WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 57 |

Алексеев В.П. Происхождение народов Восточной Европы: Краниолог. исслед. М., 1969. Алексеев В.П. Этногенез. М., 1986; Алексеев В.П., Дебец Г.Ф. Краниометрия: Методика антрополог, исслед. М., 1964.; Алексеева Т.И. Этногенез восточных славян по данным антропологии. М., 1973; Анучин В.А. Географический фактор в развитии общества. М., 1962; Анучин Д.Н. О географическом распределении роста мужского населения России // Зап. геогр. о-ва. М., 1889. Т. 7; Бунак В.В. Геногеографические зоны Восточной Европы, выделяемые по факторам крови АВО // Вопр. антропологии. 1969. Вып. 32; Дебец Г.Ф Палеоантропология СССР // Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Нов. сер. М., 1948. Т. 4; Дебец Г.Ф., Левин М.Г., Трофимова Т.А. Антропологический материал как источник изучения вопросов этногенеза // Сов. этнография. 1952. № 1; Марк К.Ю. Этническая антропология мордвы: Вопр. этнической истории мордов. народа // Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Нов. сер. М., 1960. Т. 13; Наука о расах и расизм // Тр. НИИ Антропологии МГУ. М.-Л., 1938. Т. 4; Рогинский Я.Я. Проблемы антропогенеза. М., 1977 и др.

См.: Математические методы в исторических исследованиях. Саранск, 1988. С. 25; Мордовский народ (1897-1939). Саранск, 1996. С. 55-61.

См.: Корреляционный анализ в исторических исследованиях. Саранск, 1990. С. 9-12, 40.

См.: Количественный анализ в исторических исследованиях. Саранск, 1996. С. 160.

Там же. С. 169; Мордовский народ (14897-1939). Саранск, 1996. С.96, 127.

См.: Происхождение и этническая история русского народа. М., 1965. С. 307-312.

См.: Марк К.Ю. Указ. соч. // Вопросы этнической истории мордовского народа. М., 1960. С. 154-165.

См.: Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология. М., 1978. С. 358.

В данных К.Ю.Марк не приведены величины орбитного указателя, углов профиля лба и носовых костей.

Антропологи вообще допускают использование в подобном случае какой-либо одной стандартной S2 по каждому признаку. См.:

Антропология. С. 355.

Цит.: по Алексеев В.П. Указ. соч. С. 35.

См.: Происхождение и этническая история русского народа. М.,1965. С. 285-289, 307-312.

См. например: Вихляев В.И. происхождение древнемордовской культуры. Саранск, 2000. С. 127.

Поскольку татары и мокшане, живущие на одной территории, были исследованы одной экспедицией в одно и то же время, то в данном случае не проявляется эффект Е.М. Чепурковского, что свидетельствует об особой надежности вывода.

Е. Н. Мокшина, к.и.н., доцент МГУ им. Н.П.Огарева (г.Саранск) РЕЛИГИОЗНАЯ ЖИЗНЬ МОРДВЫ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ IX – начале XXI века:

ПУТИ РАЗВИТИЯ И ТРАНСФОРМАЦИИ Религиозная жизнь мордовского народа с середины XIX по начало XXI в. испытала три качественных перелома, первый из которых (дореволюционный) был связан с переходом от формального крещения к более глубокой, сущностной христианизации, второй (в условиях советской власти) сопровождался гонением на религию, когда атеизация была возведена в ранг государственной политики, и третий (постсоветский) ознаменовался подлинной свободой вероисповедания, избавлением от атеистического прессинга.

На протяжении длительного времени мордовское язычество, как и язычество других народов, выступало в качестве этнического символа, идеологического знамени, под которым мордва отстаивала свою свободу и независимость, этническое достоинство и самобытность.

Дохристианские верования и обряды мордвы усложнились и видоизменились впоследствии с принятием христианства в виде русского православия и сопутствовавших ему восточнославянских верований и обрядов, сохранявшихся русским народом как долговременным этническим соседом мордвы на уровне «бытового православия».

Переосмысление мордвой на протяжении длительного времени, растянувшегося на века, русского православия в конечном итоге привело к формированию своеобразного варианта этого вероисповедания, которое можно назвать мордовским. Характерной его чертой является синкретизм, смешение дохристианских верований и обрядов с православнохристианскими, их симбиоз, проявляющийся поныне.

Не обошло мордву стороной и российское сектантство, ставшее своеобразной формой крестьянского движения, политического протеста, оппозиции господствующей церкви и ее идеологии. Своих этнических сект у мордвы не было, она, как правило, будучи уже крещеной, вступала в российские секты старообрядцев, духоборов, молокан, хлыстов и др., основную массу приверженцев которых составляли по преимуществу русские крестьяне из соседних с мордовскими сел и деревень. Преследование светскими и духовными властями сектантов приводило к тому, что они покидали места своего традиционного проживания и переселялись в более укромные места, подчас очень далеко, на окраины Российской империи.

Так, в частности, мордва-духоборы и молокане оказались в 1830-х годах в Закавказье, у отрогов библейской горы Арарат.

Православие в России было официальной, государственной религией, и полицейскобюрократический аппарат царизма поддерживал монопольное господство православной церкви. Это убедительно прослеживается всем процессом христианизации мордовского, как и других народов Среднего Поволжья, окончательное присоединение которых к Русскому государству завершилось с падением Казанского ханства, что произошло в середине XVI века. Христианизация была существенным фактором этносоциальной адаптации мордвы в составе России и, несмотря на ее подчас принудительный характер, в целом может считаться явлением позитивным, способствовавшим приобщению мордовского народа не только к русской, но и через нее к мировой культуре.

Несмотря на то, что самостоятельная будущность мордовской культуры, как и культуры других народов Волго-Камья, не рассматривалась имперскими властями России, миссионерское просвещение, хотя и несло утилитарно-клерикальную направленность, объективно стимулировало сохранение и изучение культуры мордовского народа, как и других «восточных инородцев», способствовало созданию их письменности, литературных языков, национальной интеллигенции. В то же время веками проводившаяся официальными властями и церковью русификаторская политика порождала у части мордвы нигилистические настроения, негативное отношение ко всему национальному, что особенно было характерно для интеллигенции. В дореволюционной России верующие составляли абсолютное большинство населения, в том числе и мордовского.

С установлением советской власти отношение государства и религии было кардинально пересмотрено. Из страны, в которой господствующей идеологией была религия, Россия стала превращаться в страну, где таковой провозглашался марксизм-ленинизм, непременной составной которого стал считаться атеизм. Атеизация общества была возведена в ранг государственной политики. Быть верующим становилось не престижно.

Коренные преобразования в образе жизни мордовского народа, как и других народов Советского Союза, связанные с коллективизацией, индустриализацией, культурной революцией, радикально меняли весь прежний образ его жизни, тесно смыкавшийся с религией и церковью. На смену старой деревне, где господствовал религиозный быт, приходила новая, со школами, избами-читальнями, клубами, кино, религиозные праздники замещались советскими, начинали складываться новые традиции, хотя процесс ломки религиозных обычаев и ритуалов не был прямолинейным и безболезненным.

Великая Отечественная война, принесшая неисчислимые бедствия народам СССР, в том числе мордовскому, внесла немалые коррективы в процесс атеизации советского общества, не только значительно затормозив его, но и стимулировав существенный всплеск религиозности. Именно в это время участились обращения к гадалкам, ворожеям, связанные с горечью военных утрат, тревогой за близких, ушедших на фронт, пропавших без вести. В ряде сельских населенных пунктов открывались ранее не действовавшие молитвенные дома, церкви.

В Советском Союзе официального учета религиозности его граждан не велось, что было обусловлено известным декретом «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», принятым еще в первые годы Советской власти, объявившим, что из официальных актов всякое указание на религиозную принадлежность или непринадлежность устраняется. Не проводилось и репрезентативного этносоциологического исследования религиозности народов страны во всесоюзном масштабе, хотя определенные «замеры» ее в процессе локальных, выборочных конкретно-социологических и этнографических исследований в разных регионах, в том числе и в Мордовии, имели место.

Как показывали эти исследования, уровень религиозности мордвы, безусловно, снижался, вырастали новые поколения людей, воспитанные на идеях безбожия и атеизма. Молодежь тщательно оберегалась от воздействия религии и церкви. Основными носителями религиозных взглядов, трансляторами религиозной обрядности оставались, как правило, люди старших возрастных групп, преимущественно женщины, проживавшие в сельской местности, нередко малограмотные. Говоря о характере религиозности, ее специфике у мордвы, следует отметить, что верующая ее часть продолжала соблюдать не только православные, но и доправославные верования и обряды, равно как и те, что формировались в результате синтеза этих религиозных систем.

С распадом СССР и суверенизацией Российской Федерации в сфере ее государственной политики по отношению к религии и церкви произошли серьезные перемены. Конституция РФ, принятая в 1993 г., признала идеологический и политический плюрализм, гарантировала, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, запретила разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни, уровняла религиозные организации перед законом.

В постсоветский период религиозная жизнь мордвы заметно активизировалась, стала более свободной и содержательной, избавившись от препон предшествующей эпохи. В г. открылась Саранская и Мордовская епархия РПЦ, объединяющая в настоящее время церковных приходов и 14 монастырей (в 1985 г. в Мордовии было всего 19 действующих церквей, не было ни одного действующего монастыря). В этом же году в Мордовии была открыта Мокшэрзянская протестантская (лютеранская) церковь, ведущая богослужение на мокша-мордовском и эрзя-мордовском языках. Как гласит русская народная пословица:

«Обжегшись на молоке, дуешь и на воду». Некоторые верующие, испытав на себе гонения за веру, те или иные ущемления своих прав, продолжают вести себя весьма осторожно и скрытно, боясь рецидива новых репрессий, возврата прежних порядков и нравов. Но легализация религиозности, деатеизация взрослого населения и приобщение к религиозной жизни молодежи все более набирают силу, а значит возможности религиозного влияния не только на духовно-нравственные и этнокультурные, но и этносоциальные, как и этнополитические процессы возрастают и, разумеется, принципиально важно, чтобы они развивались в конструктивном русле.

Одной из особенностей современной этноконфессиональной ситуации у мордвы следует также считать частичное оживление традиционных дохристианских верований и обрядов, мордовского язычества. Реанимацией его занимаются, в основном, те же лица, которые задействованы в различных организациях и движениях, сопричастных к процессам этнического и ассоциированного с ним конфессионального возрождения. Они демонстративно отреклись от православия и православных антропонимов, стали выступать под языческими именами (Нуянь Видяс, Кшуманцянь Пиргуж, Маризь Кемаль, Эрюшон Вежай и др.) и контактировать с языческими лидерами других народов Поволжья, в том числе Республики Марий Эл, значительная часть коренного населения которой поныне не крещена.

Это, конечно, не означает, как предполагают некоторые авторы, формирование некоего «межнационального союза» с язычниками из Республики Марий Эл, которая, по их утверждениям, уже стала центром притяжения для таковых из других республик России, а именно Мордовии, Чувашии и Удмуртии, и может в перспективе, по их мнению, превратиться в определенное духовное ядро единения поволжских народов на основе язычества. «Единая вера плюс стечение ряда политических обстоятельств, – заявляют С.Филатов и А.Щипков, – могут привести к созданию сепаратистски настроенного межнационального союза или объединения поволжских народов, более монолитного, чем Ассоциация горских народов Кавказа. Вера предков будет использована в качестве объединяющей идеологической базы. В этом случае «языческий фактор» заговорит в полный голос и заставит говорить о себе остальную Россию».

Однако эти «прогнозы», на наш взгляд, не имеют под собой оснований, их нельзя принимать всерьез. Более того, как верно отметила известный исследователь марийского язычества Л.Тойдыбекова, они «оскорбительны».

Вместе с тем, не преуменьшая былых заслуг РПЦ в становлении письменности у мордвы, богослужения на родном языке, переводе на него канонической литературы, нельзя не заметить, что ныне позиция, которую занимает она в деле национального возрождения мордовского народа, недостаточно обогащена новыми духовными началами, больше сводится к количественным показателям, внешней атрибутике, чем к качественным, связанным с возрождением духовно-нравственных начал, в том числе тех, которые создавались мордвой веками и составляют его этнокультурный базис, без чего народ утрачивает свою этническую самобытность.

Примечания См.: Мокшин Н.Ф. Религиозные верования мордвы. Саранск, 1998. С. 193-210; Иткин С.М. Формирование нового быта Мордовского села и отход от религии // Социалистический быт мордовского села. Саранск, 1986. С. 225-237; Вавилин В.Ф. Количественная оценка современных этнокультурных процессов в Мордовской АССР (сельское население). Саранск, 1989. С. 18; Беляева Н.Ф. Этнические аспекты духовной жизни мордовского сельского населения // Крестьянское хозяйство и культура деревни Среднего Поволжья. ЙошкарОла, 1990. С. 334.

Филатов С., Щипков А. Сотая епархия. Последний языческий народ Европы // Независимая газета. 1994. 17 марта.

Тойдыбекова Л. Марийская языческая вера и этническое самосознание. Joensuu, 1997. С. 71.

И. Ю. Трушкова, к. и. н., доцент ВятГУ (г. Киров) ПОНИЗОВАЯ КУЛЬТУРА НА ЮЖНОЙ ВЯТКЕ:

вопросы микроистории русского населения на уровне региона В современном мире в условиях взаимодействия процессов глобализации и развития самоидентификации регионов актуальным представляется сопоставление макро- и микроуровней этнокультурных явлений как видов анализа и как масштабов содержания изучаемых тем для углубления качества выводов исследований. «Макроистория не может стать историей в идеальном смысле, если не поведет за собой микроисторию». В этом контексте изучение этнокультурной специфики разных частей территории Приволжского федерального округа РФ может привести к обновлению в понимании некоторых явлений в национальной жизни.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.