WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 23 |

Необходимость защиты личных и общественных интересов от злоупотребления правом порождает появление, в том числе и конституционных норм, регламентирующих основания и пределы ограничения субъективных прав.

Положения ст. 55 Конституции РФ содержат общие гарантии прав и свобод и условия их ограничения как специальную их гарантию. В ч. 2 данной статьи закреплена норма о том, что в России не должны приниматься законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Часть этой же статьи посвящена ограничению прав и свобод человека и гражданина, определяя основания и пределы их ограничения.

Остановимся на рассмотрении критериев допустимости (конституционности) ограничения субъективного права – основаниях и пределах его ограничения. В науке конституционного права принято выделять формальные и материальные основания ограничения прав и свобод человека и гражданина5.

Ограничению прав и свобод человека и гражданина посвящена ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, в соответствии с которой «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Конституционная норма указывает на два основания допустимого ограничения прав и свобод. Первое – формальное основание, т.е. форма ограничения – это федеральный закон, которым и только которым может быть ограничено субъективное право. Второе – материальное основание – это наличие фактических обстоятельств (жизненных ситуаций), с которыми Конституция РФ связывает возможность ограничения федеральным законом субъективного права.

Буквальное толкование Конституции РФ позволяет сделать вывод, что никаким иным нормативным правовым актом помимо федерального закона в соответствии с ее ч. 3 ст. 55 ограничить субъективное право нельзя. При этом не следует забывать, что указанные ограничения могут быть введены и самой Конституцией РФ6.

Материальные основания (случаи) ограничения субъективного права определяются конституционными целями его ограничения. Исходя из целей, ради достижения которых могут ограничиваться права и свободы человека и гражданина в соответствии с Конституцией РФ, мы определяем те фактические обстоятельства, при наступлении которых возникает необходимость достижения соответствующей цели, в том числе путем ограничения субъективного права.

Конституция Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень случаев допустимого ограничения прав и свобод человека и гражданина, предусмотренные ч. 3 ст. 55 и ч. 1 ст. 56, а именно: необходимость защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны, безопасности государства и граждан.

К числу целей допустимого ограничения прав и свобод Конституция РФ относит, прежде всего, защиту основ конституционного строя. Термин «основы конституционного строя» используется Конституцией Российской Федерации для обозначения достаточно широкого круга отношений, формально являющихся предметом правового регулирования гл. 1 Конституции РФ. Эти отношения имеют главенствующее значение в обществе, поэтому возможная угроза конституционному строю вполне обоснованно воспринимается как посягательство на основы существования государства в целом и важнейшие принципы, составляющие основы демократического общества.

Целью ограничения прав человека и гражданина может стать защита нравственности. Это достаточно общая формулировка, ее юридическое содержание затруднительно конкретизировать, поскольку нравственность – категория философская, а не юридическая. В связи с этим она открывает законодателю широкий простор для усмотрения7. Возможность подобного усмотрения вызывает справедливые опасения, поэтому данное основание должно применяться достаточно взвешенно.

Рассматривая такую цель ограничения прав и свобод, как защита здоровья, важно отметить, что здоровье человека, наряду с жизнью, является высшей первичной социальной ценностью. Именно на их основе формируются, определяются и оцениваются все остальные ценности и блага современного общества. Жизнь и здоровье выражают биосоциальное бытие человека. Здоровье отражает состояние его «тела и души», т.е. включает в себя понятия физического и психического здоровья человека. Под здоровьем принято понимать естественное психофизиологическое состояние организма человека, характеризующееся его правильной и нормальной деятельностью, отсутствуем физических дефектов и болезней, обеспечивающее индивиду полное физическое, психическое и социальное благополучие8.

Ограничение прав и свобод человека и гражданина в целях защиты прав и законных интересов других лиц является развитием принципа, предусмотренного ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которому «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц».

При буквальном толковании данного основания мы можем получить проблему замкнутого круга:

ограничение прав одного человека возможно в целях защиты прав другого, далее необходимо ограничить право второго, чтобы защитить права первого. При этом также следует учитывать, что недопустимо обеспечение осуществления субъективного права одним лицом за счет ограничения того же субъективного права другого лица, поскольку иное противоречило бы конституционному принципу равенства всех перед законом и судом9.

В свете изложенного данное основание подлежит применению с учетом оценки общественной значимости ограничиваемого субъективного права, с одной стороны, и права либо совокупности прав, ради обеспечения которых производится ограничение, с другой стороны, в том числе с учетом оценки субъектного состава этих прав (но не на персональном уровне), а также численного состава обладателей равных прав. Приоритет должен отдаваться прежде всего правам и законным интересам социально менее защищенных лиц перед иными лицами, неопределенного круга лиц перед конкретным лицом (общественным интересам). Общественная значимость субъективных прав должна оцениваться с позиций общественной, а не индивидуальной или групповой справедливости.

Обеспечение безопасности государства так же, как и оборона страны, состоят в сохранении существующей системы управления общества и сложившихся общественных отношений, а также физической (материальной) основы – населения, территории, природы. Данные основания ограничения прав и свобод человека и гражданина являются самыми существенными, поскольку выражают фактически основу жизнедеятельности каждого человека. Общепризнанно, что ограничение прав одного человека справедливо в случае необходимости достижения обеспечения обороны и безопасности страны и государства.

Страна, государство и конституционный строй представляют собой несомненное общее благо. Интересы государства как олицетворения всего его населения всегда будут превалировать над интересами отдельного человека.

Рассмотрим, насколько проанализированные нами допустимые ограничения субъективных прав применяются к конституционному праву на жилище в контексте правомочий, составляющих его содержание.

Что касается правомочия на приобретение жилища, то основным, выявленным нами ограничением, является ограничение, установленное в ч. 3 ст. 40 Конституции РФ. Согласно данной норме малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами.

Цель и основания данного ограничения обусловлены направленностью социальной политики и финансовыми возможностями государства, причем указанные основания ограничения прав и свобод не упомянуты в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, среди общих допускаемых Конституцией РФ оснований.

В связи с этим полагаем, что данное ограничение имеет особую природу, которая определяется тем, что данное ограничение установлено самой Конституцией РФ, а также тем, что это ограничение имеет опосредованную юридическую природу. Как отмечает А.В. Должиков, ограничения ряда социальных прав имеют лишь частичную юридическую природу, поскольку зависят от состояния экономики и иных неправовых факторов10.

Само появление в Конституции РФ нормы, установленной в ч. 3 ст. 40, по нашему мнению, обусловлено тем, что в период существования советского строя применительно к доле участия государства в реализации права граждан на жилище превалировал подход, в соответствии с которым государство играло главенствующую роль в обеспечении граждан жилыми помещениями. В силу этого, при изменении общественно-политического строя в начале 90-х гг. прошлого столетия и последовавших в связи с этим изменений в социальной политике государства в новой конституции потребовалось специально указать ограничения государственного участия в предоставлении жилых помещений гражданам.

Действительно, общая норма о праве на жилище, содержащаяся в ч. 1 ст. 40 Конституции РФ не позволяет судить о том, в какой мере обеспечение права на жилище является социальной обязанностью государства. Поэтому уяснение сущности и границ данного права в современных условиях должно производится исключительно путем системного анализа всех конституционных норм, касающихся права на жилище. Сущность ограничения состоит в установлении особого субъектного состава лиц, имеющих право на получение жилища бесплатно или за доступную плату.

Во-первых, указанные лица должны являться гражданами Российской Федерации. Скорее всего, разработчики проекта Конституции РФ исходили из того, что прямые жилищные социальные обязательства государства возможны лишь в отношении лиц, имеющих устойчивую публично-правовую связь с Российской Федерацией – гражданство. По нашему мнению, в определенной мере данный подход оправдан.

Во-вторых, граждане должны быть признаны нуждающимися в жилище. Критерии этого признания устанавливаются законодательными актами, и основаны на принципе необходимости наличия у лица достаточного жилого помещения, отвечающего установленным требованиям.

В-третьих, гражданин должен иметь статус малоимущего или иного указанного в законе лица. Критерии наличия статуса малоимущего устанавливаются нормативно-правовыми актами и определяются исходя из социально-экономических условий, сложившихся в стране и ее регионах на конкретный период. Что касается иных, указанных в законе лиц, то, как правило, это лица, либо находящиеся на государственной службе (военнослужащие и т.п.), либо имеющие иные, кроме статуса малоимущего, социально значимые признаки, определяющие необходимость их защиты со стороны государства.

Только одновременное наличие указанных критериев позволяет отнести лицо к той категории, которая вправе требовать со стороны государства исполнения своих прямых социальных обязательств по удовлетворению ее жилищных потребностей.

Определенные ограничения правомочия на приобретение жилого помещения также установлены законодательством при условии введения режимов чрезвычайного и военного положения, которые мы рассмотрим ниже.

Правомочие на стабильное обладание жилищем включает в себя куда более значительный перечень ограничений субъективного права на жилище. Рассмотрим их в контексте уже описанных нами оснований ограничения прав и свобод. Следует отметить, что в силу направленности нашего исследования нами не рассматриваются такие формы ограничения субъективных прав, как судебные и договорные, упоминаемые П.В. Крашенинниковым11. В смысле ч. 3 ст. 55 Конституции РФ ограничения, являющиеся предметом рассмотрения науки конституционного права, могут быть установлены только нормативными правовыми актами.

Говорить о том, что реализация конституционного права на жилище может нанести ущерб основам конституционного строя Российской Федерации было бы неверным. По данному основанию правомочие на стабильное обладание жилищем в силу своей специфики в принципе ограничено быть не может.

Однако такое основание, как защита нравственности, уже находит свое отражение в ряде законодательных актов. Вместе с тем, прежде следует рассмотреть вопрос о том, в чем собственно может заключаться ограничение правомочия на стабильное обладание жилищем. По нашему мнению, данное ограничение может быть выражено в установлении определенных законодательных запретов на обладание жилым помещением, неисполнение которых влечет наложение юридических санкций. Собственно санкции не являются ограничением субъективных прав в их конституционном смысле, они, как правило, направлены на их восстановление, а также имеют превентивную направленность. Однако санкции являются тем критерием, который позволяет выявить закрепленные в законе ограничения субъективных прав.

В контексте нашего исследования не все санкции имеют конституционно-правовой смысл для выявления существующих ограничений правомочия на стабильное обладание жилым помещением, а только те, которые влекут существенное изменение или утрату данного правомочия субъектом– правообладателем: выселение из жилого помещения (расторжение договора найма) или прекращение права собственности на жилое помещение.

Также следует отметить, что существенное изменение или утрата прав на жилое помещение может и не носить деликтного характера и основываться на принципе равнозначного возмещения утраченного права, однако допустимость этой возможности законодательными актами также позволяет говорить о наличии ограничений субъективного права.

Однако вернемся к ограничениям правомочия на стабильное обладание жилищем в целях защиты нравственности. Согласно ст. 98 ЖК РСФСР возможно выселение без предоставления гражданам жилого помещения лиц, лишенных родительских прав, если их совместное проживание с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано невозможным. Цель данного ограничения может быть обоснована защитой прав и интересов несовершеннолетних, однако, основной целью введения данного ограничения, по нашему мнению, является защита нравственных норм.

Что касается такой цели ограничения субъективных прав, как защита здоровья, то нормы жилищного законодательства (ст. 91 ЖК РСФСР) содержат условие о том, что возможно выселение граждан с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения в связи с тем, что дом (жилое помещение) грозит обвалом, либо подлежит сносу или переоборудованию в нежилое помещение. Согласно ст. ЖК РСФСР одним из оснований сноса или переоборудования жилого помещения в нежилое является его признание непригодным для проживания. Целью введения указанных ограничений является защита здоровья, а иногда и жизни, лиц, проживающих в жилых помещениях, непригодных для проживания или грозящих обвалом.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.