

Там же. С. 17.

Там же. С. 13.

Псковская судная грамота // Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М., 1990. С. 26.

Российское законодательство Х – ХХ веков: В 9 т. Т. I: Законодательство Древней Руси. М., 1984.

С. 307.

Там же. С. 306.

Псковская судная грамота // Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М., 1990. С. 26.

Российское законодательство Х – ХХ веков: В 9 т. Т. I: Законодательство Древней Руси. М., 1984.

С. 306.

Джон Дьюи. Демократия и образование. М., 2000. С. 121.

Там же. С. 67.

С.В. Мартьянов НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ ЭМИССИЯ ЦЕННЫХ БУМАГ Непосредственно в Гражданском кодексе Российской Федерации не содержится термина «недобросовестная эмиссия», хотя в п. 3 ст. 835 ГК РФ говорится о признании выпуска ценных бумаг незаконным. Но и это понятие не находит более детального раскрытия в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Термин «недобросовестная эмиссия» раскрывается в ст. 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг». Согласно этой статье недобросовестной эмиссией признаются действия, выражающиеся в нарушении процедуры эмиссии, которые являются основанием для отказа в регистрации выпуска ценных бумаг, признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или приостановления эмиссии ценных бумаг.

Исходя из определения статьи можно сделать вывод, что признание эмиссии недобросовестной влечет за собой следующие последствия: отказ в регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг; приостановление эмиссии ценных бумаг; признание выпуска эмиссионных ценных бумаг несостоявшимся. В то же время в законе используется понятие «признание выпуска ценных бумаг недействительным», а Федеральный закон «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» в ст. 14 говорит еще и об аннулировании выпуска ценных бумаг.

Определения некоторых из перечисленных понятий содержатся в Положении о порядке приостановления эмиссии и признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным, утвержденном постановлением ФКЦБ РФ № 45 от 31.12.1997.

Так, Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» не содержит определения и четкого разделения между понятиями «признание выпуска ценных бумаг несостоявшимся» и «признание выпуска ценных бумаг недействительным». Более того, ч. 7 ст. 26 этого закона упоминает эти понятия как равнозначные по правовым последствиям, а после термина «недействительный» в скобках следует «несостоявшийся».

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.