WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 57 |

Э. Д. Богатырев, к. и. н., доцент МГУ им. Н.П.Огарева (г. Саранск) КАЗЕННОЕ ПОТАШНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В СТРУКТУРЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ КОНЦА XVII–XVIII ВВ.: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ В 90-е гг. XX в. в общественно-политической мысли России резко возрос интерес к региональным проблемам. Обусловлено это было повышением самостоятельности регионов в рамках Российской Федерации, ростом национального самосознания у национальных меньшинств, и, в некоторой степени, стремлением представителей автохтонной национальной интеллигенции доказать, что этносы, представителями которых они являются, не уступали русскому по уровню социально-политического и экономического развития.

Несмотря на то, что у некоторых исследователей последний подход сопряжен с определенной тенденциозностью, в целом, увеличение внимания историков к региональной истории вполне закономерно и неизбежно. В настоящее время с переходом к рыночной экономике проблемам реализации товара уделяется едва ли не большее внимание, чем его производству, на примере казенной поташной промышленности можно получить представление о том, как решались эти проблемы в первой половине XVIII в.

Несмотря на то, что в структуре промышленности России XVII – XVIII вв. поташная промышленность занимала видное место, ее изучение долгое время не привлекало должного интереса со стороны исследователей. Объясняется это, скорее всего, тем, что в дореволюционной России вплоть до последней трети XIX в. историки гораздо большее внимание уделяли политическим аспектам прошлого страны. Когда же возникли научные школы, изучавшие влияние экономических факторов на исторический процесс, перед учеными открылось обширное поле деятельности, и, хотя в это время и появились работы по отдельным видам промышленности, преимущественную роль играло выявление общих тенденций.

К этому времени относится и первое специальное исследование, посвященное поташной промышленности. Автором его являлся П.Ф.Симсон. Отмечая высокое качество российского поташа, он указал области его применения, обеспечивавшие высокую потребность в нем.

Касаясь непосредственно поташного производства, автор показал, что в изучаемый им период центром его являлись починковские поташные заводы – гарты, находившиеся в Починковской волости, и привел данные об их составе и количестве изготовленного на них поташа в 1701 – 1702 гг.

Определяя основные источники финансирования поташной промышленности, Симсон считал, что оно было тесно связано со всем приходно-расходным делом Починковской волости. В целом же работа Симсона не претендует на выявление каких-либо тенденций и изменений в развитии поташной промышленности, да автор и не ставил перед собой такой задачи; основное ее значение – формирование общего представления о поташной промышленности в определенный период времени и введение в научный оборот конкретных данных по нему.

После Октябрьской революции при изучении экономического и промышленного развития страны главное внимание уделялось исследованию передовых отраслей промышленности того времени: металлургической и текстильной, изучались, впрочем, и некоторые другие отрасли промышленности. Основной целью авторов этих работ выявление генезиса капиталистических отношений в России. Все они отметили, что с конца XVII в. происходило укрупнение промышленных предприятий и постепенное вытеснение мануфактурами предприятий, основанных на простой кооперации. Некоторые из историков при исследовании генезиса капитализма построили свои работы на изучении казенных предприятий. На некорректность такого подхода совершенно обоснованно указал Ф.Я.Полянский, который отметил, что абсолютизм в состоянии построить казенный завод и при отсутствии необходимых для возникновения капиталистических отношений предпосылок. В то же время все исследователи пришли к выводу, что господство феодального способа производства обусловило нехватку наемной рабочей силы для развивающейся промышленности и решение этой проблемы крепостническими методами. Но при этом было установлено, что оно имело особенности в каждой отрасли, а в некоторых случаях даже в территориальных подразделениях одной, что требует отдельного изучения этого вопроса в каждом конкретном случае.

Несмотря на отсутствие специальных работ по казенной поташной промышленности, в этот период интересующая нас тема в той или иной степени рассматривалась учеными в исследованиях и статьях более широкой проблематики. Одним из первых ее коснулся А.А.Гераклитов в своей работе «Арзамасская мордва», вышедшей в 1930 г. в Саратове. Как видно из названия, ученый не ставил перед собой цели специального изучения поташной промышленности, но, рассматривая причины упадка бортного промысла у мордвы во второй половине XVII в., в качестве одной из них он затронул и эту проблему. Пытаясь показать способ, по которому изготовлялся поташ в это время, он использовал описание, сделанное в 1871 г. И.Забелиным. Согласно ему, «дрова известных пород, преимущественно из дуба, ольхи, пережигали в золу, а потом из золы готовили жидкое тесто, которым обмазывали поленья сосновые или еловые и складывали их в костер, покрывая каждый ряд полен новым слоем золы, и затем разжигали костер. Пережженная, расплавленная таким образом зола и доставляла новый вид ее – поташ» (как будет видно в дальнейшем, это описание не соответствует действительности). Автор заострил внимание на том, что производство поташа подрывало лесные ресурсы края: «Как саранча пожирает хлеб и траву, так пожирал и этот промысел лесные угодья, и ему постоянно приходилось искать все новые места».

Далее А.А.Гераклитов затронул вопрос об организаторах поташного производства. Он сделал вывод, что преимущественные возможности в организации поташного производства имели «представители нарождающегося торгового капитализма», а «самым крупным поташным заводчиком в Арзамасском уезде в описываемую эпоху (в последней трети XVII в. – Э.Б.) был самый крупный капиталист того времени – царь, или, другими словами, казна… Пользуясь своим привилегированным положением, царь – казна захватывали самые лучшие угодья, устанавливали на готовый продукт, в случае надобности монополизировали его».

В том же году была опубликована работа П.Г.Любомирова «Очерки по истории русской промышленности (XVII, XVIII и начала XIX веков)». В ней автор, рассматривая среди прочих отраслей промышленности и химическую, сразу же констатировал, что она «была в общем слаба и развивалась крайне медленно… Продукты производились преимущественно такие, выработка которых отличалась большой простотой и не требовала сложного и дорогого оборудования». Указывая существовавшие в то время виды химического производства, он лишь мимоходом упомянул, что «еще исстари на Руси умели получать из золы поташ, и в XVII в. известны производства его в крупных количествах в хозяйствах боярина Морозова и царя Алексея».

Далее П.Г.Любомиров сообщил, что «в первые три четверти XVIII в. поташное дело было монополией казны на всем пространстве империи, за исключением Украины», не уточняя, что производство поташа на Украине велось в нарушение монополии, а не было исключением из нее. По его мнению, «формы организации [поташного] производства очень близки в разные моменты изучаемого времени и в разных местах».

Далее П.Г.Любомиров утверждал, что производство поташа технологически было довольно простым и не требовало особой выучки мастеровых. Тут он сам замечает, что это заключение вступает в противоречие с существовавшим в начале XVIII в. разнообразием специализаций работников поташных предприятий. Автор объяснил это тем, что непосредственно с производством были связаны лишь незначительная часть их – будники, поливачи и корытники. Указывая на то, что ко второй половине столетия количество и специализация работников на поташных заводах резко уменьшились, главную причину узкой спецификации в предыдущий период он видел в том, что поташная промышленность в то время находилась в государственной собственности. По его мнению, «такую роскошь могла позволить себе казна, щедрою рукою приписывавшая крестьян к своим заводам. У более экономных частных производителей один и тот же рабочий свободно проделывал все этапы поташного производства». При этом опять упускается из виду произошедшая смена технологических способов изготовления поташа, кроме того, создается впечатление, что российское правительство совершенно не заботилось о рентабельности поташной промышленности. В работе допущены неточности и при использовании конкретных данных.

В 1946 г. были опубликованы две статьи Н.П.Руткевича, посвященные изучению интересующей нас проблемы. В первой рассматривалась деятельность починковских поташных заводов в XVIII в., во второй – проблемы обеспечения их рабочей силой и положение приписного населения. По его мнению, в основном «масса приписных вместе с их семействами использовалась для заготовки золы и клепочных дров, наряды на которые исчислялись подобно подушному окладу по количеству мужских душ».

Основными недостатками этих работ Н.П.Руткевича являются, на наш взгляд, следующие:

1) обрывая рассмотрение поташной промышленности в первой статье концом 30-х – началом 40-х гг. XVIII в., автор совершенно упускает из вида тот факт, что в заглавии ее хронологические рамки определены всем столетием; 2) пользуясь данными об обеспечении починковских поташных заводов рабочей силой в 30-е гг. XVIII в., он экстраполирует их на весь период деятельности заводов, хотя реальных оснований для этого нет.

В 1950 г. вышла в свет монография С.И.Архангельского «Очерки по истории промышленного пролетариата Нижнего Новгорода и Нижегородской области XVII – XVIII вв.». В ней исследователь, как годом ранее Н.П.Руткевич, затронул проблему обеспечения поташной промышленности Поволжья рабочей силой, но в его представлении она выглядела совершенно иначе. Сообщив о наличии приписных к починковским поташным заводам крестьян в начале 20-х гг. XVIII в. и отметив значительное увеличение их числа к середине века, он при этом главной рабочей силой считал все же наемных рабочих: «Прежде всего она (поташная промышленность – Э.Б.) эксплуатировала уже лишенных средств производства рабочих; когда она нуждалась в добавочной рабочей силе, то привлекала ее следующим образом: закупала уже готовые материалы, не нарушая мелкого производства, не ставя от себя мелкого производителя-крестьянина в юридическую и экономическую зависимость». В качестве примера он привел данные по мастеровым людям за 1701 г. Таким образом, по нашему мнению, С.И.Архангельский допустил ту же ошибку, что и Н.П. Руткевич – распространил на большой период времени данные по короткому временному отрезку, разница лишь в выборе этого отрезка. Но Архангельский затронул вопрос, упускавшийся из вида другими исследователями – он указал на то, что спрос на поташ за границей был неодинаков в разное время, хотя и не стал развивать эту мысль.

В оценке места и роли торговли поташом в экономике России не согласился с другими исследователями С.М.Троицкий. По его мнению, в XVIII в. торговля казенными товарами в целом и поташом в частности шла очень неудовлетворительно, принося государству лишь небольшую прибыль; ее сохранение поддерживалось стремлением не столько получить прибыль от торговли, сколько получить иностранное серебро для чеканки монет.

С точки зрения выяснения технологии, масштабов и организаторов поташного производства узучал его П.М.Лукьянов. Несмотря на то, что автор рассматривал поташную промышленность лишь как одну из составляющих химической промышленности России, в его работах приведен ряд новых документальных данных и по количеству изготовлявшегося в разные годы поташа (к сожалению, оно переведено в тонны, что уменьшает их точность), и по ценам на него во второй половине XVII в., и по заводчикам поташных предприятий. Но главная заслуга П.М.Лукьянова заключается в том, что он достаточно подробно показал способы получения поташа, реально применявшиеся в России в разное время.

Впоследствии, как правило, если другие исследователи и касались в своих работах проблем казенной поташной промышленности, они в основном лишь воспроизводили точку зрения того или иного рассмотренного нами автора, не внося в нее существенных корректив.

Гораздо большее внимание было уделено организации поташного производства в хозяйстве боярина Б.И.Морозова. Исключение составляют лишь монографии В.А.Юрченкова и Н.В.Заварюхина, вышедшие соответственно в 1991 и 1993 гг.

В.А.Юрченкова поташная промышленность интересовала как фактор, оказывавший большое влияние на жизнь мордовского населения. Для характеристики ее производственной структуры он воспользовался выводами Н.П.Руткевича, но при выявлении причин ухудшения положения приписного населения ученый большое место уделил злоупотреблениям администрации поташной конторы. Кроме того, он связал эту проблему с неурожаями 30-х гг. XVIII в. Н.В.Заварюхин затронул тему поташной промышленности в другом аспекте.

Рассматривая неземледельческие занятия населения края, он выделил среди них и поташное производство. Этого Н.В.Заварюхину удалось добиться за счет привлечения большого количества новых архивных материалов, освещающих ряд ранее оставлявшихся без внимания деталей.

Таким образом, в историографии накоплен и рассмотрен определенный материал, характеризующий отдельные аспекты функционирования казенной поташной промышленности. В то же время многие вопросы освещены фрагментарно, в ряде случаев соответствие сделанных ранее заключений, действительности вызывает определенные сомнения, так как практика экстраполяции отрывочных сведений по различным временным отрезкам на весь этот период чревата серьезными ошибками.

Для получения реальной картины представляется необходимым произвести изучение организации и деятельности казенной поташной промышленности, выявить факторы, определявшие объем производства, систему обеспечения его рабочей силой и стратегию торговли поташом, а так же причины их изменения и свертывания крупномасштабного производства поташа. Для этого, в свою очередь, требуется выявить технологические особенности производства поташа, его потребности в сырье и рабочей силе, их наличие в районе концентрации казенного поташного производства; определить ежегодные объемы производства и продажи поташа, проанализировать динамику экспортных цен на него и общей рентабельности поташной промышленности; исследовать способы финансирования, обеспечения сырьем и рабочей силой казенной поташной промышленности; выявить взаимосвязи между указанными компонентами.

Примечания См.: Троицкий С. М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. М., 1966.

См.: Лукьянов П. М. История химической промышленности в России. Т. 2. М.–Л., 1949; Лукьянов П. М. Соловьева А. С. История химической промышленности СССР. М., 1966.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.