WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 57 |

Традиции народного (этнического) правосудия – фундамент обычно-правовых отношений того или иного народа. В условиях моноюридической системы понимание народного правосудия в основном сводилось как к «самосуду», несанкционированному государством и, следовательно, социально вредному. Однако многовековая практика функционирования этноюстиции показывает позитивную роль этого явления, поскольку в его основе лежат народные представления о подлинном правосудии. Бытование многих правовых обычаев и в настоящее время свидетельствуют о том, что народная юстиция не осталась лишь в прошлом, а еще и сегодня представляет собой действенный механизм регулирования этносоциальных отношений, способствующий сохранению ценностей исторического и культурного наследия народа.

Примечания Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Т. 3. Ч. 1. Саранск, 1939. С. 246.

Митропольский К. // Мордва: мировоззрения их, нравы и обычаи. № 10, 1877, С.740.

Устно-поэтическое творчество мордовского народа. Т. 1. Саранск, 1963. С. Легенды и предания мордвы. Саранск, 1982. С. 52.

Саратовская мордва // Саратовский этнографический сборник. Сост. М.Т. Маркелов. Саратов, 1922. С. 108.

Правотворчество в Республике Мордовия. Саранск, 2000. С. 314.

И. Б. Ниманов к.и.н., доцент МГУ им. Н.П.Огарева(г.Саранск) УЧАСТИЕ ИНОСТРАННЫХ ВОЕННОПЛЕННЫХ В ДВИЖЕНИИ ПРОТЕСТА В РОССИИ В 1915 г.* * Работа выполнена при финансовой поддержке ГРНФ (проект №04-01-а/В) Первая мировая война поставила перед Россией многие проблемы, которые раньше не возникали или не были такими острыми. Одна из них – это военный плен. Особенно остро она проявляется с 1915 г. Кратковременная стабилизация на Восточном фронте сменилась горечью упущенных побед, поражением в Галиции и отступлением, превращавшимся, порой, в бегство. «Страшный для Росси 1915 год продолжал свое течение. На его протяжении страна потеряла миллион солдат и офицеров только пленными. Началась подлинная деморализация русской армии, разобщение русского офицерства». Но не только поражения на фронтах войны или на поле дипломатии ставили страну на грань, за которой стоял будущий выбор исторического пути. Самое страшное испытание ожидало существующий режим внутри Российской Империи.

Все надежды властей на живучесть в традиционном сознании населения страны, особенно среди крестьянства верноподданнических чувств оказались напрасными. В России начинается поворот в сторону антивоенных и антиправительственных настроений. На это влияли как неудачи на фронтах войны, так и дезорганизация российской экономики. «Только оперившаяся российская промышленность была не готова к современной войне. Полное расстройство железнодорожного сообщения под грузом тяжелых требований военного времени. Инфляция, явившаяся результатом снижения производства товаров повседневного спроса. Бюрократия была неспособна, действовать незамедлительно и быстро. Нарастал продовольственный кризис. Крупные города страдали от недостатка продовольственных товаров, так как многие крестьяне были призваны в армию. Кроме того, многие мелкие крестьянские хозяйства отказывались продавать зерно на рынок, потому что на вырученные деньги им нечего было купить». Совокупность обстоятельств привела к активизации в стране забастовочного движения среди рабочих и началу протеста крестьянского населения, а также изменению в настроении на передовых позициях. «Неоправданность ожидания побед, поражения, безвыходность оставили лоскуты энтузиазма, который присутствовал у части рабочих в начале войны… Новые победы на восточном фронте подорвали веру и фатализм русского народа». Вместе с рабочими и крестьянством России в движение протеста начинают активно включаться и военнопленные. К середине 1915 г. окончательно определилась их важная роль в экономике России. «Важным фактором в снижении производительности труда сыграли мобилизации квалифицированных рабочих. Возрастание роли женского, детского труда, а также использование труда китайских рабочих, беженцев и военнопленных также влияли на снижение производительности». На первый план выдвигались экономические требования против тяжелых условий труда и неприкрытой эксплуатации.

Сведения о первых выступлениях военнопленных в России относятся к весне 1915 года, когда в различных регионах страны военнопленные начинают открыто протестовать против созданных для них условий проживания, питания, усиливающейся эксплуатации.

В сельскохозяйственном секторе экономики протесты военнопленных в виде отказов от работ начинаются несколько раньше, чем в промышленности. Это связано с началом посевной кампании 1915 г. Именно в это время деревня почувствовала со всей силой влияние войны, вступающей в затяжную стадию. Многочисленные мобилизации привели к оттоку огромного числа трудоспособного мужского населения, что создавало многочисленные проблемы с рабочими руками. Как уже отмечалось выше, правительство страны, учитывая многочисленные просьбы сельских хозяев, разрешило применение труда военнопленных не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Для Поволжья, где аграрный сектор экономики был ведущим, этот фактор имел чрезвычайно большое значение.

Первоначальные протесты против военнопленных в 1915 г. носили единичный, разрозненный характер. Они имели форму единичных или отказов групп военнопленных от работ по тем или иным «законным причинам». Пленные часто ссылались на болезнь, плохое самочувствие, невозможность выполнения работ. Даже если они выходили на работу, то выполняли ее таким образом, что хозяевам становилось невыгодным использование такого непроизводительного труда.

В сознании военнопленных к этому времени произошли некоторые изменения. Они оправились от первоначального шока, вызванного пленением. При анализе ситуации с военнопленными необходимо различать, период до начала 1916 и дальнейший этап. Это вызвано тем, что на первых этапах войны у большой части солдат противоборствующих армий присутствовал энтузиазм в предвкушении быстрой победы. После того как многим становиться понятно, что война принимает затяжной позиционный характер, то сдача в плен приобретает массовый характер. В этот период солдаты рассматривали плен как единственное средство спасти свою жизнь и вернуться домой. У первых партий пленных преобладающими были чувства досады и разочарования.

Уже в марте 1915 г. из Симбирской губернии стали приходить сведения, что военнопленные, направленные на сельскохозяйственные работы, не желая их выполнять, под всевозможными предлогами фактически саботируют посевную кампанию и тем самым наносят большой урон хозяевам имений. В начале военнопленные надеялись улучшить свое положение и добиться строго выполнения властями положения международных конвенций об отношении к ним как к обезоруженному противнику, путем предъявления различных требований к хозяевам, жалоб на них в местные органы власти и не прибегали к другим формам.

Главными средствами при этом выступали нерадивое отношение к работам, на которые они направлялись, а зачастую и полный отказ от них. В условиях острой нужды в рабочих руках, такая тактика могла принести военнопленным необходимый результат. Однако на деле оказывалось далеко не так. Большинство выступлений военнопленных с требованиями по части продовольственного довольствия и заработной платы результатов не давали. Хозяева отказывались выполнять предъявляемые требования, аргументируя завышенным характером большинства из них и невозможностью выполнения в условиях военного времени. Кроме того, у сельских хозяев были возможности для замены строптивых партий военнопленных или отдельных личностей. В случае отказов работать на предложенных условиях военнопленных отсылали обратно, где их перераспределяли и направляли на другие работы.

Корреспонденты сообщали: «Экономии, взявшие пленных австрийцев для сельскохозяйственных работ, вынуждены отсылать их обратно. Пленные, ссылаясь на нездоровье, или отказываются от работ, или выполняют их лениво».

Подобное явление во время проведения посевной кампании получает распространение по всей территории России. Ленивое отношение к труду на полях сельскохозяйственных экономий, по мнению военнопленных, должно было рано или поздно заставить их хозяев пойти на значительные уступки. Однако подобное отношение часто встречало негативную реакцию у местного крестьянского населения. Такое отношение к протестам со стороны военнопленных поддерживали в ряде губерний местные периодические издания. Требования пленных характеризовались как завышенные и необоснованные. «Военнопленные австрийцы, работающие на реке и в городских скверах, производят работы крайне лениво. Работая плохо, пленные, однако, очень требовательны по части питания».

По мере расширения границ применения труда военнопленных, случаи всевозможных протестов по многочисленным причинам встречаются гораздо чаще. Военнопленные предъявляли претензии к хозяевам на плохое содержание, обращение. Одним из самых распространенных становиться требование улучшения условий труда. Пленные не желали работать весь световой день за незначительное вознаграждение. «Почти каждый день в тамбовскую уездную палату пребывают группы военнопленных австрийцев с работ частных владельцев. Пленные жалуются на плохое содержание, на трудную и продолжительную работу. Хозяева же отказываются от услуг пленных по причине их болезни и не склонности к труду». Ситуация в поволжских губерниях была практически одинаковой. Везде военнопленные, желая добиться лучших условий труда и содержания, выступали с аналогичными требования, и в большинстве случаев хозяева возвращали их в пункты постоянного водворения.

Губернские и военные власти, понимая насколько важно в условиях острой нехватки рабочих рук, добиться от военнопленных выполнения всех работ и недопущения отказов от них старались принимать жесткие меры к недопущению повторения подобных случаев в будущем. Однако на первых порах эти мероприятия не приносили необходимого результата.

Летом 1915 г. отдельные разрозненные, пусть достаточно частые, отказы военнопленных от выполнения работ приобретают характер забастовок, отличающихся продолжительностью и организованностью. В июне Тетюшский уездный исправник писал воинскому начальнику, что «в селе Архангельские Кляры в имении помещика Головня военнопленные австрийской армии отказываются работать, требуют улучшения питания и выплаты им заработанных денег для приобретения обуви. Пленные не работают уже с 30 мая по 3 июня».

Завышенные требования к условиям содержания в России австро-венгерских и немецких пленных встречались достаточно часто. Большинство попавших в плен на Родине жили в значительно лучших условиях, поэтому требовали создания примерно таких же условий и в плену. Русское правительство в силу объективных причин не могло удовлетворить все претензии военнопленных по части проживания, питания и т. д. Поэтому предъявление требований продолжалось. Завышенные требования пленных вызывали неприятие со стороны местного населения, которое в этот период начинало испытывать острый дефицит товаров первой необходимости. В имении помещика Головни в Тетюшском уезде Симбирской губернии «военнопленный Дешу требовал лучшей для себя пищи, указывая, что австрийцы привыкли есть у себя лучше, чем у нас едят господа. Схватил за горло управляющего имением и стал душить».

В этих условиях как центральные, так и местные власти идут на ужесточение мер против разрастания забастовочного движения. В июне следуют указания Начальника штаба московского военного округа, обеспокоенный, что «при широком применении в настоящее время труда военнопленных отказ некоторых из них от работ может нарушить правильность течения проводимых пленными работ», в своем приказе требует принятия жестких мер к недопущению отказов от работ военнопленных. Эти меры должны были включать в себя: «1) при назначении, объяснялось бы, что труд военнопленных обязателен для каждого военнопленного. Отказ военнопленных будет рассматриваться как открытое противодействие распоряжению правительства; 2) отказавшихся военнопленных выделять в особые группы и содержать на строгом тюремном режиме, с применением особых строгих правил содержания в дальнейшем на все время пребывания их в плену; 3) применять меры к установлению более или менее одинаковых условий для всех военнопленных на работе». Данный приказ означал, что работа для всех без исключения военнопленных становиться обязательной. Те из военнопленных, кто отказывается от выполнения работ, обрекают себя на тюремный режим на период всего срока их пребывания в плену.

Однако принимаемых мер было явно недостаточно. Чтобы сбить волну отказов и забастовок военнопленных. Власти Российской империи вынуждены были более жестко реагировать подобные на случаи. 31 июня (13 июля) 1915 г. товарищ министра внутренних дел Джунковский в одном из циркуляров констатировал, что «в некоторых местностях империи имели место случаи неподчинения привлеченных к казенным, общественным, сельскохозяйственным и иным работам военнопленных установленным правилам и даже отказа от работ».

В каждой губернии принимаются постановления губернаторов по поводу мер против отказов от работ военнопленных. 9 июля 1915 г. подобные меры были приняты Пензенским губернатором. Они включали в себя: «1) строгий тюремный режим с применением строгих правил; 2) приняты меры к установлению одинаковых жизненных условий работающих военнопленных; 3) командирование офицеров из ближайших гарнизонов».

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.