WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 57 |

При изучении этнических процессов у мордвы порой плохую услугу оказывают сами переписи и микро-переписи. Если бы переписчики, фиксируя национальную (этническую) принадлежность, ограничивались отнесением мордвы только к мордве, как это обычно делалось ранее, и не путали этноним мордвин (мордовка) с субэтнонимами мокша и эрзя, то абсолютное большинство мокшан и эрзян называли бы себя только мордвой. Однако многие переписчики особенно в Мордовии дезинформированные нередко СМИ, в частности такой откровенно сепаратистского толка газетой, как «Эрзянь мастор», некорректно задают опрашиваемым вопрос об их национальной принадлежности. Минуя этнический (национальный) уровень, т. е. вопрос о принадлежности к мордовскому народу (этносу), они сразу начинают с субэтнического уровня, выявления субэтнической принадлежности, смещая эти два разных этнических уровня или две этнические разнопорядковые плоскости, подменяя одно другим, что, естественно, приводит к искажению этнической ситуации, ее деформации.

Так, по данным микропереписи 1994 г. в Мордовии 49 % мордовского населения назвали себя мокшей, 48% – эрзей и лишь 3% сказали, что они мордва. В соседней Пензенской области собственно мордвы – 69,% а остальные 31% – либо мокша либо эрзя: на всей остальной РФ мордвы оказалось 99,8%.

Но было бы неправильным полагать, что указанная микроперепись зафиксировала этническую дифференциацию мордвы на два самостоятельных народа (этноса) – мокшу и эрзю, а мордва как таковая перестала быть мордвой, и сошла с исторической арены, улетучилась с этносферы. На самом деле она никуда не подевалась, т.е. как была, так и осталась мордвой, а с помощью указанной микропереписи лишь зафиксировала, причем далеко не повсеместно свою субэтническую принадлежность, отнюдь не сменив мордовскую этническую сущность.

В постсоветское время в печати, особенно в публицистике Мордовии появляются заявления лидеров некоторых эрзянских организаций (Фонда спасения эрзянского языка, ассоциации «Эрзява», газеты «Эрзянь мастор» и др.), что де слово «мордва» (они его всегда берут в кавычки. – Н.М.) не этноним (название народа), а его прозвище. Развернута пропагандистская шумиха, принявшая форму самого настоящего омницида, против этого этнонима, объявленного некоторыми эрзянскими деятелями главной опасностью для эрзян и мокшан и иначе, как «не любимым словом», «словом-кентавром», «словом-издевательством», «кличкой», «уродливо-тошной кличкой», «гнусным прозвищем», «словом, не греющим душу», не называемого.

Главным виновником такого положения называется русский народ, который, проявляя «вероломство», «неуважение к другим народам», в том числе эрзянам и мокшанам, как разным де самостоятельным этносам (народам), посчитал их вкупе, в силу своего этнического невежества за один народ, назвав его этнонимом мордва, да к тому же произведенным, дескать, от оскорбительного слова «морда». Представительница наиболее радикального крыла эрзянских сепаратистов Р.С.Кемайкина (выступающая нередко под псевдонимом Маризь Кемаль), характеризуя эрзю и мокшу как два «бездомных» и «безымянных» народа, заявляет, что «мордвинизация – это гибель для обоих народов, т. к. в результате получаются русские».

Ряд лидеров эрзянского национального движения, отвергая этноним «мордва», предъявляет к нему, мягко говоря, странные претензии, вроде того, что он не есть самоназвание, или того, что он де «не греет душу». Но это же не чашка чая или кофе тем более не сотня грамм известного хмельного напитка. Кому-то он может не нравиться. А кому-то нравиться, дело, как говорится, вкуса. Если, к примеру, Р.С.Кемайкиной (Маризь Кемаль) он не нравится, то Н.Сеськиной нравится, и она, на наш взгляд, критикуя указанную позицию, справедливо заявляет: «Как хотите называйте республику, как хотите переворачивайте, ставьте с ног на голову, мы все равно были и останемся мордвинами. Кому первому пришла в голову мысль, что это ругательное слово Знайте же, нормальный человек ничего подобного не скажет. А разумный мордвин никогда не обидится. А как звучит:

мордвин! Красиво, и все тут. И пусть наши ученые не беспокоятся из-за этого. Мы же сами себя унижаем, говоря, что нас не почитают. Я, например, так не думаю… А вспомните, сколько анекдотов сложено про русского Ивана и ничего, русские что-то не трубят, что их обижают, а про нас, мордвов, даже анекдотов нет. Ей богу, не могу понять я своих земляков.

Что им взбредет в голову» Как показывает ономастические исследования в том числе автора данной статьи, хотя этнонимы порой и содержат некую характеристику называемого народа, иногда несут идеологические функции, служа лозунгом, знаменем, в смысловом отношении они обычно нейтральны и, в отличие от этнофолизмов не несут какой-либо экспрессивной нагрузки. Так, этнонимами часто становились слова с лексическими значениями «человек», «люди», «народ». То же этимологическое значение присуще этнониму «мордва».

Среди всех этнонимов, о которых что-либо известно, самоназвания (автоэтнонимы или эндоэтнонимы) не составляли и не составляют большинства, причем нередко автоэтноним, если он и был, полностью вытесняется названием со стороны (аллоэтнонимом или экзоэтнонимом), что вполне может случиться и с этнонимом «мордва».

Многие народы, в том числе и финно-угорские, имеют автоэтнонимы и аллоэтнонимы, но, не в пример некоторым мордовским национальным лидерам не требуют, чтобы окружающие их народы именовали бы их только автоэтнонимами. Было бы, на мой взгляд, странным, если бы, скажем, венгры требовали от мировой этносферы именовать их только мадьярами, а финны – исключительно суоми. И, к примеру, марийцы, настояв в свое время на том, чтобы официально именоваться этим автоэтнонимом, придав ему и функции аллоэтнонима, соседями чувашами продолжают называться «сярмыс», татарами – «чирмеш», русскими – «черемис», а удмуртами – «пор» и не требуют от них такими словами их не называть.

Некоторые авторы полагают, что слово мордва не этноним, а метаэтноним типа славяне, тюрки, финно-угры. Однако такое смешение ономастических дефиниций, а именно этнонима, служащего для номинации народов (этносов), и матаэтнонима, используемого для обозначения целой совокупности родственных народов, обладающих наряду с этническим и еще матаэтническим самосознанием, принципиально не верно. И тем более не позволительно путать этноним или матаэтноним с конфессионимом, как это делает примеру, И.А.Ефимов, принимая за этноним конфессионим «мусульманин».

Немаловажно отметить, что лидеры национального движения из мордвы-мокши открыто осуждают попытки расколоть мордовский народ дистанцируются от них. Так первый председатель ассоциации мокшанских женщин «Юрхтава» Н.Н.Кудашова, отвечая на вопрос, есть ли разница в целях возглавленной ею ассоциации и ассоциации эрзянских женщин «Эрзява», заявила: «В последней вынашиваются идеи отмежевания эрзян прежде всего от мокшан. Мы эти идеи не разделяем. Незачем рвать общие исторические основы. Если я мокшанка, то это не значит, что я не мордовка. С давних пор известно, что мы – мордовская нация. И нет смысла в том, чтобы дробить ее на части. Некоторые поднимают по этому поводу большой шум, стремясь привлечь к себе внимание, завоевать популярность».

«Такой шум», в частности, был поднят в Сыктывкаре на первом 1-м Всемирном конгрессе финно-угорских народов в декабре 1992 г., когда несколько делегатов съезда из мордвы-эрзи подали в президиум конгресса заявление считать эрзю и мокшу за два самостоятельных народа, предложив принять соответствующее решение путем голосования. Но им было сказано, что данный вопрос находится в компетенции самой Мордовии, что «финно-угорский мир» никогда не занимался и не будет, заниматься вопросом признания или непризнания эрзи и мокши в качестве особых, самостоятельных народов, поскольку это не входит в его компетенцию.

Попытки расколоть мордовский народ имели место на всех его состоявшихся в 1990-х годах, в постсоветский период (в 1992, 1995 и 1999 гг.) трех съездах. Однако они были отвергнуты абсолютным большинством голосов делегатов. Так, часть мордвы – эрзи, делегированных на 2-й съезд мордовского народа, объявила себя «Конгрессом эрзянского народа» и приняла декларацию в которой самозванно от имени всех эрзян провозгласила стремление «быть признанным самостоятельным, полноценным народом», «официально называться собственным историческим именем «Эрзянский народ». Эта идея нашла отражение и в ходатайствах перед организацией не представленных народов с просьбой принять в нее «эрзянский народ», призывах отвергнуть русское православие и реставрировать «эрзянскую религию», требованиях указывать в паспортах вместо этнонимов «мордвин», «мордовка» этнонимы «эрзя» и «мокша». Конечная цель подобных актов – официально признать наличие двух самостоятельных этносов-народов (ибо «мордва – это миф»), а Республику Мордовия разобщить соответственно на Эрзянскую и Мокшанскую республики или по меньшей мере образовать в ее составе Эрзянский и Мокшанский национальные (автономные) округа.

Особенное рвение в пропаганде раскола мордовского народа проявляет так называемая независимая общественно-политическая газета Фонда спасения эрзянского языка «Эрзянь мастор», издаваемая с сентября 1994 г. Ее не следует путать с газетой «Эрзянь правда» занимающей в данном вопросе вполне рациональную позицию.

Не внесла необходимой ясности в указанный вопрос и разработанная в 1997 г.

Институтом регионологии при Мордовском государственном университете «Программа национального развития и межнационального сотрудничества народов Республики Мордовия», в которой говорится то о мордве как этносе (народе, национальности), то об эрзе и мокше как особых этносах, то, как субэтносах мордовского этноса. А в вышедшем несколькими годами раньше в Москве «Эрзянско-русском словаре», составленном под редакцией Б.А.Серебренникова, Р.Н.Бузаковой и М.В.Мосина, мокша и эрзя вообще названы «этнографическими группами» мордвы. Такая неразбериха в этноструктуре мордвы особенно непростительна М.В.Мосину – председателю «Совета Межрегионального общественного движения мордовского (эрзянского и мокшанского) народа».

Еще более запутывает рядового читателя, а тем более мордвина, высказанная недавно В.А.Юрченковым «идея» трактовки мордвы как «пульсирующего этноса», хотя бы постольку, поскольку этнос (народ) в отличие от антропоса (человека) не обладает пульсом, и каким-то образом измерить его просто не возможно.

Проведенный в последнее время анализ этнополитической ситуации в Мордовии показывает, что стратегической задачей в сфере национальной политики стоящей перед директивными органами республики, должно стать оптимальное удовлетворение интересов обоих субэтносов мордовского этноса, в том числе и в кадровой политике без перекосов в ту или иную сторону. Последовательное осуществление это стратегической задачи сможет оказать позитивное воздействие на этнопсихологические установки эрзи и мокши как двух частей (слагаемых) единого мордовского народа, ускорит процесс его консолидации в современных условиях, ослабит внутриэтническую напряженность, укрепит мордовскую государственность.

Межэтнические отношения в нашей стране во многом будут определяться этническим самочувствием русского народа, являющегося важнейшей опорой российской государственности. Потребности и интересы русского народа должны в полной мере находить отражение, учитываться в политической, социально-экономической и культурной жизни Мордовии. Тропа разъединения, антирусская стезя, на которую призывают встать наши недруги, – тупиковая, она не может привести к добру. И мордовский народ, много веков созидавший совместно с русским и нерусскими народами Российское государство, не пойдет по ней, ибо он отчетливо понимает, что лишь Россия – его Родина и его Отечество, что только вместе с ней, а не в противостоянии ей обретет он новое бытие, укрепит свою государственность, исходя из принципов равноправия и самоопределения народов, почитая «память предков, передававших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость».

Примечания:

Тишков В.А. Межнациональные отношения в Российской Федерации // Доклад на зеседании Президиума Российской Академии наук февраля 1993года. М., 1993. С.35.

Козлов В.И. Человечеческий фактор стоит Сахалина // Изв. Мордовии, 2002, 19 июня. С. Абрамов В.К. Мордвины вчера и сегодня. Саранск. 2002. С. 47, 56, 108, 120, 129.

ЦГА РМ, ф.Р-267 (М.Е.Евсевьев), оп. 1. д. 96, л. 17.

Mokshin N. The Mordva: Ethnonym or Ethnopholism // Culture incarnate/ Native Anthropology from Russia. M.E.Sharpe: Armonk, New Jork;

London, England. P. 31-45.

Степанов П.Д. К вопросу о происхождении мордвы // Записки Мордовского НИИ социалистической культуры. №. 3. Саранск, 1941. С. 26:

Он же. Древнейший период истории мордовского народа (до XIII в.) // Записки Мордовского НИИЯЛИЭ, № 15. Саранск, 1952. С. 173.

Шаронов А. Эра тештенть валдозо // Сятко. 1994. № 12. С. 87-88.

Мокшин Н.Ф. Этническая история мордвы. Саранск. 1977: Он же. Мордовский этнос. Саранск. 1983: Он же. Тайны мордовских имен.

Саранск. 1991: Он же. Мордва глазами зарубежных и российских путешественников. Саранск, 1993: Он же. Религиозные верования мордвы. Саранск, 1998: Он же. Мордва // Народы Поволжья и Приуралья. Серия «Народы и культуры». М., 2000: Мокшина Е.Н.

Этническая ситуация в Мордовии на современном этапе. Саранск. 1998.

Мокшин Н.Ф. Этноструктура и современные этнические процессы у мордвы // Возрождение мордовского народа. Материалы научной конференции. Саранск, 23-24 мая 1994 г. Саранск. 1995. С. 6-15: Мокшин Н.Ф., Мокшина Е.Н. Этническая ситуация в Мордовии на современном этапе // Финно-угроведение, 1997. №3. С. 18-23.

Обсуждение доклада В.А. Тишкова «О феномене этничности» // Этнографическое обозрение. 1998. №1. С. 34.

Сюрьянен – Шаал К., Хейнапуу А. Современные проблемы финно-угорских народов России // Финно-угорские народы и Россия. Таллинн.

1994. С. 11: Маризь Кемаль. Мы – эрзяне! // Эрзянь мастор. 1995. 25 января. С.3.

Ефимов И.А. Мордва. Эрзя. Мокша. Пути выживания и возрождения // Возрождение мордовского народа. Саранск. 1995. С.36.

Сеськина Н. Мордвин – звучит красиво // Сов. Мордовия. 1990. 5 дек. С. 2.

Бубрих Д.В. Можно ли отождествлять мордву с андрофагами Геродота // Записки Мордовского НИИ. Вып. 3. Саранск. 1941. С. 29-32:

Этнонимы. М., 1970. С. 3, 15; Мокшин Н.Ф. Мордва – этноним или этнофолизм // Советская этнография. 1991. № 4. С. 84-93.

Ефимов И.А. Современные проблемы мордовского народа // Оренбургская мордва: этническая история и духовная культура. Материалы областной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Д. Морского. Оренбург. 1998. С.72.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.