WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 57 |

Другое направление научной деятельности – формирование коллекций и собраний книг по различным отраслям знания, ставших впоследствии основой для создания в заводских округах музеев и библиотек. В первой половине XIX в. в Ижевском и Воткинском заводах были сформированы коллекции минералов и образцов оружия, хранилища книг и учебных пособий при школах, конторе, госпитале. По распоряжению директора артиллерийского департамента (9 февраля 1835 г.) при всех оружейных заводах, арсеналах и артиллерийских гарнизонах были созданы музеи оружия. Предписывалось образцы огнестрельного и «белого» оружия хранить в специальных застекленных шкафах, располагая по названиям в хронологическом порядке. Кроме оружия в арсенале Ижевского завода располагался физический кабинет, и хранились модели заводских машин и механизмов. В соответствии с предписанием департамента горных и соляных дел (31 декабря 1826 г.) в главных горных заводах, в том числе в Воткинском, были созданы минералогические кабинеты, при Горном кадетском корпусе был организован минералогический магазин, который мог пополняться минералами из заводских минералогических кабинетов. Образцы для минерального кабинета Воткинского завода доставлялись с Гороблагодатских, Богословских и Пермских заводов. В свою очередь, минеральными собраниями Воткинского завода были пополнены коллекции школ Гороблагодатских, Пермских и Богословских заводов; куски окаменелого дерева, найденные в 1826 г. в окрестностях Воткинского завода, поступили в музей Горного кадетского корпуса (геогностическое описание местонахождений окаменелого дерева было составлено в 1834 г. для Ученого комитета капитаном Корпуса горных инженеров Романовым, служащим Воткинского завода). В 1855 г. в Воткинском заводе были сформированы 3 коллекции металлургических образцов (кованая цементная и литая сталь, марганец, сварочное и колотушечное железо, проволока, чугун и т. д.), первая из которых оставлена на хранение в заводском музее, вторая отправлена в Уральское горное училище, а третья – в лабораторию департамента горных и соляных дел. Кроме того, в 1855 г.

металлургической коллекцией (железо, медь, руда и изделия из них) горных заводов, включая Воткинский, была пополнена императорская консерватория искусств и ремесел в Париже.

Заводское начальство Ижевского и Воткинского заводов оказывало помощь в проведении научных исследований на территории округов. В 1814 г. П. Кошкареву, учителю Сарапульского малого народного училища, было предоставлено право пользования воткинским заводским архивом для составления «Топографического описания уездного г.

Сарапула с уездом». В 1827 г. в связи с императорским указом об охране памятников старины, пермский гражданский губернатор обратился с просьбой к берг-испектору о содействии по сбору сведений об остатках древних замков и крепостей на территориях горных округов. По исследованию, проведенному в округе Воткинского завода, были обнаружены остатки земляных укреплений (валы) около поч. Городище близ р. Вотки и с.

Степанова в Оханском уезде. В 1856 г. главный горный начальник обратился к горному начальнику Воткинского завода с просьбой оказать помощь астроному николаевской главной обсерватории Гибнеру в астрономических исследованиях на территории заводского селения и округа.

3. Научная информация. Роль носителей научной информации в заводских округах выполняли преимущественно специализированные журналы и литература, благодаря которым осуществлялось знакомство с последними достижениями в области металлургии, горного дела, минералогии, химии, лесного хозяйства и медицины. Так, с целью развития и совершенствования горного дела, распространения в провинции открытий и развития наук департамент горных и соляных дел принял в 1825 г. решение издавать «Горный журнал».

Целью издания было, прежде всего, способствование применению достижений науки в промышленности. Подписчиками журнала были горные чиновники и конторы Воткинского и Ижевского заводов. Выписывались и другие издания: «Указатель открытий по физике, химии, естественной истории и технологии», «Артиллерийский журнал», «Морской сборник», «Военно-медицинский журнал» и т. д.

Таким образом, Камские заводы (Ижевский и Воткинский) были включены в научную жизнь страны; здесь изучались вопросы по различным отраслям знания, прежде всего, в области прикладной механики, физики, химии, медицины, имевших целью знакомство заводских служащих с последними достижениями науки и их практическое применение в заводском производстве Примечания Бастракова М. С., Павлова Г. Е. Наука: «ученые средства» и «ученые силы» // Очерки русской культуры 19 в. Т. 3. Культурный потенциал общества. М., 2001, С. 252-307.

Александров А. А. Состояние техники и инженерно-технических кадров на Ижевском и Воткинском заводах // Очерки истории Удмуртии XIX в. Вып. 3. Ижевск, 1996, С. 180-219; Бугаева С. Я., Меркушева Э. Р. Крепостная интеллигенция на заводах Урала в первой половине XIX в. // Культура и быт дореволюционного Урала. Свердловск, 1989, С. 161-169; Дашкевич Л. А. Численность и состав технических кадров горных заводов Урала в первой половине XIX в. // Демографические процессы на Урале в эпоху феодализма. Свердловск, 1990, С.

88-100; Латышев Н. Вклады Камских заводов в историю русской техники в XIX в.// Записки УдНИИ. Вып. 13. Ижевск, 1950, С. 54-73.

ЦГА УР, ф. 212, оп. 1, д. 3159, л. 5.

Там же.

Там же, д. 4476, л. 1-2.

Л. А. Таймасов, к.и.н., доцент ЧГУ (г.Чебоксары) К ИСТОРИИ ПРАВОСЛАВНОГО МИССИОНЕРСТВА В СРЕДНЕМ ПОВОЛЖЬЕ:

утверждение идей христианского просвещения в Казанской епархии в конце XVIII – начале XX века * * Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 01-01-а) Традиционно в научной литературе начало миссионерской деятельности в Среднем Поволжье относят к середине XVI в., когда с учреждением Казанской епархии (1555), православная церковь сделала народы региона объектом официальной христианизаторской политики. При активной поддержке русского правительства Казанская епархия за относительно короткий период стала одной из крупных в РПЦ. Здесь появилась общероссийская святыня – икона Казанской Божьей Матери. Ссылаясь на данные переписи 1678 г., В.М.Кабузан полагает, что «на землях, включенных, в основном, в состав бывшего Казанского ханства (в 27 уездах), коренное население примерно достигало 50%, а русское также 50%». Т. е. соотношение православных и «иноверцев» сравнялся за счет интенсивной русской колонизации и церковно-монастырского строительства в местах сосредоточения православного населения. Поэтому относительно XVI – XVII вв. уместно говорить о территориальной христианизации. Этническая же христианизация не носила характер миссионерской политики. Крещение «иноверцев» осуществлялось лишь эпизодически и являлось превентивной мерой в отношении отдельных представителей местных этносов, прежде всего их элит, актом скорее социальным и политическим, чем религиозным.

Массовое крещение в период деятельности новокрещенской комиссии и конторы (18311864) можно считать началом политики этнической христианизации. Но попытка властей форсированными темпами унифицировать поликонфессиональное население путем ее обращения в православие привело к обратному эффекту: нарушилась устоявшаяся веками этноконфессиональная структура региона, возросла гетерогенность общества, обострились конфессиональные и социальные противоречия. Насилие в религиозно-духовной сфере вызывало активный протест со стороны «казанских иноверцев», который в годы «пугачевщины» принял наиболее радикальные формы.

Рост социального протеста заставил правительство в 1764 г. закрыть Новокрещенскую контору, в 1775 г. провозгласить свободу вероисповедания, а в конце века отказаться от института миссионеров. Отход от активного миссионерского давления на новокрещеных привел к росту отступнического движения. Бесперспективность попыток обращения нерусских народов в христианство внешними, насильственными мерами понимали многие современники. Так, князь М.М.Щербатов писал о бесперспективности насильственного крещения и необходимости христианского просвещения новокрещеных народов. В конце XVIII в. просветительские идеи стали звучать не только из уст государственных, общественных деятелей, они были взяты на вооружение отдельными церковными иерархами.

Например, известны опыты переводов христианских текстов на языки новокрещеных народов и примеры подготовки проповедников в духовных семинариях Нижнего Новгорода и Казани. Издание в декабре 1800 г. по инициативе преосвященных Амвросия (Подобедова) и Павла катехизиса на чувашском языке стало началом нового просветительского направления. Вскоре этот опыт был востребован. После обращения нижегородских крещеных татар к императору в 1802 г. с просьбой перейти в ислам правительство выделило средства на издание катехизисов на языках многих новокрещеных народов.

Дальнейшее развитие миссионерского просветительства связано с учреждением 6 декабря 1812 г. Российского Библейского общества. Главной его целью в Казанском крае, как и повсюду, было распространение Св. Писания. Работа над переводами началась сразу же после официального открытия Казанского отделения (1818). До 1824 г. были переведены и опубликованы части Нового Завета на языках местных народов. С воцарением Николая I наступил кризис Библейского общества, вызванный внутренними противоречиями в высших эшелонах власти. В 1826 г. оно было закрыто. Переводы христианских книг, составленные методом подстрочного перевода, были несовершенны и по причине отсутствия грамотных людей среди новокрещеных остались невостребованными, что отмечали сами миссионеры и священнослужители.

В эпоху Николая I предпочтение отдавалось мерам принудительной, «прямой» христианизации и русификации, хотя в моменты всплеска «отступничества» вспоминали о просветительских мерах. Массовые отпадения новокрещеных в 1827 г. потребовали от властей принятия срочных эффективных мер для стабилизации религиозной ситуации.

Архиепископ Филарет (Амфитеатров) в конце 1829 г. представил в Синод проект и план учреждения института миссионеров. Документ содержал три основных положения: перевод «Начатков христианского учения» на местные языки, приготовление и назначение в нерусские приходы способных пастырей, знающих язык прихожан, подготовку особых миссионеров в духовных семинариях. 11 апреля 1830 г. Николай I утвердил учреждение миссии в Казанской епархии. Однако многое из задуманного осталось нереализованным.

Синод не поддержал проект о специальной подготовке миссионеров, что, по мнению А.Ф.Можаровского, явилось одной из основных причин неудачи миссионерского дела в этот период. В 30-40-е годы XIX в. были свернуты многие просветительские проекты. Церковное руководство склонялось к мерам принудительным, что было менее хлопотно и на первый взгляд приносило результаты. Но это была иллюзия, так как принуждение не лечило болезнь, а загоняло его внутрь, усиливая антицерковные настроения.

Не увенчались успехом и попытки наладить школьное обучение при приходских церквях.

К началу буржуазных реформ в Казанской епархии насчитывалось всего 95 училищ, из них только 16 содержались непосредственно приходами, остальные 72 относились к Министерству государственных имуществ, 6 учреждены удельным ведомством и 1 – на средства помещика. Вполне понятно, что такое количество училищ для 1,5-миллионного населения Казанской губернии практической пользы не приносило.

Православное миссионерство как все российское общество в середине XIX в. переживало кризис. Отдельные иерархи церкви пытались изменить сложившуюся ситуацию. Среди наиболее видных идеологов РПЦ, выступавших за обновление миссионерского дела, был архиепископ Григорий (Постников). Возглавив Казанскую епархию в 1848 г., он изучил историю казанских миссий и пришел к убеждению их бесполезности. Кризис православного миссионерства отмечал Е.А.Малов и даже митрополит Филарет (Дроздов), заявивший в 1859 г., что идея миссионерства слабо развита в России.

Важным этапом в обновлении миссионерского дела на началах просветительства стала совместная работа архиепископа Григория и молодого бакалавра Н.И.Ильминского. В частности, плодом их совместного труда стал «Проект миссии для татар», который по ряду обстоятельств не был реализован. Успехами «реформаторов», притом временными, следует рассматривать открытие миссионерских отделений в Казанской духовной академии и издание татарских переводов. Реформирование миссионерского дела требовало помимо финансовых издержек, напряженной, кропотливой работы приходских пастырей, которые оказались не готовы к духовному самопожертвованию. Перевод Григория на кафедру митрополита в Санкт-Петербург был встречен многими священнослужителями со вздохом облегчения.

Новый архиепископ Афанасий (Соколов) выражал мнение той части духовенства, которую вполне удовлетворяло прежнее положение вещей и свернул многие проекты своего предшественника. В частности, не получили поддержку идеи Н.И.Ильминского, высказанные в отчете противомусульманского отделения Синоду, что просвещение нерусских крещеных народов может быть развито с помощью школ, благодаря использованию родного языка и учителей из их племени. Тогдашний ректор Иоанн нашел эти идеи «несогласными с серьезными задачами богословского образования». С разрешения преосвященного Афанасия он сократил число кафедр в противомагометанском отделении, отстранив Н.И.Ильминского от миссионерского дела, вследствие чего последний оставил академию.

Новый подъем миссионерской активности на принципах христианского просвещения приходится на пореформенные годы, когда масштабные перемены в российском обществе потребовали реформирования церковного ведомства. Миссионерские организации второй половины XIX – начала XX в. были следствием модернизации российского общества. Их методы работы значительно отличались от предшествующей поры. В основу обновленного миссионерства легли идеи христианского просвещения, разработанные несколькими поколениями церковных мыслителей и приведенные Н.И.Ильминским и его учениками в стройную систему. Православно-миссионерское общество являлось главной общественной организацией координирующей миссионерскую работу в Среднем Поволжье и в других регионах страны. Основную нагрузку по христианскому просвещению крещеного нерусского населения взяло на себя Братство св. Гурия. Миссионерские организации и учреждения рассматриваемого периода в целом обеспечивали христианское просвещение крещеного нерусского населения и способствовали ускорению процесса изменения его конфессиональной ориентации от традиционных верований к православию.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.