WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 57 |

При всей неоднозначности оценочных суждений миссионерско-просветительской системы Н.И.Ильминского следует признать, что она была продуктом своей эпохи, вызванной к жизни потребностями не только церковными и государственными, но и общественными, народными. Она вобрала в себя огромный опыт миссионерского просветительства предшествующих эпох и просветительские идеи современников. Система Н.И.Ильминского является замечательным памятником миссионерской, просветительской и педагогической мысли второй половины XIX в. Нацеленная на внутреннее усвоение православия, духовное обрусение, она разбудила тягу к образованию, духовному совершенствованию нерусских народов, привлекла к сотрудничеству представителей зарождающейся национальной интеллигенции. Жизнеспособность ее была обеспечена как государственно-церковной, так и общественной поддержкой. Учреждение миссионерских организаций сделал возможным практическое воплощение в жизнь идей Н.И.Ильминского.

Официальное утверждение системы Н.И.Ильминского (1870) стало важным рубежом в этнокультурном, этнополитическом развитии всех народов восточных окраин России. При всех существующих разногласиях по поводу оценки православного миссионерства в этот период следует признать, что именно благодаря системе Н.И.Ильминского начались не только изменения конфессиональной ориентации у крещеных народов региона, но и пробуждение национального самосознания, формирование у них «высокой культуры».

Таким образом, можно констатировать, что вся история миссионерского просветительства в конце XVIII – начале XX в. развивалась неоднозначно и была подвержена постоянным колебаниям, в зависимости от социально-экономических, общественно-политических процессов в стране, сопровождалось борьбой между «реформаторами» и «консерваторами», которая с переменным успехом продолжалась вплоть до 1917 г. С началом этнической христианизации народов региона просветительские методы постепенно входили в практику православного миссионерства. Рост антицерковных настроений обычно выступал катализатором миссионерской активности. Наиболее полно просветительские идеи были применены в системе Н.И.Ильминского, но ни один из миссионерских проектов не был реализован в полном объеме. Основные достижения в развитии национальной культуры народов Среднего Поволжья во второй половине XIX – начале XX в. связаны, несомненно, с успехами христианского просвещения.

Примечания Можаровский А. Изложение хода миссионерского дела по просвещению казанских инородцев с 1551 по 1867 гг. М., 1880; Хрусталев А.Г. Очерк распространения христианства между инородцами Казанского края // Миссионерский противомусульманский сборник. Казань, 1874. Вып. 5; Маторин М.Н. Религия у народов Волжско-Камского края прежде и теперь. Язычество, ислам, православие, сектанство. М., 1929; Никольский Н.В. Христианство среди чуваш Среднего Поволжья в XVI – XVIII вв. Исторический очерк. Казань, 1912; Денисов П.В. Религия и атеизм чувашского народа. Чебоксары, 1972; Мокшин Н.Ф. Религиозные верования мордвы. Саранск, 1968 и др.

Кабузан В.М. Население Приволжского федерального округа Российской Федерации в XVI–XX вв. в его современных границах. С. 7.

Таймасов Л.А. Межконфессиональные отношения на начальном этапе христианизации народов Казанского края (вторая половина XVIXVII вв.) // Московская Русь из перспективы ее регионов. Материалы международной конференции. Вена, 2003.

Можаровский А. Указ. соч. С. 105-107.

Там же. С. 105.

Таймасов Л.А. Христианизация чувашского народа в первой половине XIX века. Чебоксары, 1992. С. 50-52; Он же. К истории христианского просвещения народов Среднего Поволжья. «Краткий катехизис» – первая книга на чувашском языке // Вестник Чувашского университета. № 1-2. Чебоксары, 2001 г. С. 41-49.

Там же. С. 50-52.

Таймасов Л.А. Миссионерское просветительство в Казанском крае в конце XVIII – первой половине XIX в. // Регионология. № 3. 2003. С.

259-273.

Ильминский Н.И. Опыты переложения христианских вероучительных книг на татарский и другие инородческие языки в начале текущего столетия. Казань, 1883; Прокопьев К. Религиозное состояние инородцев до распространение среди них просветительной системы Н.И.

Ильминского // Чичерина С. У приволжских инородцев. СПб., 1905. С. 115.

РГИА, ф. 797, оп. 3, д. 12652, л. 1-6.

Там же, л. 23-25.

Можаровский А.Ф. Указ. соч. С. 177.

Памятная книжка Казанской губернии на 1861-1862 года. Казань, 1863. С. 70.

РГИА, ф. 381, оп. 1, д. 23408, л. 1-8.

Малов Е. Православная противомусульманская миссия в Казанском крае в связи с историей мусульманства в первой половине XIX в. // Православный собеседник. 1868. Июль. С. 225-227.

См.: Сборник действенных и руководственных церковных и церковно-гражданских постановлений, ч. II (О распространении и охранении православной веры) СПб., 1885. С. 229-230.

РО РНБ. СПб ДА. А-1, д. 232, л. 1-8 об.

Таймасов Л.А. Православная миссия в Среднем Поволжье накануне буржуазных реформ XIX в.: поиск путей выхода из кризиса // Волжские земли в истории и культуре России. Материалы конференции РГНФ 21-22 июня 2003 г. в Чебоксарах. М. 2003. С. 40-48.

Износков И.А. Об образовании инородцев и о миссионерстве в Казанской епархии. Казань, 1909. С. 39.

Таймасов Л.А. Этноконфессиональная ситуация в Казанской губернии накануне буржуазных реформ // Новая волна в изучении этнополитической истории Волго-Уральского региона. Slavic Research Center, Hokkaido University, Sapporo, Japan, 2003. С. 106–133.

С. В. Першин, к. и. н., доцент МГУ им. Н.П.Огарева (г.Саранск) ПРАВОСЛАВНОЕ ДУХОВЕНСТВО МОРДОВСКОГО КРАЯ В ДОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД В условиях трансформации российского общества становится актуальным исследование закономерностей общественного развития, механизмов социальной мобильности и государственной политики по отношению к отдельным слоям населения. В этой связи кажется достаточно обоснованным обращение к истории одного из традиционных сословий российского общества – духовенства. Нами предпринята попытка исследования региональных особенностей развития православного приходского духовенства по материалам клировых ведомостей Краснослободского уезда Пензенской губернии за 1849 г. В первой половине XIX в. духовенство продолжало оставаться закрытым сословием – принадлежность к нему определялась происхождением. При занятии вакантной должности, а именно она служила единственным постоянным источником средств существования, за потомством приходского духовенства сохранялся приоритет. В дореформенный период распространение получил обычай, согласно которому православное духовенство обязывалось заключать браки только с представителями своего сословия. В клировых ведомостях находим упоминание о том, что место дьячка в церкви с. Синдорово Краснослободского уезда после смерти Федора Львова было «… зачислено за его дочерью впредь до приискания ей жениха».

Одним из основных требований, соответствие которым определялась принадлежность к православному духовенству, было специальное образование. Обработка клировых ведомостей (см. табл. 1) позволила подтвердить предположение о наличии связи между уровнем образованности и мобильностью отдельных групп православного духовенства дореформенного периода.

Таблица 1.

Происхождение и образовательный уровень штатного духовенства Краснослободского уезда Пензенской губернии (1849 г.) * Категория происхождение из семьи полученное образование 54 % - священника и протеиерея, 75,71 % - семинария священнослужители и 17,14 % - пономаря, 12,86 % - исключены из семинарии, протоиереи 15,71 % - дьячка, 7,14 % - исключены из уездных училищ, 12,86 % - дьякона 4,23 % - домашнее образование 34,15 % - священника, 46,34 % - уездное училище, 29,27 % - дьякона, 39,02 % - исключены из семинарии и окончили дьякон 19,51 % - пономаря, семинарию, 17,07 % - дьячка 12,2 % - не обучалось 33,87 % - пономаря, 22,58 % - дьячка, 70,97 % - уездное училище, дьячок 22,58 % - священника, 19,35 % - не обучалось, 12,9 % - дьякона, 8,06 % - исключено из семинарии 6,45 % - сторожа 38,78 % - пономаря, 83,67 % - уездное училище, 28,57 % - дьячка, пономарь 12,24 % - исключены из семинарии, 16,32 % - священника, 4,08 % - не получили образования 16,32 % - дьякона * Составлено по: ЦГА РМ. Ф. 57, оп. 1, д. 50.

Имущественная дифференциация являлась причиной существенных различий в уровне мобильности представителей отдельных прослоек духовенства. Духовное образование служило важнейшим условием занятия церковных должностей. В связи с тем, что представители высшей прослойки приходского духовенства могли обеспечить своему потомству обучение в престижных заведениях, дети священников и дьяконов обладали большими возможностями при продвижении по церковной иерархии.

Церковнослужители были наименее образованными среди духовенства. Дьячками и пономарями являлись в большинстве случаев выходцы из той же, низшей страты приходского духовенства. Достаточно высокими были образовательный уровень и активность в продвижении по службе детей пономарей.

Уровень образования определял степень вертикальной внутрисословной мобильности духовенства. Чаще всего, выпускники семинарий причислялись к приходам несколько позже, но продвигались по служебной лестнице намного успешнее. Примером этому является клир церкви Покрова Пресвятой Богородицы г. Краснослободска, при которой служили Павел Иванов Онагрев и Василий Александров Виноградов. Оба происходили из дьячковских детей, однако первый окончил курс богословских наук с аттестатом 2-го разряда при Пензенской семинарии и в 27 лет уже занимал место священника, второй – окончил Пензенское духовное училище и в свои 43 года достиг лишь дьяконской должности.

Проведенные по клировым ведомостям подсчеты показали, что в среднем, краснослободское духовенство вступало на службу в 17,4 года, служебный стаж составлял 19,9 лет, возраст священно – церковнослужителей – 37,3 года. Среднее количество должностей, занимаемых к 1849 г. приходским духовенством Краснослободского уезда достигло 2,5, среднее количество мест службы – 1,9.

Церковной статистикой фиксировались наказания и поощрения местного духовенства, учитывавшиеся при перемещении священно- церковнослужителей. В клировых ведомостях Краснослободского уезда Пензенской губернии 1849 г. в общей сложности отмечено поощрений, начальством было отмечено 19,82 % краснослободских священно- церковнослужителей.

Обработка клировых ведомостей позволила установить, что удаление из духовного сословия могло последовать в качестве наказания за должностные нарушения и несоответствующее духовному званию поведение. Однако это была крайняя мера, применявшаяся в редких случаях. Чаще всего, за проступки наказывали штрафом, временным отстранением от исполнения обязанностей, «помещением на усмотрение» в дома благочинных округов и епархиального начальства, либо в монастырь.

Так, из 222 чел., приписанных к штатному духовенству Краснослободского уезда, 49 чел.

(22,07 %) священно - церковнослужителей к 1849 г. либо находилось под судом, либо получали взыскание по ведомству. Увольнялись из духовенства по вышеупомянутым причинам лишь единицы.

Среди духовенства Троицкого благочинного отмечен дьячок Михаил Павлов, находившийся в 1830 г. под следствием «за причинение …ругательств и обиды». В том же году Павлов был оштрафован за нерадивое ведение церковного делопроизводства. Спустя лет Михаила Павлова вызвали в дом Его Преосвященства «…за бытие у всенощного бдения 20-го мая в нетрезвом виде, грубство и неповиновение священнику и нерадение о чистоте церкви». Несмотря на провинности, дьячка допустили к исполнению обязанностей, взяв с него подписку о том, что подобное более не повториться.

Диакон Дорнидонт Алексеев в список неблагонадежных попал как и многие другие краснослободские священнослужители – за излишние поборы. В 1832 г. Дорнидонт Алексеев был удален из прихода с запрещением священно-церковнослужения и ссылкой «в черные труды» в Спасо-Преображенский монастырь.

Следует упомянуть о том, что в более редких случаях возможность получения специального образования и выполнения служебных обязанностей определялась какими либо иными причинами, например, состоянием здоровья. Так, например сын священника с.

Мамолаево Иоанна Алексеева Андрей 18 лет «...за болезнями, слепотою и храмотою» был исключен из Краснослободского духовного училища и состоял на содержании отца.

Смена мест службы была связана с особенностями продвижения священно - церковнослужителей по иерархии должностей. Священникам приходилось вместе со своими семьями перебираться из одного прихода в другой, в котором открывалась соответствующая вакансия. Нередко, священно- церковнослужители с целью трудоустройства преодолевали достаточно большие расстояния. Так, например, священник Троицкой церкви с. Сутягино Андрей Трофимов успел послужить в Наровчатском, Екатеринодарском, Керенском и Краснослободском уездах.

Социальное развитие духовенства самым непосредственным образом связано с особенностями его воспроизводства и семейной структуры. К середине XIX столетия состояло в браке 88,74 % краснослободского духовенства (197 чел.), вдовых насчитывалось 9,46 % (21 чел.), холостых – всего 1,8 % (4 чел.). Следует упомянуть также о том, что представителя краснослободского духовенства на момент сбора данных состояло уже во втором браке, 71 чел. (31,98 % исследованных) имело родственников среди местного духовенства.

Проведенные подсчеты показали, что в рассматриваемый период духовенство обеспечивало собственное расширенное воспроизводство Средняя численность детей в семействах штатного духовенства достигла 3,78 чел. об. п. Из 840 чел. об. п. детей священно и церковнослужителей на момент составления ведомостей состояло в штате церквей, обучалось в духовных училищах и семинариях, либо вышло замуж за представителей своего же сословия 534 чел. об. п. (63,57 %); только 26 чел. об. п. (3,1 %) изменило свой социальный статус (в основном, в результате замужества или устройства на службу в светские учреждения).

Анализ межсословной мобильности позволяет сделать вывод о том, что в дореформенный период случаи выхода из среды духовенства были редкими. Сын священника с. Аракчеево Краснослободского уезда Капитон Аракчеевский по окончании курса Пензенской семинарии с аттестатом 1-го разряда был уволен в Санкт-Петербургскую Его Императорского Величества хирургическую академию.

Таким образом, в дореформенный период духовенство продолжало оставаться закрытым сословием. Проведенное исследование показало, что в первой половине XIX в.

проникновение в духовенство выходцев из податного населения было затруднено.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.