WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 57 |

Незаурядная личность Юрия Степановича Нечаева-Мальцова бесспорно заслуживает пристального внимания. Однако обстоятельства сложились таким образом, что он стал одной из малоизученных фигур в русской истории 19 века. Это наследник огромных состояний двух известных династий – Мальцовых – предпринимателей – промышленников и Нечаевых – государственных деятелей, который совместил в своей деятельности два противоположных начала: получение прибыли и бескорыстная ее передача обществу.

Богатый и независимый, он не соблазнился ни возможностью сделать себе блестящую карьеру на дипломатическом поприще, ни легким и приятным прожиганием жизни. Он посвятил себя заводскому делу (его деятельность в этой сфере следует признать весьма успешной), делу благотворительности и меценатства.

Светская жизнь Ю.С.Нечаева-Мальцова была отмечена периодом блестящих приемов. С восторгом о доме Нечаева-Мальцова писал очевидец: « Богатство и блеск обстановки трудно себе представить. Тут каждый стул, каждая рама, каждая канделябра – предмет искусства… Плафоны в гостиной и зале писаны Семирадским, есть целый кабинет, расписанный сплошь Айвазовским… Зимний сад полон тропических растений колоссальных размеров, фонтан бьет до очень высокой кровли. Из множества гротов шумят ручьи… Это, особенно при электрическом освещении, что-то волшебное, феерическое…».

Но он, не жалея средств для собственных прихотей, не забывал и о христианском долге, помогать обществу. Как благотворителю ему было трудно найти равных. В 1884 г.

Николаевская детская больница приобрела в нем деятельного почетного члена своего хозяйственного Комитета. Во время неурожая в 1881 г. Юрий Степанович вошел в состав особого комитета, образованного под председательством Наследника Цесаревича, Николая Александровича, для оказания помощи пострадавшим от неурожая. Из множества общественных организаций он особо внимательно относился к Екатерининскому дворянскому воспитательному заведению, где был попечителем, к дому трудолюбия в Рязани (был почетным членом) и к больнице Св. Евгения (был почетным членом и учредителем хирургического павильона). Свыше шестидесяти тысяч им ежегодно раздавалось на бедных в Москве.

В 1885 г. им было основано во Владимире Техническое училище имени И.С. Мальцова – лучшее в Европе по техническому оснащению, в его постройку и оборудование было вложено сто тысяч рублей. Будучи вице-председателем Общества Поощрения Художеств, он финансировал издание журнала «Сокровища России», и реставрацию первой русской мозаичной работы М.В.Ломоносова, изображающей Полтавский бой.

Стремление Нечаева-Мальцова к созданию высокохудожественных архитектурных сооружений, сказалось в его заказах на строительство церквей в Гусь-Хрустальном и селе Березовка. Храм Св. Георгия по проекту Л.Н.Бенуа в Гусе-Хрустальном – здание грандиозное по замыслу и совершенное по исполнению. Сооружение храма обошлось ему в сумму около двух миллионов рублей. В селе Березовка построена церковь в память «убиенных в Куликовской битве», о которой мечтал его отец. Церкви расписывал В.М.Васнецов, знаменитый мастер Фролов делал мозаики. Нечаева-Мальцова часто спрашивали, почему он не пожалел колоссальных средств для украшения фабричной и сельской церквей в глуши Владимирской губернии. «А отчего стоит город Орвиетто в Италии Для посещения его собора ездят иностранцы из далека… Будет время, когда художники и ценители русского искусства станут ездить и на наш Гусь…» – отвечал Нечаев-Мальцов.

Вслед за храмами – памятниками в Гусь-Хрустальном была построена богадельня имени И.С.Мальцова, а в Москве, на Шаболовке – дворянская богадельня имени С.Д.Нечаева (архитектор Р.И.Клейн).

Но все же лучшим памятником меценатской деятельности Ю.С.Нечаева-Мальцова явился Государственный Московский музей изящных искусств имени А.С.Пуш кина на Волхонке, который ныне по праву считается одним из крупных культурных центров России. Разумеется, отнюдь не горячо любимый «Пушкин» создал музей, а профессор И.В.Цветаев, архитектор Р.И.Клейн и Ю.С.Нечаев-Мальцов. И если имена первых двух увековечены мемориальными досками у входа в «храм искусств», то знаменитый в прошлом меценат, миллионами оплативший строительство музея, дождался этой цели лишь в 1992 г. И.В.Цветаев восторженно писал о Ю.С.Нечаеве-Мальцове: «Один такой покровитель Музея стоит мне целого десятка московских купцов и бар». Вклад его был колоссален. Входящего в музей поражают, построенные на его средства мраморная (единственная в Москве) с гранитная облицовкой, беломраморная колоннада главного фасада; портик, украшенный фризами работы академика Гуго Залемана; оформление центральной парадной лестницы разноцветными породами венгерского мрамора. Ю.С.Нечаевым - Мальцовым приобретены для музея ряд очень ценных экспонатов. И это не считая первого его пожертвования – двадцатиметрового фриза – копии мозаичных панно собора Св. Марка в Венеции. Но поистине меценатским подвигом стала его поддержка музея после 1905 г., когда общество охладело к проекту. Только Нечаев - Мальцов не оставил музей. Он единолично взял на себя финансирование работ по его отделке, пожелав действовать, как лицо анонимное, несмотря на то, что на тот момент его капитал уже был значительно истощен. Его затраты исчисляются в сумме свыше 2,5 миллионов рублей, что соответствует 58% общей стоимости постройки (государь же, имя отца которого носил музей в прошлом, дал только 300 тысяч рублей). О щедрости главного покровителя музея И.В.Цветаев писал: «Юрий Степанович делал колоссальные по стоимости заказы… далеко превысившие наши мечты и грезы… эта щедрость русского аристократа телом и душою и этот благодушный и скромный тон широкого меценатства глубоко трогали меня…».

Историография изучаемой проблемы весьма невелика. Необходимо сразу отметить, что специальных и, в целом охватывающих деятельность Ю.С.Нечаева-Мальцова, как предпринимателя и мецената, исследований нет. Однако есть ряд работ, в которых его благотворительная и предпринимательская деятельность в той или иной мере затрагивалась.

Лишь с начала 90-х гг., когда интерес к истории отечественного предпринимателя и мецената заметно возрос, фамилия Нечаева-Мальцова стала чаще появляться на страницах научной, краеведческой и периодической печати. Можно назвать лишь несколько работ, частично затрагивающих эту тему.

В коллекции источников, касающихся деятельности Ю.С.Нечаева-Мальцова можно выделить две основные группы материалов. Первую группу составляют немногочисленные дела, посвященные предпринимательской деятельности Нечаева-Мальцова, содержащиеся в фонде Центрального исторического архива Московской области (ЦИАМ). Они позволяют оценить деятельность Товарищества «Юрий Степанович Нечаев-Мальцов. Наследники».

Вторую – наиболее представительную группу источников, составляют работы, затрагивающие деятельность Нечаева-Мальцова, как благотворителя и мецената. В данной сфере наиболее активно разрабатывался фонд Государственного музея изящных искусств им.

А.С.Пушкина (ГМИИ). Там хранится переписка Нечаева-Мальцова и И.В.Цветаева, Р.И.Клейна, записи И.В.Цветаева о заслугах и пожертвованиях Ю.С.Нечаева-Мальцова в создании музея, газетные вырезки, а так же материалы собранные в последние десятилетия, связанные с возникшим интересом к деятельности и личности Нечаева-Мальцова, как одного из крупнейших меценатов дореволюционной России. В настоящее время Государственным музеем изящных искусств имени А.С.Пушкина по этим материалам к изданию готовится трехтомный сборник, посвященный созданию музея.

Следует отметить, что хотя значительная часть материалов была уже привлечена для изучения деятельности Ю.С.Нечаева-Мальцова, но далеко не всегда они получали должного научного освещения, так как авторами большинства публикаций являются историки – краеведы, которые использовали преимущественно описательный метод. Поэтому необходимо дополнительно проработать все обнаруженные источники, которые позволят проанализировать различные аспекты деятельности Нечаева-Мальцова.

В процессе проведения исследования необходимо использование биографического метода – одного из разновидностей антропологических методик. Данный метод представляет собой не просто биографическую сводку, описывающую этапы жизненного пути, дающую личностные характеристики и не выходящая за рамки, так называемой бытовой «событийной» истории. Метод жизненной истории позволяет добавить новые моменты в осмысление глобальных проблем, например процесса модернизации, представляя его, в том числе и как процесс субъектирования, индивидуализации жизни, в русле которого биография становится центральным социальным измерением. Индивидуальное сознание является ключом к познанию социальной действительности Примечания Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. М., 1990. Т. 1. С. 34.

ГМИИ. Архив. Фонд 2. Коллекция 21. Ед. хр. 42. Биографические материалы о: Мальцовых, Нечаевых., Игнатьевых, Демидовых и других.

(выписки из книг и документов, газет и журналов). Собрано А.А.Демской.

О Ю.С.Нечаеве-Мальцове (некролог) // Владимирские губернские ведомости. 11.10.1913. № Ю.С.Нечаев-Мальцов // Новое время. 20.09.1909. № Ю.С.Нечаев-Мальцов // Русское слово. 08.10.1913.

ГМИИ им. А.С.Пушкина. Из архива ГМИИ. История создания музея в переписке профессора И.В. Цветаева с архитектором Р.И. Клейном и других документах (1896-1912) М., 1977. С. ГМИИ. Архив, ф. № 2, 6, оп. 1, 2. Отчеты Комитета по устройству Музея и записи проф. И.В.Цветаева (1899, 1900, 1901, 1902, 1904, 1908, 1911, 1913).

И.В.Цветаев создает музей / Составители: А.А.Демская, Л.М.Смирнова. М., 1995.

ГМИИ им. А.С.Пушкина. Из архива ГМИИ. Цветаев И.В. История создания музея в переписке профессора И.В.Цветаева с архитектором Р.И. Клейном и др. документах: В 2 т. М., 1997. Т. 1-2; ГМИИ им. А.С.Пушкина. Из архива ГМИИ. Коллекция 21. Ед. хр. 49. Труды и жертвы Ю.С.Нечаева-Мальцова по музею изящных искусств при Московском Университете Александра III. СПб., 1902.

Арсентьев Н.М., Макушев А.А. Хрустальные короли России. Промышленное хозяйство и предпринимательская деятельность Мальцовых в 18–19 веках. М., 2002; Гущина Е.В. Династия Мальцовых в промышленности и общественной жизни России 17–18 веков // Тезисы региональной научно-практической конференции «Исторические наименования – память народа». Горький, 1990. С. 23–24;

Заводчики Мальцовы: (Четыре поколения русской промышленности) // Реализм исторического мышления. Проблемы отечественной истории периода феодализма. Чтения, посвященные памяти А. Л. Станиславского: Тезисы докладов и сообщений. М., 1991.

С. 65–66; Из истории российского предпринимательства: династия Мальцовых. М., 1997.

И. С. Максимов, к. и. н, доцент МГУ им. Н.П.Огарева (г.Саранск) УСИЛЕНИЕ ЭКСПЛУАТАЦИИ КРЕСТЬЯНСТВА СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ В ХОДЕ И ПОСЛЕ ВОЕННЫХ КАМПАНИЙ 1812–1814 ГГ.

Война 1812 г. и заграничные походы 1813–1814 гг. тяжело отразились на хозяйственном развитии России: наборы рекрутов отрывали от производительного труда массу трудоспособных людей, смерть и увечья лишили многие семьи работников и тем самым возможности исправно отбывать повинности, множество деревень, помещичьих усадеб и городов центра и запада России были совершенно разорены. По отчету, представленному Барклаем де Толли Александру I, выходит, что общий итог расходов на войны 1812-1814 гг.

составил 157 450 700 руб.

К 1816 г. расходы по военному ведомству составили более половины всего государственного бюджета. Война сильно ударила по всем отраслям экономики, оказала огромное воздействие на все стороны хозяйственного механизма и следы этого воздействия исчезли не скоро.

Но последствия войны в разных регионах оказались неодинаковыми. К тому же для разных сословий война и ее последствия имели далеко не одинаковые результаты. Наиболее тяжелыми последствия Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов были для крестьянства, как главного податного сословия.

Помещичьи же крестьяне несли двойные убытки: кроме собственных расходов на нужды войны они тратились и на восстановление хозяйств помещиков, которые старались переложить свои потери на крестьянскую экономику, всеми способами увеличить доходы с собственных крестьян, под любым предлогом поднять размеры оброка и барщины.

Примером тому могут служить поволжские вотчины В.Г.Орлова. Граф в 1812 г. понес ощутимые потери: его московские строения были разграблены и сожжены. После войны помещик резко увеличивает размеры оброка. В его Симбилейской вотчине годовая сумма оброка перед войной равнялась 10-ти руб. ассигнациями. В 1814 г. он доводит здесь оброк до 16-ти руб. с ревизской души, а в 1816 г. – до 18 руб. 34 коп. В январе 1817 г. В.Г.Орлов через бурмистра Анисимова дает такое распоряжение: «Прибавляю (оброка – И.М.) по 1 рублю копеек на душу, что составит 2 600 рублей. До сего платила вотчина ваша 36 000 руб.

Приказываю с 1817 г. платить 38 600 руб.». Здесь же говорилось, что точно такой же оброк платит Алисивская вотчина его дочери Е.В.Новосельцевой с 1816 г.

Трижды за 1816-1819 гг. повышался оброк в Усольской вотчине графа В.Г.Орлова. Он за это время с 14 рублей возрос до 20 рублей в год, а в 1820 г. оброк для крестьян вотчины был установлен в 25 руб.

В поволжских вотчинах Воронцовых в Симбирской и Пензенской губерниях оброк перед войной был 6 руб. с ревизской души, а в 1819 г. он достиг 25 рублей, т.е. возрос более чем в четыре раза. В симбирской вотчине Тургеневых после войны оброк возрос почти в 2 раза. В нижегородских имениях Н.Б.Юсупова в 1808 г. оброк составлял 11–12 руб., а к 1820 г. он дошел до 20–24 руб. Помещик Посевьев в с. Нижней Шуварле Корсунского уезда с 1815 г.

установил для своих крестьян по 15 руб. с тягла, до этого крестьяне платили по 10 руб.

Росли размеры повинностей и у других категорий крестьянства. Так, перед войной взималось по 2 руб. подушной подати, а в 1818 г. уже по 3 руб. 30 коп. Оброк с государственных крестьян Нижегородской губернии с 4 руб.75 коп. в начале XIX в. вырос к 1820г. до 14 руб. 20 коп. Даже с учетом падения стоимости ассигнационного рубля здесь очевидно значительное повышение оброка.

Помещики не гнушались никакими путями и способами увеличения доходов. Одним из таких путей являлось вмешательство (дикое) в личную жизнь крестьян. Помещица Е.Н.Полянская в 1819 г. приказала бурмистру сельца Марьина и дер. Захарьиной Пензенской губ.: «Которые девушки до 20-летнего возраста замуж не выйдут… то их продать на сторону.

Если таковые девушки есть, то даю им трехмесячный срок для выхода замуж, а ежели они и по исполнении сего срока не выйдут, то об оных мне донести, а их тотчас же продать».

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.