WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 23 |

Ленин В.И. и его сторонники позднее пересмотрели свое отношение к федерализму. Решающую роль играло возрастание национального фактора в борьбе за политическую власть. Еще накануне первой мировой войны большевистская партия провозгласила, что право наций на самоопределение охватывает их право на отделение и образование самостоятельного государства. Вместе с тем сразу же была сделана оговорка о том, что решение вопроса об отделении непозволительно смешивать с вопросом о его целесообразности. Примечательно, что в первых актах победившей советской власти вопрос о государственном устройстве практически не затрагивался.

Обстановка, создавшаяся на территории царской России, однако, потребовала радикальных решений: центральная власть вынуждена была бороться за свое выживание, а усиление сепаратизма и национализма вело к тому, что от бывшей «единой и неделимой» отпадали все новые регионы. Окончательно вышли из состава России Польша и Финляндия, приобретали государственную самостоятельность Литва, Латвия и Эстония, реальной становилась возможность отделения Украины и Белоруссии, не говоря уже о Грузии, Армении и Азербайджане. В этих условиях лозунги федерализма стали спасительными для сохранения крупного государства.

Ни Российская Империя, ни СССР, ни РСФСР на протяжении всей истории развития государственности не были действительно федеративными государствами и не имели практики функционирования государства в рамках реальных федеративных отношений.

Федеративное устройство современной России принципиально отличается от советского федерализма, характеризовавшегося формально декларированием федеративных связей центра и регионов3, фактически – сохранением жестких унитарных методов руководства государством. Выступая на Всероссийском совещании по вопросам развития федеративных отношений Е.М. Примаков отметил: «И РСФСР, и Союз ССР только назывались федеративными, а по сути… являлись унитарными, жестко централизованными государствами»4. Если рассматривать советский федерализм де-юре, то невозможно не заметить дифференциацию подходов федерального центра к разным частям государства. Ильинский И.П., Крылов Б.С. и Михалева Н.А. отмечают, что в советский период российское государство выступало как федеративное по отношению к автономным республикам и другим автономным образованиям, а во взаимоотношениях с краями, областями и приравненным к ним городами выступало как унитарное государство5.

Конституционно-правовая реформа в РСФСР (1989 г.) не могла не затронуть модернизацию федеративных отношений. В принятой первым Съездом народных депутатов РСФСР Декларации о государственном суверенитете подчеркивается необходимость повышения статуса краев и областей6.

Одним из важнейших шагов в сторону выравнивания статуса российских регионов стало заключение 30 марта 1992 г. Федеративного договора. Противоречивость положений Федеративного договора послужила отправной точкой развернувшейся в современной российской конституционно-правовой науке дискуссии о природе федерации в России: считать ли ее договорной, конституционной или конституционно-договорной.

Правовую основу федеративного государства и его эффективного функционирования и сегодня составляет федеральная Конституция…»7. Топорнин Б.Н. отмечает: «Россия была и остается в принципе конституционной федерацией»8. На конституционно-правовую природу федерации в нашем государстве указывает О.Е. Кутафин, который, признавая роль договоров в регулировании федеративных отношений, подчеркивает: «Российская Федерация была и осталась конституционно-правовой федерацией».

И далее: «… их цель состоит не в том, чтобы установить конституционно-правовой статус этих государств, уже определенный Конституцией Российской Федерации, а в том, чтобы более точно определить механизм реализации государственных полномочий как Федерацией, так и ее субъектами»9. Ржевский В.А. и Киселева А.В. также придерживаются характеристики России как конституционной федерации: «Договор в ней может использоваться лишь как дополнительное основание распределения (перераспределения) предметов ведения и полномочий, но отнюдь не как главное основание ее государственного устройства…»10.

Приме ча ния :

Коркулов Н.М. Русское государственное право. СПб., 1904. Т. 1.

Ященко А.С. Международный федерализм. М., 1909.

В данной работе «регион» и «субъект РФ» используются как синонимы. См.: Левакин И.В. О современной российской юридической регионологии (к постановке проблемы, ее научном статусе и возможностях преподавания) // Государство и право. 1997. № 10.

Примаков Е.М. Семь критериев здоровой Федерации // Российская газета. 1999. 27 января.

Ильинский И.П., Крылов Б.С., Михалева Н.А. Новое федеративное устройство России // Государство и право. 1992. № 11. С. 31.

Декларация о государственном суверенитете РСФСР // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 2. Ст. 22.

Эбзеев Б.С., Карапетян Л.М. Российский федерализм: равноправие и асимметрия конституционного статуса субъектов // Государство и право. 1995. № 3. С. 8.

Топорнин Б.Н. Правовая реформа и развитие высшего юридического образования в России // Государство и право. 1996. № 7. С. 30.

Государственное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. О.Е. Кутафина. М., 1996. С.

113.

Ржевский В.А., Киселева А.В. Субъекты Российской Федерации: типология и конституционные основы организации // Государство и право. 1994. № 10. С. 41.

Е.Ю. Лысикова ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВА НА ОБРАЗОВАНИЕ Принято считать, что право на образование, закрепленное Конституцией РФ (ст. 43)1, не ограничено. Законодательство прямых дискриминационных или ограничительных норм не содержит. Там даже указано, что запрещается всякая дискриминация по национальному, половому, возрастному признаку.

На сегодняшний день актуальна проблема ограничения права на образование. Под ограничением прав человека понимается обусловленное объективно-субъективными факторами, главным образом политико-правового свойства, преследующее определенные цели, осуществляемое как правовыми, так и неправовыми средствами и способами, количественное и качественное умаление субъектами власти прав и свобод человека2.

Конституция РФ провозглашает и гарантирует общедоступность и бесплатного дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования, а вот для категории «высшее образование» вводится своеобразное ограничение в виде конкурса. Возникает вопрос: не является ли данное условие получения высшего профессионального образования ограничением естественного права человека.

Рассматривая данную ситуацию, следует иметь в виду, что высшее образование – это продолжение образовательного процесса, но на более высоком уровне. Процесс получения высшего профессионального образования требует от человека определенных навыков и умений: это и аналитическая работа, исследовательские навыки, способность к усвоению больших объемов теоретического материала и т.п.

Вполне вероятно, что не каждый человек может успешно сочетать в себе необходимые качества для получения данной ступени образования.

Определяя конкурсную состязательность для получения высшего образования, государство не стремится ущемить в правах кого-либо из своих граждан. Провозглашая принцип равной доступности высшего профессионального образования, закон постановляет, что «условия конкурса должны гарантировать соблюдение прав граждан в области образования и обеспечивать зачисление граждан, наиболее способных и подготовленных к освоению образовательных программ соответствующих уровня и (или) ступени»3.

Следовательно, нарушения прав человека в данном вопросе не усматривается. Каждый вправе испытать свои способности и возможности в равной конкурентной борьбе и определить путь своего дальнейшего развития.

Вместе с тем, Закон «Об образовании» в ст. 54 содержит положение, по которому гражданин вправе получить бесплатное высшее образование, если получает его впервые. Таким образом, лица, уже получившие высшее образование, ставятся в неравное положение по отношению к лицам, его не имеющим, чем нарушается равная доступность образования на основе способностей каждого.

Конституция РФ предоставила всем равные права для участия в конкурсе не получение бесплатного высшего образования без всякого рода ограничений. Ограничение воэможностей одних лиц, естественно приводит к их расширению для других, что, в cвою очередь, противоречит Конституции РФ, которая в ст. 17 провозглашает, что «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц».

Конституция, как было отмечено выше, в ст. 43 провозглашает право каждого на образование. Аналогичное положение имеется и во Всеобщей Декларации прав человека (ч. 1 ст. 26). Применив толкование права, можно сделать вывод, что слово «каждый» подразумевает как граждан, так и лиц без гражданства и иностранцев.

Однако ст. 5 Закона РФ «Об образовании» обладателями права на образование делает только граждан, что является противоречием приведенной конституционной норме. Это подтверждает постановление Правительства РФ «О развитии сотрудничества с зарубежными странами в области образования» (1995 г.), в котором устанавливается определенный лимит на прием иностранных граждан в образовательные учреждения высшего и среднего профессионального образования, а также устанавливает контрольные цифры для иностранных аспирантов, стажеров, докторантов. Думается, что это можно отнести к дискриминации.

Статья 5 Закона РФ «Об образовании» гарантирует гражданам возможность получения образования независимо от пола, расы, национальности, языка происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений и т.д., однако ограничение прав того или иного субъекта не всегда вытекает напрямую из закона, оно зачастую проявляется в практическом осуществлении того или иного предписания.

Данный закон в п. 1 ст. 5 также содержит положения об ограничении права на образование по признакам пола, возраста, состояния здоровья и наличия судимости, что противоречит не только Конституции, но и международным документам.

Поступив учиться, обучающиеся необоснованно отчисляются из вузов. По мнению некоторых авторов5, отчисление из вуза студента по основанию, не предусмотренному договором о платном образовании, есть нарушение конституционного права на образование и воспрепятствование его осуществлению.

Ограничение таких прав допускается в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ только на федеральном уровне, постольку это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны, безопасности государства.

Таких оснований для отчисления действующим законодательством не предусмотрено. С этих позиций вряд ли можно признать обоснованной и соответствующей указанному положению Конституции РФ п. 9 Закона РФ «Об образовании», предусматривающую отчисление из высшего учебного заведения за нарушение обязанностей, предусмотренных уставом, правилами внутреннего распорядка вуза в качестве дисциплинарного взыскания. Данная норма не устанавливает конкретных оснований, которые в то же время могут быть названы уставом, правилами, но не законом и указывает только порядок отчисления. Например, порча имущества, курение в неразрешенных местах. Таким образом, лицо, отчисленное из вуза, вправе потребовать своего восстановления в составе студентов в судебном порядке6.

Представляется существенным нарушением права на образование сокращение логопедической службы в отдельных регионах России. Нарушается право на доступность образования и в результате отсутствия механизма обеспечения бесплатного проезда и проживания для поступающих в учебные заведения граждан в возрасте до 18 лет.

В бесплатных образовательных учреждениях часто не хватает преподавателей. Отсутствует существовавшая десятилетия практика, когда проводились дополнительные бесплатные занятия для отстающих учеников, занятия на дому с больными детьми. Приходится констатировать, что за последние годы оказалась уничтоженной складывающаяся десятилетиями при школах, домах культуры система бесплатных спортивных секций для детей и подростков, кружков «умелые руки» и т.д.

Российские граждане сталкиваются с дискриминацией по территориальному признаку: в разной местности различное качество образования, связанное с различной оснащенностью учебных заведений, нехваткой педагогических кадров. Некоторые из-за отдаленности вообще не имеют возможности посещать школу, что лишает родителей исполнения обязанности по воспитанию ребенка.

С каждым годом все больше детей не посещают школу, автоматически попадая в группу риска. Так, из общей численности подлежащих обучению детей в возрасте до 18 лет по разным причинам ежегодно не могут продолжать обучение 0,15 % (т.е. порядка 60 тыс. человек)7. Ответственности за это никто не несет. Родители не всегда могут это сделать в силу материальных причин.

В результате парламентских слушаний «Проблемы современной сельской школы» 25 октября г., участники констатировали, что последние десять лет сельские школы, работая в условиях нестабильного финансирования, кадрового голода, отсутствия необходимой учебно-материальной базы и должной заботы со стороны государства и органов местного самоуправления, не были в состоянии обеспечить реализацию неотъемлемого права граждан, проживающих в сельской местности, на общее образование. (Принципы федерализма в законодательстве об образовании. 2003. C. 11). Это приводит к нарушению равных стартовых условий для детей, проживающих в городских и сельских школах, следовательно, к ущемлению прав и интересов сельских жителей, т.е. попросту к дискриминации, что является нарушением принципа единого образовательного пространства и что свидетельствует о необходимости расширения компетенции Федерации в области образования.

Мы видим, что законодательство, хотя и косвенно, но содержит противоречия Конституции РФ и ограничения, которые ведут к дискриминации в реализации права на образование, которые должны быть устранены внесением поправок в законодательство.

Ограничения прав и свобод в сфере образования должно осуществляться в соответствии с Федеральным законом и зависеть от избранной государством образовательной политики регулирования образования.

Приме ча ния :

Конституция РФ. М., 2003. C. 17.

Ягофарова И.Д. Ограничение прав и свобод // Образовательное право. 2003. № 3. С. 127.

Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» № 125-Ф от 22.08.1996 (с изменениями от 10.07.2000, 7.08.2002, 27.12.2000) Закон РФ «Об образовании» № 3266-1 от 10.07.1992 (с изм. от 24.12.2002) // Собрание законодательства РФ. № 3. Ст. 150.

Куров С.В. Защита права на образование // Право и образование. 2002. № 5. С. 116 – 141.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.