WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 23 |

Первым в перечне безусловных оснований к отмене решения в означенной статье ГПК РФ указано рассмотрение дела в незаконном составе судей. Еще до введения в действие ГПК РФ в юридической литературе высказывалось мнение, что данное нарушение практически не находит своего применения в практике, так как около 80 – 85 % гражданских дел рассматривается единолично судьей и требование о соблюдении правил формирования состава суда и его деятельности утрачивают смысл.8 В настоящее время, на наш взгляд, нет необходимости выделять указанное нарушение в качестве безусловного основания к отмене в связи с отсутствием его применения в практике. Чаще всего ошибка, связанная с незаконным составом суда, рассматривающим дело, была обусловлена отсутствием согласия на единоличное рассмотрение дела в тех случаях, когда дело, согласно ст. 6 ГПК РСФСР, может быть рассмотрено как единолично, так и коллегиально. В ГПК РФ регламентировано, что гражданские дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями этих судов единолично или в предусмотренных законом случаях коллегиально (ч. 1 ст. 7 ГПК РФ). Законом же, а именно ч. 3 ст. 260 ГПК РФ, предусмотрен лишь один случай рассмотрения гражданского дела по первой инстанции в коллегиальном составе трех профессиональных судей – о расформировании избирательной комиссии, комиссии референдума.

Что касается случаев незаконного назначения судей, нарушение правил об отводе, которые также были отнесены к данному основанию, то их можно рассматривать как отсутствие судопроизводства по первой инстанции вообще. В Болгарском гражданском процессуальном законодательстве такого рода ошибки ведут к «ничтожности» решения, которая не порождает в результате никаких правовых последствий и тем самым отличается от отмены.Следующее безусловное основание к отмене судебного решения, предусмотренное ст. 364 ГПК РФ, – рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания. Такого рода ошибки связаны с нарушением основных принципов гражданского процессуального права: состязательности, диспозитивности и равноправия сторон, так как не извещение лишает лиц, участвующих в деле, возможности осуществления своих прав, предусмотренных ст. 35 и ст. 57 ГПК РФ.

Следует отметить, что основание к отмене, предусмотренное п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ (суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле) непосредственно связано с нарушением тех же принципов, так как также лишает лиц, которые не привлечены к участию в деле осуществлять свои права и защищать законные интересы, как и в первом случае. Поэтому, искусственное разделение двух однородных нарушений нецелесообразно.

Кроме того, явное усиление все тех же принципов в гражданском процессуальном праве требует увеличения гарантий заинтересованным лицам в осуществлении их прав в гражданском процессе. На наш взгляд, для этого необходимо ввести вместо указанных оснований в перечень безусловных оснований к отмене решений в апелляционном и кассационном порядке новое основание: нарушение прав юридически заинтересованного лица на участие в деле.10 Это основание не только позволит объединить п. 2 и п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ, но и охватит весьма распространенные ошибки, допускаемые судами при определении процессуального положения лиц, участвующих в деле11, а также другие нарушения, связанные с осуществлением лицами, участвующими в деле своих прав и законных интересов. Возможность выделения указанного основания к отмене самостоятельно, как «безусловного», в случае сохранения законодателем перечня безусловных оснований к отмене, обусловлено все большим проникновением в гражданское процессуальное право состязательных начал.

Наиболее распространенным нарушением права лиц, участвующих в деле на участие в процессе, является рассмотрение дела в отсутствие лица, в отношении которого в деле нет сведений о его извещении, о времени и месте слушания, что является нарушением ст. 167 ГПК РФ, согласно которой при отсутствии таких сведений суд должен отложить разбирательство по делу. Это нарушение может быть связано с тем, что суды иногда, в силу ряда причин, не соблюдают установленный ГПК порядок извещения лиц, участвующих в деле (ст. 113 ГПК РФ). Но немаловажную роль в надлежащем извещении играют и почтовые службы, на которые возложены обязанности по доставке и вручению повесток и извещений. Не всегда организации почтовой связи возвращают в суд извещения о вручении повестки. Что же касается ст. 116 ГПК РФ, регламентирующей порядок вручения судебной повестки, он зачастую не соблюдается. Как правило, при вручении повестки, адресованной организации, определить, кто расписался за ее получение невозможно, поскольку указана лишь фамилия получателя без указания должности и полномочий на получение повесток. Что касается вручения повесток гражданам, отсутствующим по месту жительства на момент прихода почтового работника, то в извещениях не указывается согласны ли на последующее вручение повестки члены семьи лица, которому адресована повестка, тогда как на это прямо указано в ст. 116 ГПК РФ. Важность вопроса о надлежащем и своевременном извещении участников процесса заключается в том, что нередко его отсутствие оказывает прямое воздействие на обоснованность судебного решения и вынесение решения при неявке лица, участвующего в деле и наличии извещения с указанными выше недостатками может послужить основанием к отмене решения.

Иногда судьи в отсутствие ответчика используют возможность, предоставленную ст. 233 ГПК РФ для вынесения заочного решения, без учета того, что в таком случае ответчик должен быть надлежащим образом извещен о времени и месте слушания дела. Такое самовольное упрощение судьей гражданского судопроизводства недопустимо, так как нарушает основные права лиц, участвующих в деле. Вынесенное таким образом заочное решение отменяется вышестоящим судом, если оно обжалуется в апелляционном или кассационном порядке.

Другая ошибка, нарушающая права юридически заинтересованных лиц на участие в процессе, связана с тем, что суд неверно определил круг лиц, участвующих в деле. Чаще всего такие ошибки связаны с непривлечением к участию в деле соучастников, третьих лиц, когда этого требует закон или обстоятельства дела. Как отмечает Л.Ф. Лесницкая, нарушение основных прав стороны будет и в том случае, когда лицо, в отношении которого вынесено решение участвовало в деле в качестве какого-либо другого участника процесса, а не стороны.12 Полагаем, следует считать нарушением прав юридически заинтересованных лиц и такую ситуацию, когда эти лица, хотя и надлежащим образом извещены о слушании дела, однако, судья не дал им возможности высказаться по существу заявленного требования, так как участие в процессе не ограничивается простым присутствием во время судебного разбирательства.

Суд не вправе постановить решение, не выслушав и не обсудив доводов лиц, участвующих в деле, явившихся по извещению суда в судебное заседание13.

Пункт 3 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ предусматривает такое безусловное основание к отмене решения, как нарушение правила о языке, на котором ведется судопроизводство, установленное ст. 9 ГПК РФ, согласно которому судопроизводство по гражданским делам ведется на русском языке – государственном языке Российской Федерации или на государственном языке республики, которая входит в состав Российской Федерации и на территории которой находится соответствующий суд. На наш взгляд, нет необходимости выделять указанные нарушения в качестве самостоятельного основания к отмене решения, так как ошибка такого рода не что иное как нарушение прав юридически заинтересованных лиц на участие в деле, ведь нарушение принципа национального языка в результате приводит к невозможности полноценно защищать свои интересы и осуществлять права, т.е. фактически лишает лицо возможности участвовать в процессе. Таким образом, подобные ошибки следует рассматривать как частные случаи нарушения прав юридически заинтересованного лица на участие в деле. Хотелось бы также отметить, что УПК РФ не относит указанный вид нарушений уголовного процессуального законодательства к категории безусловных оснований к отмене приговора, хотя без сомнения признает такие нарушения существенными.

Не бесспорно отнесение к категории безусловных оснований к отмене и таких нарушений, которые предусмотрены п. 5, 6, 8 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ. Нельзя не согласиться с мнением И.М. Зайцева и С.Ю.

Медяковой о том, что п. 5, 6, 7 ч. 2 ст. 308 ГПК РСФСР утратили свое значение, так как практически не находят применения в кассационной практике.14 Это связано с тем, что как уже отмечалось выше, практически все гражданские дела рассматриваются судьей единолично. А ошибки, связанные с рассматриваемыми основаниями в основном относились к делам, где принимают участие заседатели. Действительно, нет необходимости выделять в качестве безусловных оснований к отмене нарушения, предусмотренные п. 5, 6, 8 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ, что, тем не менее не означает того, что решения, вынесенные с этими нарушениями не должны отменяться вышестоящим судом вообще. Думается, что общее правило о существенности, указанное в ч. 1 ст. 364 ГПК РФ применимо и к указанным видам судебных ошибок. Ведь выделение некоторых оснований к отмене в качестве безусловных имеет смысл лишь тогда, когда они отражают часто встречающиеся в практике нарушения наиболее важных гарантий, предоставляемых лицам, участвующим в деле, процессуальным законодательством.

Последнее безусловное основание к отмене решения – это отсутствие в деле протокола судебного заседания. Этот важный судебный документ содержит сведения о доказательствах, на основании которых суд постановил решение по делу, поэтому именно он в первую очередь дает возможность проверки судебного постановления, а также определить какие из доказательств, представленных сторонами, являются новыми. Случаи отсутствия протокола судебного заседания встречаются редко, однако такое нарушение всегда является существенным, так как препятствует суду второй инстанции в проверке вынесенного по делу решения, поэтому отнесено к категории безусловных оснований к отмене.

Перечень рассмотренных в этой главе безусловных оснований к отмене, по мнению большинства ученых-процессуалистов, необходимо расширить.15 Действительно, кардинальное изменение всего гражданского процесса не может не отразиться на взгляде законодателя по поводу того, какие нарушения приносят наибольший урон гражданскому судопроизводству. Однако, предпочтительнее вести речь не о расширении, а об изменении перечня безусловных оснований.

В этой связи необходимо отметить, что корректировка безусловных оснований к отмене, предусмотренная ст. 364 ГПК РФ, должна производиться в первую очередь с учетом потребностей лиц, участвующих в деле, с тем, чтобы обеспечить им наиболее благоприятную атмосферу для осуществления своих прав, а также с учетом сложившейся судебной практики.

Приме ча ния :

Подробнее об этих формах в ст. Н.И. Ткачева. Особенности реализации гражданских процессуальных норм в судебном разбирательстве // Вопросы теории и практики судебного разбирательства гражданских дел. 1988. С. 61 – 86).

Зайцев И.М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе. Саратов, 1985. С. 28: Кац С.Ю. Судебный надзор в гражданском судопроизводстве. М., 1980. С. 167– 168.

Хрестоматия по гражданскому процессуальному праву. М., 1996. С. 190.

Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства: Хрестоматия. Ярославль, 1912.

С. 190.

Лесницкая Л.Ф. Нарушение процессуальных норм как основание к отмене судебных решений // Вопросы гражданского права, колхозного права и гражданского процесса. М., 1958. С. 225.

Лесницкая Л.Ф. Пересмотр решения суда в кассационном порядке. М., 1974. С. 171.

Кац С.Ю. Проблемы пересмотра судебных постановлений по гражданским делам в порядке надзора: Дис. … д-ра юридич. наук. Харьков, 1970. С. 598.

Зайцев И.М., Медякова С.Ю. Система оснований к отмене судебных постановлений // Вестник СГАП. 1996. № 1. С. 111.

Проверка судебных решений в социалистическом гражданском процессе. М., 1989. С. 119 – 120, 178.

Викут М.А. О понятии юридической заинтересованности в статье «Юридическая заинтересованность – основание участия в судебном разбирательстве граждан и организаций» // Вопросы теории и практики судебного разбирательства гражданских дел. 1988. С. 29 – 38.

Там же. С. 28.

Лесницкая Л.Ф. Оснований к отмене обжалованных судебных решений. М., 1962. С. 81.

Комиссаров К.И. Последовательно-прогрессивное развитие советского гражданского процессуального права // Проблемы действия и совершенствования советского гражданского процессуального законодательства. 1982. С. 4 – 9.

Зайцев И.М., Медядова С.Ю. Система оснований к отмене судебных постановления // Вестник СГАП. 1996. № 1. С. 112.

О дополнении безусловных оснований нарушениями принципов гласности, устности, непосредственности, непрерывности процесса, диспозитивности, независимости судей в работах: Лесницкая Л.Ф. Пересмотр решений в кассационном порядке. М., 1974. С. 173; Трубников П.Я. Судебное разбирательство гражданских дел. М., 1962. С. 174; Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. С. 57 – 58; Волжанин В.П. Ответственность судей и судебных органов за вынесение неправомерных решения // Совершенствование правового регулирования и порядка рассмотрения гражданских дел. Свердловск, 1989. С. 36 – 37; О недопустимости введения такого основания к отмене как проведение подготовительных действий без возбуждения судопроизводства см. Зайцев И.М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе. Саратов, 1985. С. 26.

В.В. Гришина ИСТОКИ ИНФОРМАЦИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА:

РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ Информационный характер развития человечества очевиден. То, что мы именуем прогрессом, так или иначе результат информационного обмена. Накопление опыта (знаний, умений, навыков) одной человеческой особью само по себе никуда бы не вело, если бы накопленный опыт не передавался другим людям. Уже на самых ранних этапах истории человечества должны были быть выработаны правила, которые не позволяли бы утратить значимую для выживания информацию, будь то обжиг посуды, добыча руды или хранение от порчи пищи. Несомненно, такие правила существовали.

Что в первую очередь способствовало выживанию Коллективный образ действий и сохранение опыта. Взаимодействие в сообществе оптимально, когда обеспечено поведенческими нормами, регламентировано. Постепенно информация о накопленном опыте оптимального взаимодействия аккумулируется в специфический вид информации, закрепленной в форме правового акта или правовой нормы.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.