WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 57 |

Особенностью государственного аппарата являлась существенная диспропорция в наличии мужчин и женщин. Если в составе представительной элиты доля женщин составляла 30,5%, то в составе административной их число сокращается до 18,4%. Социально-возрастная структура соответствовала демографическим тенденциям в республике и способствовала оптимальному сочетанию опыта старшего поколения с энергией и знаниями молодых. Среди административной элиты доминировала группа в возрасте от 30 до 39 лет (44,2%). Молодые государственные служащие (до 29 лет) составляли треть всего состава (29,5%). В совокупности 3/4 состава служащих начали свою активную сознательную жизнь уже при советской власти (73,7%).

Среди административной элиты были представлены все основные национальности республики: мордва (мокша и эрзя) – 37%, русские-57,7%, и татары – 4,7%. При этом, необходимо заметить, что представительство титульного этноса на высших должностных позициях было значительно выше их числа в общей структуре населения.

Резко различаются показатели между представительной и административной элитами по социальному статусу. Категория служащих упрочивает свое преобладание. Не менее интересными являются данные по социально-производственному признаку. Они свидетельствуют о начале процесса элитообразования. Более 40 % представителей административной элиты составляли выходцы из народа. С одной стороны, это является подтверждением на практике теоретического постулата большевиков о том, что «каждая кухарка может управлять государством». Но с другой стороны, руководителями разных рангов являлись 67,2%. Т. е. постепенно выкристаллизовывалась когорта профессиональных управленцев, элиты. Практика опровергала теорию большевиков о том, что большинство рабочих и крестьян смогут осуществлять учетные и контрольные функции, через выборные органы. Административная деятельность требовала специфических знаний умения сопоставлять и анализировать факты, ориентироваться в непростой ситуации. И, несмотря на попытки восполнения нужного числа грамотных специалистов, власть располагала ограниченным контингентом людей, способных хоть в какой мере удовлетворять вышеизложенным требованиям. Количество функционеров с низшим образованием в составе административной элиты было даже выше, чем в составе представительной (96,6% и 89,5%).

Таковы общие черты представительной и административной элит Мордовии, под руководством которых республика встретила Великую Отечественную войну.

Примечания Солдаткин А.П. Государственные служащие Мордовии в 1930-е годы: становление и эволюция// Общество в контексте экономической и социальной истории: сб. науч. ст., посвященный 90-летию со дня рождения проф. А.В. Клеянкина. Саранск, 2001. С. 296–Солдаткин А.П. Указ. соч. С. ЦДНИ РМ, ф. 269, оп. 3, д. 6. л. 24.

Там же, л. 28.

Там же, д. 376, л. 11.

Л. Г. Скворцова, аспирант МГУ им.Н.П.Огарева (г.Саранск) АНАЛИЗ ОБЩЕЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В МОРДОВИИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Несмотря на сравнительно небольшую в масштабах России, численность населения Мордовии (на 1 января 1941 года она составляла 1 187 166 человек ), был высоким процент призванных в ряды Вооруженных сил. Общее число мобилизованных из республики с учетом сельского и городского населения составило 241 тыс. человек или 20,03 % от общего числа ее жителей (в России эта цифра составила 22,1 %). Так, например, в Атяшевском районе на января 1939 года проживало 40 900 человек, из них за годы войны было призвано в ряды Красной армии 12 274 человека, или 30 % населения.

В общее число мобилизованного населения Мордовии входили не только уроженцы республики. Среди них были так же часть эвакуированного населения, имеющего призывной возраст, и заключенные мордовских лагерей. Известно, что впервые полгода войны в Мордовию прибыло 59 тыс. человек, что составило к концу 1941 года 36,8 % всех эвакуированных в республику.

По предварительным итогам Всесоюзной переписи населения 1937 года в МАССР контингентов «Б» и «В» НКВД значилось всего 34,796 тыс. человек, из них мужчин – 31,человек, лиц в возрасте 18 лет и старше из общего числа – 30,76 человек. Более точно установить долю призывников из этих категорий нам не удалось.

В ходе анализа базы данных, созданной на основе книги «Память» республики Мордовия было установлено, что в числе безвозвратных потерь за 1941 год по мобилизации ушло 8,%, за 1942 – 5,04 %, за 1943 – 0,73 %, 1944 – 0,13 %, 1945 – 1 человек от общего числа населения района. На кануне войны находилось на военной службе 0,79 % от числа безвозвратных потерь и у 3,34 % данные о годе призыва отсутствуют. Всего же за годы войны общие безвозвратные потери по республике составили около 131 тыс. человек.

Самый большой процент призывников от общего числа мобилизованных по МАССР был в Ковылкинском районе – 10,08 %, затем следуют Зубово-Полянский – 6,77 %, Рузаевский – 5,98 %, Темниковский – 5,54 %, Ичалковский – 5,43 %. Самое малое количество призывников от общего числа мобилизованных по республике было в Большеигнатовском районе – 1,95 %.

В итоге на фронты Великой Отечественной войны была отправлена 1/5 часть населения республики.

Отдельно следует обратить внимание на столицу Мордовской АССР – город Саранск.

Численность его населения 1 января 1939 года составляла 81 500 человек, из них было призвано на фронт 17 тыс., или 7,05 % к численности мобилизованных по республике и 20,86 % к общему числу населения столицы.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР мобилизации подверглись военнообязанные 14 возрастов (1905 – 1918 годов рождения). Однако призыв не ограничился этими годами. Уже в августе 1941 г. в связи с необходимостью восполнения боевых потерь, комплектования вновь формируемых соединений и частей была проведена мобилизация военнообязанных 1890 – 1904 гг. рождения и призывников, родившихся в 1923 г. В период войны в Вооруженные силы были призваны военнообязанные до 1927 года рождения.

Самое большое из числа безвозвратных потерь количество мобилизованных за годы войны в Мордовии было среди призывников 1923 г. рождения – 2,56 % от общего числа мобилизованных по республике. Достаточно высоким был этот показатель и среди призывников 1922, 1924, 1925 г. рождения – 2,02 %, 1,99 %, 1,59 %. В основном это были те, кому в 1941 – 1945 гг. исполнилось 18 лет, и чей призыв осуществлялся в обычном порядке согласно Закону о всеобщей воинской обязанности 1939 г.

Небольшой процент призывников из числа потерь 1916 и 1917 годов рождения, возможно, объясняется низким уровнем рождаемости в революционные годы. В остальном наблюдается о равномерное распределении потерь по годам рождения, возрастающее к 1925 году рождения.

Следовательно, с полей сражений не вернулись самые молодые и дееспособные люди.

Так, 74 % из 8,7 млн погибших, умерших от ран и болезней, не вернувшихся из плена – это военнослужащие от 18 до 35 лет, возраст остальных колеблется от 36 лет до 51 года и старше. По Мордовии возраст мобилизованных из числа павших воинов распределился следующим образом: от 18 до 35 лет – 40,22 %, от 36 лет до 51 года – 14,88 % от общего числа погибших по республике за годы войны.

Максимальное количество павших в 1941 г. приходится на возраст от 26 до 35 лет, что составляет 46,96 % от общего числа призванных в 1941 г.. Чуть меньше этот показатель по возрасту 36 – 40 лет – 17,93 %. Молодежь в возрасте 25 лет и менее составляла 21,51 %, военнообязанные старше 40 лет – 4,15 %. В 1942 г. возрастает число военнообязанных из числа потерь моложе 20 лет, что составляет 27,47 % от общего количества безвозвратных потерь, призванных в 1942 г. Такую же картину можно наблюдать в 1943 – 1944 г. Процент мобилизованных молодых людей в эти годы составил соответственно 47,17 % и 14,79 % от общего числа призванных.

В два последующих года средний возраст призывников из числа безвозвратных потерь становится значительно моложе и составляет 23 – 24 года в 1943 г. и 24 – 25 лет в 1944 г.

Основное число потерь в 1943 году приходится на призывников 1925 г. рождения (2 человек), в 1944 г. – на 1926 (285 человек). Однако с призывом на фронт в этот период молодого контингента из числа безвозвратных потерь наблюдается также и призыв населения более старых возрастов.

В 1945 г. наблюдается повышение среднего возраста мобилизованного населения из числа безвозвратных потерь. Он составляет 27 лет (27,23). Основное число мобилизованных в этом году приходится на 1927 год рождения.

Всеобщая мобилизация в годы войны, высокая смертность на фронтах и в тылу не могли не сказаться на демографической ситуации в республике. По данным переписи населения, на 17 января 1939 г. общая численность населения республики в ее современных границах составляла 1 187,2 человек, из них 89 тыс. горожан и 1 098,2 тыс., или 93 % – сельское население, что обусловлено аграрной отраслевой специализацией республики. Продолжая анализ демографической ситуации, сложившейся в Мордовии в годы войны, обратимся к данным переписи населения, проведенной 15 января 1959 г. По ее данным общая численность населения МАССР составила 1 002,0 тыс. человек, из чего следует, что даже спустя 15 лет после окончания войны численность населения МАССР не достигла показателя довоенного времени. Сокращение населения коснулось в наибольшей степени только сельского населения, так как именно из сельской местности в годы войны была призвана основная масса военнообязанных. Население городов выросло, в основном за счет миграции из села.

По оценкам НКВД, к 1945 г. количество жителей в Мордовии составило около 886 тыс.

человек, сократившись за годы войны на 301,2 тыс. человек, или на 25,4 % к предвоенному уровню. В последующие годы отмечается увеличение численности населения республики.

Так, к 1950 году оно выросло до 904 тыс. человек.

В фондах ЦГА РМ хранятся документы, в которых собраны сведения о естественном приросте населения Республики Мордовия за 1942 – 1947 гг.. Так, за три военных года (1942, 1943, 1944) естественный прирост населения республики был отрицательным, причем самая большая убыль была отмечена в 1943 году. Только с окончанием Великой Отечественной войны и возвращением людей к мирной жизни естественный прирост населения становится положительным. Так, за 1945 г. количество населения в республике увеличилось на 2 человека. На протяжении 1946 и 1947 гг. прирост населения составлял более 14 тыс. человек, т. е. увеличился примерно в 7 раз.

Один из следующих показателей, на который нам бы хотелось обратить внимание, это национальный состав населения Мордовии. Доминирующими национальностями здесь являются русские и мордва. Небольшое количество населения приходится на долю татарской национальности. Так, по данным переписи 1939 г. в республике доля мордвы составляла – %, русских – 54 %, татар – 6 %. В составе безвозвратных потерь числятся 3,6 % мордвы, 6,% русских и 0,45 % татар.

Таким образом, в исследовании мы подтвердили связь между безвозвратными потерями и демографической ситуацией в Мордовии в годы Великой Отечественной войны, на которую повлияло не только число погибших на фронтах войны. В числе других причин можно отметить миграционные процессы, эвакуация населения и промышленности из прифронтовой зоны в тыловые районы страны, к каковым относилась и Мордовия, формирование и размещение на территории республики воинских частей и подразделений, увеличивающийся контингент исправительно-трудовых лагерей. Проведя исследования по безвозвратным потерям и процессу мобилизации, мы постарались с учетом этих данных представить общую характеристику демографической ситуации в республике в годы войны.

Примечания См.: Административно-территориальное деление МАССР на 01.01.1941 г.: Справ. Саранск, 1941. С. 3.

К спецконтингенту «Б» относятся штрафной и вольнонаемный состав аппаратов лагерей, управлений и отделов мест заключения, тюрем, колоний, трудовых поселков, строительств (по особому списку ГУЛАГА НКВД); состоящий на казарменном положении постоянный и переменный состав частей и школ милиции, военизированной пожарной охраны. К спецконтингенту «В» относятся заключенные (осужденные и следственные) во всех тюрьмах, арестных помещениях, лагерях и трудовых колониях НКВД СССР, трудопоселенцы, проживающие в зоне, трудпоселках ГУЛАГа НКВД, а также задержанные, содержащиеся на время переписи в арестных помещениях НКВД; воспитанники трудколоний, трудкомунн и приемников-распределителей отдела трудовых колоний для несовершеннолетних НКВД СССР.

См.: Всесоюзная перепись населения 1937 г.: Краткие итоги. М., Институт истории СССР;

АН СССР, 1991. С.165–167, 230–231.

См.: Память / Сост. А. А. Карпов, И. М. Якимчук, В. Я. Волков и др. Саранск, 1994. Т. 1. С. 580.

См.: Полвека назад: Великая Отечественная война: цифры и факты. М., 1995. С. 100.

См.: Абрамов В.К. Численность мордовского народа в XX веке / Человек и общество: социально экономические аспекты развития в интерпретациях историков: сб. науч. ст. по ист. демографии, эконом. и соц. истории. Саранск, 2002. С. 147.

См.: Абрамов В.К. Демографическая и социальная динамика в 20 веке / Сословия, классы, страны российского общества: история и современность: Труды межд. конф. СПб, 2002. С. 106.

См.: Образование Мордовской АССР: Док. и материалы. Саранск, 1981. С. 158.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.