WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 57 |

Следствием этого и стало характерное для большинства исследователей невнимание к социальной деятельности церкви во второй половине XIX – начале XX в. Исключение составляют лишь работы о трезвенническом движении и отдельные статьи, посвященные некоторым аспектам благотворительной деятельности церкви. Так в работе Т.С.Протько рассматривается история борьбы с пьянством в России. Автор отмечает противоречивую позицию государства по этому вопросу. Деятельность духовенства по борьбе с алкоголизмом автор оценивает как формальную и недостаточную. Противоположная оценка участие церкви в трезвенническом движении содержится в статье Г. В. Гусева. Автор считает, что духовенство сыграло большую роль в борьбе с алкоголизмом.

Большее внимание социальной работе православной церкви уделено в работе В.П.Мельникова и Е.И.Холстовой. Анализируя причины свертывания социальной активности церкви в XIX в., авторы отмечают, что «в условиях государственнобюрократического управления церковью многие давние благотворительные традиции регламентировались, добровольные милосердные деяния превращались в обязанность».

Авторами собран богатый фактический материал о социальной работе православной церкви, особенно в Москве и Санкт-Петербурге. К сожалению, В.П.Мельникову и Е. И.Холстовой не удалось до конца отойти от прежних стереотипов в восприятии деятельности православной церкви. Так, на основании распространенного мнения об огромных богатствах церкви, в работе делается вывод о ее недостаточном материальном участии в деле благотворительности.

Рассмотрев вышеуказанную литературу, можно сделать вывод о том, что социальная работа является одним из наименее изученных аспектов деятельности православной церкви.

Под социальной работой в данном исследовании понимается деятельность в обществе, направленная на оказание помощи различным категориям нуждающихся. Современные исследователи социальной работы выделяют несколько ее направлений: материальная помощь малообеспеченным категориям населения; социальный патронаж (в домах ребенка, в психиатрических, онкологических больницах); досуговая деятельность, учебнопросветительская деятельность, социально-нравственная работа (с осужденными, алкоголиками и нищими). Применительно к рассматриваемому периоду наиболее распространенными в обществе являлись такие формы социальной работы, как материальная помощь нуждающимся и социально-нравственная работа.

При исследовании социальной деятельности православной церкви в Удмуртии был использован значительный комплекс опубликованных и неопубликованных источников. Это законодательные акты, архивные документы, справочные и статистические издания и материалы периодической печати. Большой интерес представляет и опубликованная делопроизводственная документация. Уставы благотворительных обществ, ссудных касс и братств трезвости позволяют судить о принципах организации, приоритетных направлениях и способах их деятельности. Широко используются материалы периодической печати, в частности «Вятских епархиальных ведомостей», «Календарей и Памятных книжек Вятской губернии».

Основой настоящего исследования являются, прежде всего, комплексы архивных документов, сосредоточенные в Российском государственном историческом архиве (РГИА), Государственном архиве Кировской области (ГАКО) и Центральном государственном архиве Удмуртской Республики (ЦГА УР). Огромный материал по истории православной церкви находится в бывших фондах Синода. Особый интерес представляют документы Учебного комитета (ф. 802 РГИА) и Училищного совета (ф. 803 РГИА) при Синоде, из которых можно почерпнуть сведения об благотворительных братствах в учебных заведениях духовного ведомства. Большое значение имеют материалы фонда Вятской духовной консистории (ф.

237 ГАКО), в частности журналы заседаний присутствия консистории, отчеты викарных епископов, переписка между консисторией и духовными правлениями, рапорты благочинных священников о состоянии церквей, духовенства и прихожан. Фонды Сарапульского (ф. ЦГА УР) и Глазовского (ф. 134 ЦГА УР) духовных правлений также содержат обширнейший материал обо всех сферах деятельности церкви. Необходимо подчеркнуть, что только комплексный анализ опубликованных и неопубликованных источников, использованных в ходе исследования, позволит разносторонне и объективно осветить социальную деятельность православной церкви в Удмуртии во второй половине XIX – начале XX в.

Примечания Глотов М.Б. Социальный институт: определение, структура, классификация. // Социологические исследования. 2003. № 10. С. 18.

Религиоведение. М., 2000; Религиоведение. Минск, 2001; Религия: история и современность. М., 1998.

Добрускин М.Е. О социальных функциях церкви (на материалах русской православной церкви) // Социальные науки и современность.

2002. № 4. С. 77.

Фирсов М.В. Введение в теоретические основы социальной работы (историко-понятийный аспект). М., 1997.

См., например: Бобровников В.Г. Благотворительность и призрение в России. Волгоград, 2000.; Курманова Г.Д. Социальное призрение на Европейском Севере. Автореф. к. ист. н. Сыктывкар, 2001; Булгакова Л.А. Из истории русской периодической печати: журнал «Призрение и благотворительность в России» 1912 – 1917 гг. // Проблемы социально-экономической и политической истории России XIX – XX века. СПб., 1999. С. 409-433; Благотворительность в России. Социальные и исторические исследования. Сб. статей. СПб., 2001;

Тевлина В. В. Социальная работа в России в конце XIX – начале XX в. // ВИ. № 1. 2002. С. 116-124.

Ершова Е.Б. Из истории благотворительных учреждений России второй половины XIX в.

// История Российской духовности: Материалы двадцать второй Всероссийской заочной научной конференции. СПб.. 2001. С. 129-131;

Иванова Н.М. Благотворительность русской православной церкви в годы Первой мировой войны // История Российской духовности:

Материалы двадцать второй Всероссийской заочной научной конференции. СПб., 2001. С. 179-182; Дорофеев Ф.А. Просветительская деятельность православных церковных братств Нижегородской епархии в конце XIX – начале XX в. // Церковь и общество на пороге третьего тысячелетия: X Рождественские православно-философские чтения. Н. Новгород, 2001. С. 322-330.

Протько Т.С. В борьбе за трезвость. Минск, 1988.

Гусев Г.В. Социальная педагогика православной церкви (на примере трезвенеческого движения в конце XIX – начале XX в.) // Педагогика.

1999. № 3. С. 92-96.

Мельников В.П., Холстова Е.И. История социальной работы в России: Учебное пособие. М., 2001.

Мельников В.П., Холстова Е. И. Указ. соч. С. 143.

Н. П. Лигенко, д.и.н. УИИЯЛ УрО РАН. (г.Ижевск).

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ КУПЕЧЕСТВА ВЯТСКО- КАМСКОГО РЕГИОНА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX в. (на материалах Удмуртии)* * Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 04-0180104а/у) Актуальность темы обусловлена ее научной и практической значимостью на современном этапе исторического развития и слабой степенью изученности отдельных ее аспектов. В отечественной историографии представлена реальная картина жизни и деятельности купечества отдельных регионов, в том числе и Удмуртии, выявлена его роль в развитии регионов и страны в целом, что позволяет воссоздать общие и особенные тенденции в эволюции купеческого сословия, характерные как для России в целом, так и для отдельных, в том числе и провинциальных регионов.

Характер, уровень, особенности развития купеческого сословия, его предпринимательской деятельности зависели от многих факторов: природно-географических, исторических, правовых, социально-экономических, наконец, образа жизни, национального состава, особенностей этнической психологии. В условиях модернизации в пореформенный период важную роль играл субъективный фактор: возможность создания благоприятных условий для предпринимательства. Так, в регионах состоятельные купцы начали формировать строго рационализированное комплексное хозяйство, создавать для производства собственную сырьевую базу, транспорт, торговые заведения.

На территории Удмуртии абсолютные и относительные показатели количественного развития купеческого сословия на 1897 г. были значительно ниже (0,09 %), чем в среднем по России (0,2 %). Здесь проживало 1 197 купцов (с учетом членов семей). Исследователи отмечают поступательное увеличение численности купеческого сословия в целом по России на протяжении первой половины XIX в. вплоть до 80-х гг., а в последующее время (вплоть до 1917 г.) устойчивую тенденцию его сокращения. В Удмуртии наблюдался волнообразный процесс количественного развития купеческого сословия: возрастание ближе к середине 70-х гг. и неуклонное сокращение в последующее время, вплоть до 1917 г. Однако это явление не имело резкой амплитуды колебания: число купеческих свидетельств с 1885 по 1900 год снизилось всего лишь на 23 (соответственно 229 и 206 свидетельств).

Купечество Удмуртии формировалось преимущественно за счет местного населения. Если в дореформенный период социальной средой его рекрутирования в подавляющем большинстве были крестьяне, то в пореформенный период – мещане, что являлось особенностью периферийных регионов. Именно переход из сословия в сословие: мещанин – купец – мещанин (иногда снова купец), создавал тот активный процесс cоциально-сословной диффузии, который был не виден за констатацией общих показателей. Наибольшая активность данного явления наблюдалась в 60 и 90-е гг. XIX в. В то время как в конце XIX в.

в предпринимательской среде крупных центральных городов заметно снизился интерес к купеческому сословию, а в предвоенный период проявлялись явные признаки социальнодемографической стагнации. Нужно подчеркнуть, что в уездных городах вплоть до 1917 г.

присутствовали и горизонтальные источники пополнения.

Вторая половина XIX в. была отмечена разнообразием видов предпринимательской деятельности и широкой сферой действия. В Удмуртии купеческий капитал формировался в основном за счет внутренних ресурсов, на основе поступательного развития экономики.

Привозной капитал составлял не более 20%. В условиях замедленного развития экономики региона активная деятельность местного капитала проявила себя только в самом конце XIX в.

А в начале ХХ в. происходит массовое оснащение предприятий машинами и механизмами, возникают фабрики и заводы. За сравнительно исторически короткий промежуток времени было основано не менее 90 частных предприятии, в основном принадлежащих купцам. В пищевой отрасли это были Бодалевы, Бахтияровы, Тюнины, Александровы, в металлургической – Пастуховы, Поклевский-Козелл, в химической – Ушковы, а так же Зылевы, Александровы. Сарапул был превращен в крупный центр кожевенно-сапожных комбинатов. Создание коллективного капитала привело к образованию местными купцами товарищеских ассоциаций различного уровня – торговых домов в виде товариществ полных и на вере, а так же товариществ на паях и акционерных компаний. На территории Удмуртии в начале XX в. функционировало 29 товарищеских ассоциаций, из них 12 торговых домов.

Форма торговых домов, основанных на семейном капитале, нашла наибольшее распространение, особенно в кожевенно-сапожной отрасли г. Сарапула. Это фирмы:

«Пешехонов Ф. Г. Н-ки и К°», «Смагин Ник. Вас. с-ья», «Ущеренко Дав. Як. с С-ми», «Барабанщиков Ник. и племянники», «Дедюхин Никифор С-ья», «Кривцовы Бр-ья» и т. д. В начале XX в. высокой степенью концентрации наличных капиталов отличались два торговых дома, вышедших за рамки региона: торговый дом купцов Александровых, с центром в Казани и Малмыже. и фирма И.Г.Стахеева, с центром в Петербурге. Кроме этого, был реорганизован крупнейший торговый дом Стахеевыми в акционерно-паевое общество, что сопровождалось складыванием финансового конгломерата. Периферийные регионы, развитые в торговопромышленном отношении, пополняли плутократическую фракцию крупной российской буржуазии. Отдельные представители их становились составной частью управленческой верхушки крупнейших коммерческих банков России (Стахеевы, Ушковы).

Для купечества региона, какого бы уровня товарищеское объединение не достигло, непременным занятием была торговля. Так, на территории Удмуртии в 1900 г. торговлей занималось 195 семей, что составляло 94% состава ее купечества. Для отдельных купцов (Хамидуллины, Ирисовы, Оглоблины, Полстоваловы, Башенины) торговля являлась «коренным делом», а небольшие предприятия выполняли подсобную роль удешевления и ускорения торгового процесса. Купечество монополизировало как периодическую, так и стационарную сферу рынка, держа под контролем сбыт наиболее прибыльных сельскохозяйственных продуктов: зерна, муки, льна, льняного семени, кожевенных товаров, яиц. Купцы разделили всю территорию Удмуртии на несколько сфер влияния, более контор занималось скупкой зерна. Размежевания поприщ этих двух сфер рынка, как это было в центре здесь так четко не произошло; при этом стационарные формы торговли носили самые примитивные формы.

В этническом аспекте по данным, представленным переписью 1897, в составе купечества Удмуртии значилось 1 047 русских, 32 татарина, 31 еврей, 5 немцев и 2 удмурта.

Несомненно, купцов удмуртской национальности было значительно больше, о чем свидетельствуют результаты отдельных исследований. Подавляющую часть купечества составляли русские. Число удмуртских купцов было незначительным, причиной чему являлись серьезные препятствия, порожденные прежде всего антидемократической политикой правительства в отношении «инородцев», негативизмом городского населения, языковым барьером, а также существованием довольно «крепких устоев» общинных порядков. Тем не менее, в начале XX в. из среды удмуртского кулачества вырастали крупные лесопромышленники и представители торговой буржуазии. Формирование национальной буржуазии происходило уже на новой правовой основе минуя традиционный путь.

Купечество за сравнительно небольшой исторический период охватило своим влиянием почти все сферы общественной и культурной жизни страны, особенно в провинции.

Довольно ярко сущность купечества, его гражданская позиция проявилась в благотворительной деятельности: пожертвования купцов удмуртского Прикамья исчислялись миллиардами руб., средства направлялись в науку, просвещение, культуру, искусство.

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.