WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 16 |

С нашей точки зрения, при определении причин слабости самостоятельного регионального начала в русской истории необходимо комбинировать подход, предлагаемый при изучении данного феномена Б.Н. Чичериным, С.М. Соловьевым и П.Н. Милюковым (его слабостью является попытка выявить общие закономерности без учета специфики отдельных эпох) с выделением тех периодов русской истории, которые внесли решающий вклад в формирование феномена сверхцентрализации.

Так, если в период Киевской Руси территориальная организация определялась принципами, свойственными и для ранней стадии западно-европейского феодализма (власть княжеского рода, построенного как иерархия наследственных владетелей земель), то период феодальной раздробленности предложил Руси несколько вариантов модели государственного устройства и организации власти: отношения вассалитета западно-европейского типа (Литовско-Русская земля), равноправные отношения с князем земельной боярской аристократии, основной статус которой было владение вотчинами (Галицкая земля), «самовластие князя», подавившего традиционную аристократию (боярство, дружину) при опоре на низшие слои местного общества (Андрей Боголюбский в Суздальской земле).

В связи с причинами, названными историками «государственной школы», из трех перечисленных типов сеньериально-вассальных отношений Россия выбрала именно первый.

Значительный вклад в создание жесткой централизованной государственности внесла деятельность московского правителя Ивана Калиты (получил трон великого князя «на вечные времена»), который, осуществляя захват новых земель, активно переселяя прежних вотчинников за счет опоры на аппарат служилых людей, фактически предопределил торжество военно-служилого деспотизма.

Если протекавший в последующую эпоху (XIV – XVI вв.) процесс превращения бывших князейвотчинников в великокняжеских слуг при сохранении некоторых элементов вотчинного иммунитета оставлял шансы на нахождение более сбалансированных моделей их отношений с центральной государственной властью, то период правления Ивана Грозного и, прежде всего опричнина, предопределили окончательный переворот в сторону сверхцентрализованной модели. Если предшествовавшие опричнине реформы Избранной Рады были нацелены на повышение эффективности управления на местах за счет расширения прав выборного местного самоуправления (институт губных старост), то сам опричный переворот, по мнению русского историка В.О. Ключевского, имел своей целью, помимо ликвидации последнего из существовавших уделов, апробирование в рамках «особого двора и удела» военнодеспотических методов правления «в чистом виде»4. Данное обстоятельство является весьма характерным.

И в будущем для повышения эффективности централизованной системы управления центральная власть будет использовать две основные стратегии: если первая предусматривает внедрение некоторых элементов местного самоуправления при сохранении подконтрольности местных властей, то вторая – «перетряхивание» органов местной власти с введением туда новых людей и усилением их «привязки» к центру, что, собственно, и осуществил Иван Грозный в период опричнины.

В последующий же период времени (конец XVI – начало XVII в.) процессы административной централизации получили свое развитие, а власть на местах получили назначаемые из центра воеводы, сосредоточившие в своих руках значительные властные полномочия и подмявшие под себя органы земского самоуправления. В то же время слабость собственного аппарата порождала неэффективность института воеводства и делала его зависимым от центральных властей.

Воцарение Петра I объективно завершило становление российского государства как многонациональной державы и стало началом перехода к имперскому типу государственности, в соответствии с принципом «империума», характеризующегося унификацией административно-территориального устройства. Стремясь добиться большей эффективности в государственном управлении с целью осуществления форсированной модернизации экономики и укрепления армии, Петр I прибегал к обоим отмеченным нами методам реформирования: за счет внедрения в него элементов самоуправления и контроля снизу, а также за счет перестройки из центра и создания новых, зачастую дублирующих уже существующие административные и контрольные органы, в том числе и в рамках новых административно Янов А. Истоки автократии // Октябрь. – 1991. – № 8. – С. 150 – 156.

Ключевский В.О. О русской истории. – М., 1993. – С. 207.

территориальных единиц (губерний). Однако детальная формально-бюрократическая регламентация работы местных чиновников не способствовала повышению ее эффективности, а лишь сковывала инициативу чиновников.

Деятельность преемников Петра I в области изменения административно-политического устройства Империи и системы управления регионами не привела к их существенному изменению: чередование на троне «либеральных» монархов и приверженцев муштры соответственно сопровождалось чередованием двух традиционных для России подходов, соответственно делающих ставку на самоуправленческие и «административно-политические» начала. Так, например, знаменитая земская реформа Александра, предусматривающая передачу решения вопросов в сфере местного хозяйства, образования и здравоохранения выборным уездным и губернским управам, имела «локальный» характер в силу ограниченности прав этих органов и сохранения за ними контроля со стороны губернаторской власти и МВД. К тому же введение столь ограниченного в своих правах местного самоуправления относилось лишь к губерниям европейской России, исключая Сибирь, Правобережную Украину, польские, литовские и белорусские земли, а также Прибалтику.

Накануне же революции 1917 г. Российская империя, сохраняя централизованный характер власти и управления, в то же время оставалась неоднородным в плане административно-территориального устройства образованием, что, в частности, проявлялось в формальном «полугосударственном» статусе таких ее частей, как Финляндия, Хивинское ханство, Бухарский эмират и Урянхайский край (Тува). Помимо этого, единообразие территориального деления на уровне регионов (губерний) смягчалось за счет сохранения исторически обусловленных форм организации местной жизни разных народов – уездов, округов, краев, волостей, гминов, улусов и т.д., а также исторически сложившихся местных сводов законов: кодекса Наполеона в Царстве польском, Литовского статуса в Полтавской и Черниговской губерниях, Магдебургского права в Прибалтике, местных обычаев на Кавказе, в Сибири, в Средней Азии.

С первых лет Советской власти начался поиск адекватной замены принципа великорусской державности в государственном строительстве. Такая замена была найдена в виде принципа самоопределения наций (вместо национально-культурной автономии) и в военно-политическом и хозяйственном объединении регионов (губерний) с преимущественно сельским населением вокруг крупных пролетарских центров. Реализация этих принципов в 1917 – 1922 гг. обеспечивала большевикам поддержку со стороны национальных движений и контроль (в том числе репрессивный) за консервативным селом. Реализация данного подхода привела к созданию автономных республик и разукрупнению губерний, формируемых вокруг промышленных городов с военными гарнизонами.

Уже вскоре после победы вооруженного восстания в Петрограде руководство большевиков стало постепенно, с учетом обстановки, создавать жестко централизованную единую властную вертикаль, опираясь на местные и военные организации партии и действуя через эмиссаров ВЦИК и ВРК. В условиях же хаоса и разрухи региональные ячейки ВКП(б) нередко осуществляли чистку губернских Советов от «сепаратистов» и иных депутатов «небольшевистской ориентации». Постепенно централизованный контроль за деятельностью местных Советов усиливался: так в соответствии с изданной 24 декабря 1917 г. ЦИК инструкцией «О правах и обязанностях Советов» к ведению последних были отнесены все вопросы местной жизни – хозяйственные, политические и культурные – но действовать они должны были на основе постановлений и декретов центральной партийной власти и вышестоящих Советов. Переломным же моментом в подчинении Советов контролю большевистской партии стало выступление левых эсеров в июле 1918 г., после подавления которого была «свернута» многопартийность и местные органы власти окончательно получили «однопартийный» характер.

В результате в течение целого ряда десятилетий в бывшем Советском Союзе организация общества осуществлялась на принципах «демократического централизма» и на весьма специфической концепции федерализма. Местная власть территориальных субъектов различного уровня находилась по сути дела в полном подчинении Центра. Так, например, национальные республики, области и края в РСФСР постоянно были объектом прямого административного манипулирования, когда центральная власть определяла все основные параметры их жизнедеятельности. В отношении же союзных республик манипулирование носило более закамуфлированный характер и осуществлялось в том числе и через кадровую политику. Так, еще при Сталине в них был введен институт вторых секретарей республиканской компартии и первого заместителя председателя правительства, назначаемых непосредственно из Москвы. Посты же первого секретаря республиканской компартии, председателей парламента и правительства отдавались представителям коренной национальности. Особое значение при этом приобретал пост второго секретаря, который, будучи назначенным и ответственным непосредственно перед ЦК КПСС, фактически являлся наместником центральной власти, осуществляя контрольные функции, а также занимаясь распределением кадров и «интернационализацией» республик. Помимо этого, центральные власти непосредственно осуществляли назначения на пост заместителя председателя республиканского Совета, и зачастую – на должности руководителей республиканского КГБ и МВД, на посты командующего военным округом, гарнизоном и пограничными войсками, а также на посты руководителей всесоюзного значения.

Существование подобных принципов формирования, комплектования и функционирования органов государственной власти союзных республик не позволяло считать их полноценными участниками федеративных отношений и определяло специфику положения их партийных руководителей: обладая значительными властными полномочиями на местах, они в то же время был обязаны беспрекословно выполнять все указания Москвы и находились под ее жестким контролем. Построение всей системы управления регионами по принципу «партийных округов» ставило по сути дела в одинаковое зависимое положение органы партийной, исполнительной и законодательной властей и союзных республик, и российских областей.

Таким образом, как многоаспектность феномена региональной политической власти, так и различное положение регионов в политической жизни различных стран требуют рассмотрения разных подходов к изучению ее специфики. При этом следует отметить, что в советский период комплексное изучение феномена региональной политической власти отсутствовало, что предопределялось господствующими в политической практике подходами, а также исследовательским подходом, предусматривающим централизованное планирование и управление всеми сферами жизнедеятельности населения регионов. Поскольку современная российская политическая наука пока не сумела выработать сколь-нибудь целостной методики изучения региональной власти, будут делаться подходы, предлагаемые зарубежными исследователями.

С.В. Медведева ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ, ИСКЛЮЧАЮЩИХ ПРАВОВУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ Юридические факты, исключающие правовую ответственность, представляют собой, как отмечалось ранее, общественно полезные и правомерные поступки. Совершение этих поступков вызывается различными внешними причинами или основаниями, которые хотя тесно и связаны с поступками, однако им не принадлежат, поскольку первая причина всякого человеческого действия лежит вне поступка.

Так, В.Н. Козак отмечает, «что вначале возникает общественно опасная ситуация и как ответная реакция на чего-то, что законодатель называет необходимой обороной, крайней необходимостью, исполнением приказа или распоряжения».70 Поэтому необходимо проводить четкое различие между самим обстоятельством и основанием его совершения. В качестве такого основания выступают юридические факты – явления, процессы, события объективной действительности, которые необходимы и достаточны для оправдания совершения субъектом действий, внешне подпадающих под признаки правонарушений, закрепленных в нормах права, и которые исключают правовую ответственность личности. Несмотря на то, что указанные факты свойственны отдельным видам юридических фактов, исключающих правовую ответственность, они, тем не менее, имеют много общего, что дает возможное это общее вынести и рассмотреть отдельно. Такой метод исследования целесообразен, прежде всего, потому, что при анализе отдельных видов юридических фактов, исключающих правовую ответственность личности, нет необходимости прибегать к повторению того общего, что присуще им всем. Более того, важно то, что Козак В.Н. Вопросы теории и практики крайней необходимости. – Саратов, 1981. – С. 57.

выделение общих моментов позволяет глубже уяснить признаки и значение конкретных оснований юридических фактов, исключающих правовую ответственность личности.

Необходимыми основания признаются потому, что без них совершение указанных действий недопустимо. Достаточность же указанных оснований предполагает, что в данный момент имеется такая их совокупность, которая объясняет и оправдывает причинение вреда объектам правовой охраны. Анализ отдельных оснований юридических фактов, исключающих правовую ответственность личности, позволяет сделать вывод, что все они характеризуются некоторыми общими чертами: сложностью, исключительностью и объективностью.

Сложность означает, что рассматриваемые основания юридических фактов, исключающих правовую ответственность личности, образуются разнообразными и неоднозначными элементами, которые лишь в своем единстве обусловливают необходимость (вынужденность) совершения поступков, исключающих правовую ответственность. Иногда такая сложность прямо закрепляется в законодательстве.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.