WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 57 |

Сава Фролов из Наровчата 7 февраля купил в Троицке «10 сох сошников» и 10 топоров за коп. и еще 10 пуд. хмеля по цене за пуд 1 рубль.

В Троицке продавалось 4 100 аршин холста, привезенного елатомскими и моршанскими посадскими людьми. Он продавался 100 аршин по цене 1 рубль.

В нашем распоряжении имеются неполные таможенные книги 1740-1742 гг. По их материалам можно судить о некоторых товарах и их распространении на рынках Примокшанья.

Верхневолжский рынок стягивал часть товара и с. Примокшанья, непосредственно связанного р. Мокшей и Окой с Волгой. Туда отвозил свой товар предприниматель Дмирий Козмин – 180 яловичных кож, приобретенных в Кадоме по 63 рубля. В декабре 1740 г. он отправил этот товар в Ярославль. У него в Кадоме имелись салотопенные заведения, «варницы», где делали мыло. Сало он покупал в Кадоме и «на торгах». Часть сала, повидимому, доставлялась на рынки Кадома со стороны. Так, в декабре 1740 г. «посадской человек Кадома Макар Михайлович Буренин на родине явил из Петровской таможни выпись на 160 руб.», на что он приобрел там 400 пудов сала, которое реализовал у себя за 240 рублей.

Дмитрий Козмин свой товар (мыло) продавал не только на местных рынках, но и за его пределами. 12 мая из Кадомской таможни он взял отпускную до Белгорода на 185 пудов мыла по цене 90 коп. за пуд.

Житель Коломенского уезда взял в Кадомской таможне отпускную до Москвы. Он приобрел на рынках Кадома «лубьев липовых 6 000 штук за 42 руб. по цене 1 000 луба рублей». Этот кровельный материал купец отправлял водным путем. Выпись была взята апреля 1742 г.

Из Краснослободской таможни в середине XVIII в. постоянно выдавались отпускные на провоз металла и металлоизделий Рябкинских и Сивинских железных заводов. В 1741 г. января бурмистру Краснослободской таможни Петру Коржевину московского купца Кириллы Милякова работник Василий Кузнецов явил опись хозяина. На продажу в Красную Слободу он привез 50 пуд «полосного железа».

Материалы Керенской таможни за 1741 г. позволяют судить о прочных связях этого рынка с Белоозером, Москвой, Петербургом, Великим Новгородом, Тверью, Касимовом.

Вывозилось много разного хлеба и круп, меда, скота, кож. В таможенных выписях встречаются иногородние торговцы, которые покупали крупные партии товара. В 1741 г.

хлеб в Керенске был дешевый. Елатомский посадской человек Иван Яковлевич Елизаров через своего агента Федора Батманова на 527 руб. 50 коп. купил 1 000 четвертей ржи, по коп. за четверть и 350 четвертей овса, по 25 коп. за четверть.

Отпускную он взял до Твери. 15 апреля тоже до Твери выправил отпускную житель Елатьмы Григорий Иванович Милованов. За 625 руб. 30 коп. он купил 1 200 чет. ржи, 12 чет.

пшена 24 чет. пшеницы, 35 чет.гороха, 100 чет. овса. Аналогичную сделку совершил купец этого же посада Федор Иванович Щукин. За 729 руб. 40 коп. он купил 1482 четверти ржи, чет. пшена, 18 чет. пшеницы и 49 чет. гороху. Этот груз должен быть доставлен до Бела Озера. Туда же свой хлеб на сумму 604 рубля должен был доставить касимовский купец Лукьян Гагин.

Московский купец 2-й гильдии Иван Семенович Полежаев закупал хлеб в Керенске, чтобы продать его в Санкт-Петербурге (в выписях отпускная до Шлюхенбурха). Его работником Александром Григорьевым 14 августа 1741 г. за 308 руб. приобретено 700 чет.

ржи. В этот же день он взял и другую выпись на 141 руб. 90 коп. за 322 чет. ржи.

О поставках хлеба из Примокшанья до Новой Ладоги сообщает и Пурдышевская таможня.

Работник упомянутого купца купил на 27 руб. овса 60 чет. по 12 коп. за чет., пшеницы 15 чет.

по 60 коп. за четверть, пшеничной муки 10 кулей по 60 коп. за куль. Товар отправлялся водным путем. Следующая партия, отправляемая работниками купца, была большая, в количестве 550 чет. ржи. На ее покупку израсходовали (по 30 коп. за чет.) 165 руб.

Кроме хлеба, на этой пристани покупали и отправляли лесоматериалы. До Москвы груз Дедиловского купца отправлял его работник Федор Ротян – 5 000 луба, ценою 1 000 по 9 руб.

40 коп., досок липовых 300 штук за 3 руб. За весь груз было заплачено 50 руб.

В селе Федоровка таможенник Никита Петров собрал в 1743 г. пошлин 212 руб. 88 коп.

Большая часть – от продажи 910 пудов меда, 108 пудов воска, 10 000 мочальных кулей, 6 беличьих шкурок, 500 заячьих шкурок, 1 300 мерлушек, 567 овчин, 865 кож крупного рогатого скота. Основной товар – продукция животноводства, промыслов, пчеловодства.

Хлеб большими партиями покупали агенты заводовладельцев. «Прописались» в Троицке Михаила Добряк, Филип Паханов и Василий Добринов, работники крестьянина Тараса Милякова дворцовой волости села Дедилово Коломенского уезда. В мае 1723 г. первый приобрел ржи и овса на 491 рубль, второй – 180 четвертей ржи на 216 рублей, третий – пшеницы 20 четвертей за 45 рублей. У этого крестьянина и заводовладельца, Тараса Милякова, агентом по закупке хлеба в Примокшанье был волгапинский мордвин Пазнек Милушев. Он приобрел в декабре 113 четвертей ржи по 1 руб. за четверть и 160 четвертей овса по 45 коп. за четверть. Работник петербургского предпринимателя Панкрата Рюмина Иван Фролов купил на 93 руб. 234 четверти овса по цене 40 коп. за четверть. В декабре цены на хлеб были в 2 раза ниже, чем в мае.

В Алатырском уезде в это же время, по отчёту капитана Назарьева, агентами разных купцов Нижнего Новгорода, Балахны, Твери, Санкт-Петербурга было закуплено свыше тыс. пудов разного хлеба.

По данным Алатырской таможни в 1736 и 1741 гг. в Присурье покупали хлеб агенты петербургских, московских, нижегородских, кунгурских, ярославских купцов. Так, на имя барона Г. М. Строганова в 1741 г. в селениях уезда агентом Александром Барсовым приобретено 3 320 четвертей ржаной муки и 565 четвертей пшеницы. Мука находилась в кулях, а пшеницу он должен был перемолоть в муку. На эти цели представителем барона израсходовано 1 267 руб.

Хлеб покупали и владельцы винокуренных заводов. Краснослободский дворцовый житель Федор Данилов имел на реке Рябке винокуренный завод. Его работник Степан Болотников в июне 1723 г. за 165 руб. приобрел 90 чет. ржи, по 1 руб. 20 коп. за четверть и 35 чет. овса, по 60 коп. за четверть.

Воеводские канцелярии информировали вышестоящие инстанции о хлебных ценах, которые менялись, и колебания их в урожайные и неурожайные годы были значительные. В Темникове в 1733 г. в мае и июне четверть ржи стоила 54 коп., а в июле – 72 коп, пшеницы в летние месяцы – 70 коп., пшена – 1 руб. 20 и 1 руб. 30 коп., гречневой крупы – 66 и 90 коп, овса – 36 коп. за четверть.

Зарождение поташной промышленности и металлообработки втягивало жителей Шацкой провинции, куда относились и дворцовые волости, в работы по найму для заготовки лесоматериалов, золы, угольев, руды и их транспортировки. Большим подспорьем в хозяйстве дворцовой мордвы были бортные леса и рыболовные места, за счет эксплуатации которых они извлекали значительные доходы. Заготовка бревен, теса, луба, угля, бортничество, частично охота и рыболовство были у них повсеместным занятием. Нам известны и другие неземледельческие занятия дворцовых крестьян, являвшиеся для многих из них определяющими. Дворцовые крестьяне Красной слободы являлись содержателями лавок, полок, занимались отъезжей торговлей. Среди них имелись горшечники, бондари, ложечники, гребенщики, пастухи, наемные сезонные и постоянные работники, они делали сани, кибитки, телеги, гнули дуги, ободья, шили одежду, занимались кузнечным ремеслом.

Немаловажной причиной отрыва от земледельческого хозяйства было отходничество, которое имеет «глубоко прогрессивное значение по отношению к старым формам жизни».

Отхожим промыслом занимались и бедняки, и зажиточные крестьяне. Если первые занимались им от нужды, то вторые – в целях получения прибыли.

Примечания См.: История крестьянства России. XVII – первая половина XIX в. М., 1993. Т.3. С.106.

Заварюхин Н.В. Очерки по истории Мордовского края периода феодализма. Саранск, 1993. С. 91.

ЦГАЧР, ф. 193, оп. 1, д. 878, л. 5-40; д. 881, л. 22-71; д. 992, л. 4-20.

Сакович С.И. Из истории торговли и промышленности России в конце XVII века // Труды Государственного исторического музея, Вып.

30, М., 1956. С. 26-74.

РГАДА, ф. 248, оп. 3, д. 96, л. 766.

РГАДА, ф. 826, оп. 1, д. 608, л. 3.

РГАДА, ф. 829, оп. 1, д. 1770, л. 1-15.

Там же, д. 1771, л. 44.

Там же, д. 608, л. 1-1 об.

Там же, д. 1795. л. 2-15 об.

Там же, л. 2, 4 об.

Там же, л. 4 об-5.

РГАДА. ф. 829, оп. 1, д. 1795, л. 3.

Там же, л. 3-3 об.

Там же, л. 13.

Там же, д. 610, л. 2-5.

Там же, л. 6.

Там же, д. 984, л. 1.

Там же, д. 814, л. 2.

Там же, л. 3, 7.

Там же, л. 4-5, 8.

Там же, д. 1499, л. 1-3.

ИТУАК. Вып. 39. Тамбов, 1894. С. 91-92.

РГАДА, ф. 829, оп. 1, д. 1795, л. 6-8.

Там же. л. 14 об -15.

Заварюхин Н.В. Указ. соч. С. 78-79.

РГАДА. ф. 829, оп. 1, д. 1795, л. 9.

ИТУАК. Вып. 18. Тамбов, 1887. С. 18.

См.: История крестьянства России… Т. 3, С. 75.

Г. А. Корнишина, д. и. н., профессор МГУ им. Н.П.Огарева (г.Саранск) ЗНАКОВО-СИМВОЛИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ ПРЕДМЕТОВ БЫТОВОГО ОБИХОДА В СВАДЕБНОМ ЭТИКЕТЕ МОРДВЫ * * Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 03-0100805 а/В) Традиционный свадебный этикет мордвы отличается большой сложностью. В нем нашли отражение социально-правовые, нравственно-этические, религиозные нормы и взгляды различных исторических эпох. Они образовали многослойный и многофункциональный комплекс, призванный обеспечить новой семье счастье, богатство и плодовитость. Одним из существенных элементов этого комплекса являлись предметы утилитарного назначения:

утварь, орудия труда, средства передвижения и т. п.

Во время свадебных торжеств часто применялись металлические предметы, которые у многих народов употреблялись в апотропеических целях. С их помощью пытались уберечь от порчи невесту и жениха. Так, до настоящего времени сохраняется обычай втыкать в одежду молодоженов иголки. Раньше полагали, что колдун, собираясь нанести молодым вред, поранит о них свои руки и это отвратит беду. Кроме того, невеста надевала на свадьбу множество украшений, составными частями которых часто были металлические детали (оловянные пуговицы, цепочки, монеты и т. д.), также являвшиеся оберегами. В свадебном поезде у мордвы было и специальное лицо (старший поезжанин), в обязанности которого входила «охрана» молодоженов. Он держал в руках нож, косу, топор или саблю. Вероятно, его изначальным «оружием» была сабля, так как у мокши этого свадебного персонажа называли торонь канды (тор – сабля, кандома – носить). Затем сабля, за неимением ее, стала заменяться косой или ножом. Ими старший поезжанин «окружал» свадебный поезд и при этом читал заклинание от «сглаза», а также делал на земле кресты. В.Н.Майнов сообщал, что торонь канды чертил на земле не кресты, а мету жениха, чтобы «добрые силы догадались по этому знаку, кому они должны помогать». Вероятно, до принятия христианства, именно такие знаки и делались во время огораживания, постепенно они заменились крестами. Торонь канды делал магический обход с обнаженной саблей и вокруг брачной постели, перед укладыванием на нее молодых, а затем сваха крестила их этой саблей. В некоторых местах каким-либо металлическим предметом (саблей, ножом, топором) дружка или сваха крестили и дверь в опочивальню молодоженов.

Старший поезжанин применял свое «оружие» и как знак устрашения. При выносе невесты из родного дома, она всячески сопротивлялась: хваталась за стол, косяки двери, перекладину ворот, проделывая это до трех раз. Затем дружка ударял саблей или другим предметом подле руки девушки, как бы угрожая ей, если она не покорится. Данный обычай продолжает кое-где бытовать и в настоящее время. В селе Чувашское Урметьево Челно-Вершинского района Самарской области уредев также ударяет ножом по косяку двери, чтобы прервать затянувшееся прощание невесты с домом. А в селе Пылково Лопатинского района Пензенской области, эта церемония несколько видоизменилась: уредев на косяках всех дверей делает топором кресты, чтобы девушка никогда не возвратилась назад в родительский дом (т. е. для предотвращения развода). Дружка пользовался топором для «запугивания» окружающих и во время обряда наречения молодушки новым именем. После его окончания поезжанин обходил всех присутствующих с топором в руках, спрашивая каждого о новом имени молодой. Обойдя всех, он снимал с головы шапку и разрубал ее на мелкие части. Это означало, что так же он поступит со всяким, кто осмелится назвать новобрачную девичьим именем. Постепенно этому обряду стали придавать значение разрушения девственности молодой, а уредев вместо своей шапки стал разрубать женский головной убор.

В качестве апотропея в свадебной обрядности мордвы часто фигурировал и кнут. Этому способствовали такие его качества, как возможность производить шум, а также наносить удары, т. е. «бить» злые силы. Кнут, наряду с металлическими предметами, уредев применял для «огораживания» свадебного поезда. С ним дружка стоял и в церкви, «охраняя» невесту.

Данный предмет мог служить и своеобразным знаком, который указывал на роль того или иного персонажа в обрядовом действии. В свадебном ритуале кнуты, кроме старшего поезжанина, имели и провожатые невесты – урьваля. Один из них бросал его под ноги новобрачной, когда она подъезжала к церкви. А та, встав на кнут, говорила: «Я пастух, а вы овцы». Полагали, что в этом случае она будет главенствовать и управлять домом. Кнут (настоящий или его имитация – веревка, скрученное полотенце или разноцветные тряпки, пучок соломы) является и принадлежностью «пастуха» – одного из самых популярных персонажей свадебного ряженья. Он «подгоняет» кнутом других ряженых, «грозит» этим предметом новым родственникам, требуя от них вознаграждения.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.