WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 57 |

Наряду с волнениями в Нижегородской губернии произошли выступления крестьян и в других губерниях. Основным, и в этих случаях, оставался вопрос о прекращении землеустроительных работ до окончания войны. На своем сходе около 200 солдаток в селе Чигорак Тамбовской губернии путем угроз заставили отказаться выделяющихся от закрепления наделов до окончания войны. В селах Никольском и Архангельском солдатки не допустили раздела земли, оказав сопротивление землемеру и земскому начальнику. В селе Сергеевка отрубники были избиты.

По сообщению казанского губернатора, среди крестьянства продолжают держаться слухи о наделении всех крестьян землей после войны, что, по мнению губернатора, являлось одной из основных причин крестьянских волнений. В июне 1915 г. крестьяне-общинники в селе Верхние Коки Сенгилеевского уезда, вооружившись палками, не допустили землемера к проведению работ, заявив, что не допустят их до прихода мужей и сыновей с войны.

Недовольство продолжением старой земельной политики, несмотря на принятия циркуляра, лежало в основе выступлении крестьян, закончившихся столкновением с землемерами и полицией в Ядринском уезде Казанской губернии.

Попытки проведения землеустроительных работ в регионе продолжались в течение всего года и повсюду вызывали недовольство крестьянских масс. Начальнику Симбирского Губернского жандармского управления сообщалось, что в селе Четвертаково, Ардатовской волости и езда идет вражда между укрепившимися и общинниками. Очевидно, что правительство пыталось минимально придавать огласке подобные случаи и зачастую искажало факты, обвиняя солдаток в подстрекательстве беспорядков.

Однако земельный вопрос продолжал оставаться в центре внимания крестьянства в Среднем Поволжье. Испытывая нехватку земель, крестьяне вынуждены были бороться за нее.

Эта борьба, в условиях военного времени, представлялась местным властям крайне опасной.

Крайне обеспокоенный происходившими изменениями в социальном поведении крестьянского населения начальник Пензенского жандармского управления предупреждал о возможности беспорядков. В то же время, связывая вопрос о наделения землей с окончанием войны, крестьяне откладывали его решение до окончания военных действий и не прибегали к более решительным действиям. Подобная постановка вопроса о земле, сложившаяся в общественном сознании крестьян, оказывала сдерживающие влияние на социальное поведение крестьянства в годы первой мировой войны.

Постепенно, под воздействием экономических, социальных факторов, крахом мировоззренческих установок, изменяется социальное поведение крестьянства Среднего Поволжья. На волне роста недовольства крестьян-общинников отрубниками и хуторянами на второй план отходит борьба крестьянства с помещиками. В ноябре 1915 г. Нижегородский вице-губернатор сообщал о «нескольких случаях самовольных порубок леса и двух случаях поджога крестьянами помещичьих построек и хлеба в скирдах».

1915 г. заметно повлиял на изменение общественного сознания крестьянства, как впрочем, и других слоев населения. Этот год окончательно разрушил иллюзии на быстрое и успешное окончание войны. В этот период растет число антивоенных действий крестьян. В мае 1915 г.

был арестован крестьянин Мочалов за антивоенную агитацию в селе Хилково Спасского уезда.

Антивоенные настроения овладевали большим числом крестьянского населения региона, что беспокоило губернаторов, и они постоянно докладывали в департамент полиции о взрывоопасном положении в деревнях во вверенных им губерниях. В августе Тамбовский губернатор отмечал, что в связи с последними неудачами действующей армии усиливается антивоенное настроение населения Темниковского уезда. На него влияют раненые, которые по прибытию домой рассказывали о тяжелом положении на фронтах войны. Об ухудшении обстановки в Тамбовской губернии в сентябре 1915 г. губернатор вынужден был донести в департамент полиции. Он писал, что в губернии «наблюдается сильное недовольство правительством, его действиями по снабжению армии необходимыми припасами, снаряжением и вообще правительственной политикой, особенно же в отношении роспуска Государственной думы. Замечаются враждебные отношения к чинам полиции». О сложной ситуации в губернии говорилось и в донесении Симбирского губернатора: «Благодаря тяжким событиям последнего года возбудимость крестьянства, рабочего люда, а, пожалуй, и других сословии, представляется ныне чрезвычайно повышенной. Наблюдается исключительная нервностъ и восприимчивость ко всяким внешним влияниям. Нелепые слухи о наделении землей всех участников войны из крестьян, прибытие сюда громадного количества беженцев, непомерная дороговизна жизни, все это вместе взятое заставляет с тревогой смотреть в будущее».

В 1915 г. в деревнях и селах Среднего Поволжья усилилась агитационная работа среди крестьян, почва для которой была крайне благодатной. Начальник Симбирского губернского жандармского управления писал в департамент полиции, что хотя «крестьянское население и прервало всякую связь с революцией, тем не минее со стороны бывших во время освободительного движения пропагандистов оставлены следы в среде крестьянского населения в лице крестьян левого направления, составляющих оппозиции на сходах крестьян, так и по проведения в жизнь закона 9 ноября 1906 г.».

События второй половины 1915 г. свидетельствовали о том, что в Среднем Поволжье, как и в целом по стране, к осени возникает революционный кризис. Сложное экономическое положение одновременно с неудачами русской армии на фронтах войны и неспособностью правительства исправить создавшуюся ситуацию, вызвало глубокое разочарование установившимся порядком и повлекло за собой изменения в общественном сознании, усиление революционных черт в социальном поведении крестьянского населения.

Углубление кризиса было нежелательно для правящего режима, однако, несмотря на предпринимаемые усилия, ему не удалось сбить волну революционных выступлений.

Конец 1915 г. примечателен еще и тем, что все основные политические партии России за исключением (монархических и крайне правых буржуазных), которые вели борьбу за массы, осознают неизбежную гибель существующего строя в ближайшем будущем.

Следующий 1916 г. еще более углубил разразившийся революционный кризис. Весной и летом 1916 г. по стране в целом усиливается крестьянское движение. За год в России было отмечено 294 выступления, 91 раз правительство применяло силу. Крестьянство соответственно отреагировало на ухудшение обстановки в стране. Разраставшийся в России кризис продовольствия, растущая дороговизна, вносили новые черты в социальное поведение крестьянства. В целом по стране размах крестьянского движения заметно вырос, от выступлений в 1915 г. до 294 в 1916 г. Однако в Среднем Поволжье число крестьянских выступления несколько снижается с 30 в 1915 г. до 21 в 1916 г.. Подобное снижение в Среднем Поволжье объясняется, на наш взгляд, значительным снижением землеустроительных работ в этот период. В то же время становятся более разнообразными причины, вызывающие недовольство крестьянского населения, и продолжает усиливаться политический характер выступлений.

Продолжается борьба крестьян-общинников с теми, кто не смотря на сложную обстановку решил укрепить землю в частную собственность. Полгода подобная борьба продолжалась в селе Тарханове Ардатовского уезда. Здесь крестьяне упорно противодействовали сначала пахотным работам, а затем не допускали скот выделившихся крестьян на общинный выгон, они устраивали поджоги, оказали сопротивление приставу со стражниками, когда тот прибыл для ареста организаторов движения против выделяющихся. В августе 1916 г. на усмирение крестьян села Тарханова прибыл Симбирский губернатор, по распоряжению которого были арестованы 20 крестьян и солдаток и посажены в уездную тюрьму на три месяца. О накале борьбы свидетельствует и тот факт, что в июле 1916 г. крестьяне-отрубники вынуждены были послать телеграмму Министру внутренних дел А.Н. Хвостову и Министру земледелия А.Н. Наумову о том, что их «к владению лугами и вагонам общество не допускает».

Подобные действия сплачивали крестьян, во время длительной борьбы крестьянство приобретало необходимый опыт для дальнейшего сопротивления властям и воплощения своей мечты о земле. Упорная борьба в октябре 1916 г. разразилась в селе Курташки Краснослободского уезда Пензенской губернии. Местные крестьяне просили отложить отрез земли до окончания войны, но после того как получили отказ перешли к более решительным действиям. Около 300 человек (в основном солдатки) пришли к Оброчинскому управлению, где встретив одну из выделяющихся избили ее, а на обратном пути разгромили и дома выделяющихся крестьян, и заставили силой одну крестьянку отказаться от выдела земли. На следующий день крестьяне (уже около 400 человек) повторили свой поход к Оброчнинскому волостному Управлению. В отчете Департамента полиции отмечалось, «что население села Курташки – мордва, которая и до войны враждебно относилась к выделяющимся на отрубные участки».

Крестьяне оказывали сопротивление не только работам, связанных с наделением землей отрубников и хуторян, но и другим землеустроительным работам, проводившимся во время войны. В июле 1916 г. крестьяне мордовского села Таджева Ардатовского уезда оказали сопротивление развертыванию земель, принадлежавших крестьянскому банку. Под воздействием угроз со стороны крестьян землемер вынужден был прекратить работы в селе.

Исправник доносил губернатору, что «означенное проявление есть дерзкая разнузданность, самоуправство, не могущее оставаться безнаказанным».

Среди крестьянства Среднего Поволжья продолжали распространяться слухи о наделения крестьян землей после войны. Обеспокоенный этим Тамбовский губернатор доносил в Департамент полиции: «Среди крестьян Кирсановского уезда продолжает существовать убеждение, что после войны вся земля будет разделена между ними. Вопрос этот больше всего затрагивался нижними чинами, прибывшими из армии, которые говорили: «Мы теперь знаем, как взять землю».

Усилилась напряженность в отношениях крестьян с помещиками из-за использования последними дешевого труда военнопленных. Неодобрительное отношение к использованию труда пленных проявлялось соответствующим образом. «Для землевладельцев единственный выход заключается в привлечении труда военнопленных. Что касается крестьянского населения, то оно подходит к вопросу о привлечении труда пленных весьма осторожно и даже с опаской. Крестьяне не представляют себе взаимоотношений между ними и пленниками». «Кроме этого в сельской жизни вызвало разговоры появление у землевладельцев военнопленных, к чему крестьяне относятся отрицательно, опасаясь конкуренции и следовательно лишение заработка, поджогов и близких отношений с девушками и женщинами, особенно с солдатками, те же крестьяне злорадствуют, когда пленные объявляют забастовку и предъявляют невыполнимые требования, причем заявляют:

«Если с немцами справиться не могут, то и нам ничего не сделают».

Еще одной причиной столкновений крестьян с помещиками было повышение арендных цен, что ставило под угрозу выработанную практику хозяйственных взаимоотношений, наносило ущерб интересам крестьян. Община нередко регламентировала отношения своих членов с помещиками, определяя на сходах порядок и предельную стоимость аренды земли и найма рабочей силы, формы борьбы с землевладельцами.

Признание крестьянами притязаний на помещичьи земли нашло своеобразное отражение в солдатско-крестьянской трактовке причин войны, распространившейся к этому времени.

Офицер 16 роты 497 Белецкого полка в марте 1916 г. писал своему корреспонденту: «Я уже несколько раз натыкался на такое солдатское мнение, что в России большие господа, лучше сказать, крупные помещики, затеяли войну, дабы истребить мужиков, чтобы избавиться, так как мужики посягают на помещичью землю». Многие солдаты в своих письмах на Родину объясняли подобными причинами начало и затяжной характер войны.

Хотя число поджогов помещичьих имений и погромов падало, борьба крестьян с помещиками в среднем Поволжье продолжалась. В октябре 1916 г. крестьяне сожгли деревянный двухэтажный амбар в имении помещика Дурасова в Тамбовской губернии. В своей жалобе он отмечал: «Мужики и бабы не только не ходят ко мне на работу, но, когда приходят рабочие из соседних сел не допускают работать».

Усилению политической направленности социального поведения крестьянства в какой-то степени способствовала работа различных политических партии. Придававшие крестьянству большое значение большевики, социалисты-революционеры пытались наладить агитационную работу среди сельского населения. Однако, деятельность партий в регионе среди крестьян в условиях войны была затруднена существованием партийных организаций исключительно в губернских центрах. По этой причине, крестьянское движение протекало под относительно слабым воздействием различных политических сил. В 1916 г. в селе Жадовка Карсунского уезда Симбирской губернии была обнаружена листовка «Граждане, когда, наконец проснетесь ото сна» с разоблачением антинародной сущности войны и призывами к усилению революционного движения».

Политические настроения крестьянства на разных этапах первой мировой войны развивались по-разному. Однако, с весны 1915 г. до февраля 1917 г. социальное поведение крестьянства обнаружило крайнюю динамичность. Действия крестьян становятся решительными, приобретая антивоенную и антиправительственную направленность. Под влиянием политических настроений крестьянства и его движение протеста развивалось неравномерно. Всплеск приходится на 1915 г. По мере углубления революционного кризиса в стране в дальнейшем усиливается антиправительственный, политический характер крестьянских выступлений. Движение протеста крестьянства принимало различные формы и возникало по разным причинам, наиболее серьезной из которых было недовольство крестьян землеустроительной политикой правительства в условиях мировой войны Примечания ГАРФ, ф. 102, оп. 125, д. 108, ч. 43, л. 5.

Крестьянское движение в России в 1914–1917 гг. М.-Л., 1965. С. 204.

ГАРФ, ф. 102, оп. 125, д. 43, ч. 1, л. 2.

Там же, л. 3.

Там же, л. 5 об.

Там же, л. 4.

Крестьянское движение в России... С. 330–331.

ГАРФ, ф. 102, оп. 125, д. 108, ч. 24, л. 5-5 об.

Крестьянское движение в России... С. 236.

Шестаков А.В. Очерки по сельскому хозяйству и крестьянскому движению в годы войны и перед Октябрем 1917 г. Л., 1927. С. 114.

ГАУО, ф. 855, оп. 1, д. 1271, лл. 160-161.

Волжские вести. 1915. 15 нояб.

ГАРФ, ф. 102, оп. 1915, д. 167, ч. 55, л. 2-3.

Там же, оп. 125, д. 108, ч. 43, л. 14.

Захаркина А.Е., Фирстов И.И. Указ. соч. С.168.

Там же.

Там же. С. 169.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.