WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 57 |

Соответственно, каждый человек идентифицирует себя на всех трех уровнях культурноисторического типа человека. «Я славянин и русский, я татарин и русский, я мордвин и русский, я мокша и русский, я эрзя и русский, я евразиец и русский».

Этнопсихологическое исследование народов Поволжья, по нашему мнению, следует начинать с наполнения этих реальностей психическим содержанием. Выяснить, как суперэническая, этническая, и субэтническая сущности отражаются в психике и находят выражение в жизнедеятельности реального человека и групп людей.

Исследование этнопсихологических особенностей следует начинать с изучения культуры народов, в целом, и ее составляющих. На современном этапе ни у кого не вызывает сомнения факт, что основополагающим элементом межнациональных различий психики является культура. При этом мы исходим из положения, что культура в широком смысле этого слова – это динамическое образование, для которого характерно поступательное эволюционное изменение. Поэтому для изучения этнических культур недостаточно изучения традиционного, исторически сложившегося представления о национальной культуре, важно учитывать современное состояние, современную реальность этноса.

Изучение психических особенностей народов Поволжья мы будем строить исходя из положения, существующего в современной этнопсихологии, что исследовательские подходы:

emic (культурно-специфический) и etic (универсалистский, объясняющий изучаемые явления), не противоположные, а взаимодополняющие исследовательские концепции. Как справедливо подчеркивает Г.Триандис, наилучшие результаты этнопсихологического исследования могут быть достигнуты в комплексном подходе «etic – emic – etic», где используются etic категории и emic способы их измерения. Именно в такой методологической парадигме мы предполагаем вести этнопсихологическое исследование народов Поволжья.

В современной этнопсихологии и культурологии нет единой точки зрения о признаках, отличающих одну этническую группу от другой. В качестве таких характеристик в разных исследованиях выступают: язык, ценности и социальные нормы и правила поведения, историческая память народа, религия, представления о мире, родной земле, мифы об общих предках, национальный характер, народное и профессиональное искусство, способы социализации детей, социальные роли, особенности социального взамодействия и многое другое. В этих характеристиках отражается вся совокупность представлений, идей, убеждений, отличающих одну этническую группу от другой, оказывающих непосредственное воздействие на поведение и деятельность ее представителей. Одной из задач нашего исследования является попытка выяснить, как эти различные этнопсихологические характеристики отражены в этносе, суперэтносе, субэтносе человека, как взаимодействуют друг с другом.

Мы пониманием значительный масштаб и трудоемкость поставленной цели.

Исследование этнокультурных особенностей психики народов, живущих в едином регионе должно учитывать сложность и многогранность изучаемого явления. Знание об этнокультурных особенностях психики будет полновесным при рассмотрении этой проблемы целостно с позиции философов и культурологов, социологов и этнологов, историков и политологов, педагогов и психологов, специалистов других областей научного знания.

В настоящее время реализация данного научно-исследовательского проекта начата в рамках этнопсихологического исследования доминирующих национальных групп,проживающих в Республики Мордовии (мордовских, русских, татарских детей дошкольного возраста). Анализ этнических характеристик этнокультур, исследование психических особенностей представителей данных национальных групп позволит эффективнее организовывать образовательный процесс с учетом этнокультурных особенностей, формировать умения толерантного межнационального взаимодействия, готовить детей к жизни в полиэтническом пространстве.

Примечания Белогуров А.Ю. Этнопсихологические измерения современного многокультурного образования // Этническая психология и современные реалии, Якутск, 2003.

Философская и культурно-типическая антропология / под общ. ред А.А.Гагаева, П.А.Гагаева. Саранск, 2003.

Стефаненко Т.Г. Этнопсихология, М., 2003.

Н. Ф. Мокшин, д.и.н. профессор МГУ им. Н.П.Огарева (г.Саранск) МОРДОВСКИЙ ЭТНОС НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Мордовский народ на современном этапе переживает несколько этнических процессов, из которых наибольшую угрозу для его самосохранения представляет этническая ассимиляция, принявшая характер депопуляции. Подтверждением тому служат данные ряда всесоюзных и последней, состоявшейся недавно (в 2002 г.), всероссийской переписи. Если наивысший пик численности мордвы был зафиксирован Всесоюзной переписью населения в 1939 – 1 млн.

456 тыс. (сравните: в 1897 – 1 млн. 24 тыс., в 1926 – 1 млн. 340 тыс.), то в 1959 г. она составила 1 млн.285 тыс. в 1970 – 1 млн. 263 тыс., в 1979 – 1 млн. 192 тыс., в 1989 – 1 млн.

153 тыс. По последней всесоюзной переписи (в 1989 г.) численность мордвы в РСФСР составляла 1 млн. 73 тыс. По Всероссийской переписи населения 2002 г. цифра эта уменьшилась до 845 тысяч.

Прогнозировавшееся некоторыми авторами в канун последней переписи резкое уменьшение доли русского населения в России (возможно, с 82% до 70%) не столько по причине более низкой рождаемости, сколько под воздействием социально-политических и культурных обстоятельств, когда миллионы россиян смешанного происхождения, до этого заявлявшие себя русскими, предпочтут сменить свою этничность и «перейти в другой народ», на мордовском примере не подтвердилось. Численность русских в РФ со 119 865 человек (81,53%) по предыдущей переписи снизилась до 115 868,3 тыс. человек (79,8%) по переписи 2002 г., однако также не настолько, насколько предполагалось в отмеченных прогнозах.

И тем не менее о сокращении численности населения страны и ожидаемых от этого негативных последствиях не перестает писать печать и в особенности средства массовой информации. Предлагаются различные выходы из этого критического состояния. Так, известный статистик и этнодемограф В.И.Козлов пишет: «Деторождение должно стать почетным, а не обременительным. Государство обязано сделать все, чтобы изыскать средства. В крайнем случае, можно продать Сахалин Японии, Камчатку – США. Я думаю, что лучше лишиться части страны, чем погубить всю Россию».

Однако, спасение россиян по рецепту В.И.Козлова, т. е. ценой продажи российских земель, может довести до того, что продавать вскоре будет вообще нечего. Поэтому нельзя указанные утверждения, независимо от именитости их авторов, принимать всерьез. И в то же время никак нельзя отмахиваться от указанной проблемы, безусловно, имеющей жизненно важное значение не только для самого крупного поныне народа нашей страны, но и других ее народов, в том числе мордвы.

Я не разделяю утверждения некоторых современных авторов о том, что отмеченная депопуляция – следствие « настоящего геноцида», проводившегося российским правительством. Но депопуляция эта налицо, и она нуждается в объективной научной интерпретации, ибо только профессиональный диагноз проблемы может способствовать разработке возможных путей выхода из данной этнодемографической ситуации.

Не вдаваясь здесь в детальную разработку этих путей, хочу подчеркнуть, что решающую роль в минимизации принявшего чрезмерный характер ассимиляционного процесса может сыграть этническая консолидация мордвы. Начавшаяся еще в глубокой древности, на стадии этногенеза, она с разной степенью интенсивности прослеживается на протяжении всей ее истории вплоть до сегодняшнего дня.

Уже с первой половины 1-го тысячелетия н.э. в составе древнемордовской семьи племен начинают вырисовываться линии эволюции мокшанской и эрзянской групп племен, которые затем становятся более явственными. Процесс формирования на базе всей древнемордовской семьи племен единого мордовского народа, с одной стороны, и процессы формирования на основе близкородственных групп племен в рамках древнемордовской семьи племен эрзянской и мокшанской народностей, с другой, можно квалифицировать соответственно как макроконсолидацию и микроконсолидацию – процессы одного и того же типа, но разного масштаба, сложно налагавшиеся друг на друга.

История сложилась таким образом, что мордовский этнос сохранил свою бинарность поныне. Но эта двуединость не мешала окружающим народам воспринимать мордву в качестве одного народа, как единое целое, а ее страну в виде особого геополитического пространства: в византийских источниках это Мордия, в древнерусских – Мордовская земля, которую следует считать первым раннегосударственным образованием мордовского народа, обладавшим определенными властными структурами, в том числе вооруженными силами, которые неоднократно одерживали победы в войнах с этническими соседями.

Объединение Мордовской земли с Русской было длительным процессом, растянувшимся на целые века. Начиналось оно в пору, когда Русь еще не представляла собой единого целого, в период феодальной раздробленности, а завершалось, когда было создано единое Российское государство. С падением Казанского ханства был положен конец разобщению мордовского этноса в пределах двух государств – Московского великого княжества и Казанского ханства, что ускорило его этническую консолидацию.

Единство мордвы как народа ясно осознавали и не подвергали сомнению и первые представители мордовской интеллигенции, стоявшие у истоков Мордовского культурнопросветительного общества, созданного в мае 1917 г. в Казани. Его основатели приняли и разослали «Воззвание к мордовскому народу», в котором «граждане эрзя и мокша» призывались поддержать «великое и святое дело, дело просвещения своей нации».

Возможно, по примеру некоторых народов (марийцев, удмуртов и др.), менявших после Октябрьской революции свои прежние официальные этнонимы, в среде части мордовской интеллигенции в 1920 –х годах так же высказывались мнения о целесообразности замены этнонима мордва, как аллоэтнонима, автоэтнонимом. Некоторое хождение имели обывательские взгляды, что слово мордва вообще не этноним, а этнофолизм, произведенный от русского слова морда. Это порождало в среде мордвы антирусские этнопсихологические настроения.

Бытованию подобных взглядов способствовала и слабая изученность истории мордовского народа, как впрочем, и этнографии, не говоря уже об этнической ономастике. В те годы даже в научных кругах по поводу этнонима мордва выдвигались, мягко говоря, не совсем удачные этимологии. Так П.Д.Степанов, к примеру, предполагал, что этноним мордва состоит из двух слов: мор или морт – человек, народ, люди, муж и тува (туво) – свинья. На этом сомнительном предположении он сконструировал целую, хотя и весьма шаткую, гипотезу о мордве как «народе – свиноеде». Правда, позднее он и сам признал, что высказанная им «гипотеза о происхождении термина «мордва» в иноплеменной среде по характерной особенности в пище древнемордовских племен, должна быть оставлена как мало обоснованная с языковой стороны».

В 1920-х же годах были предложены мордовские эквиваленты аллоэтнониму мордва – автоэтнонимы мокшэрзят (от мокша+эрзя) и эрзямокшот (от эрзя+мокша), которыми в литературе на мордовских языках стали называть мордву. Уже само по себе стремление соединить оба субэтнонима в один этноним отражало центростремительные, консолидационные процессы. В мокшанской прессе наблюдалась тенденция употреблять его в форме мокшэрзят, в эрзянской, наоборот, эрзямокшот. В настоящее время использование указанного автоэтнонима стало более унифицированным, чаще в форме мокшэрзят, в том числе и в эрзянской печати. В мордовской национальной печати для обозначения всей мордвы иногда используется этноним мордва в форме мордват. Вместе с тем продолжают оставаться обычными выражения «эрзят ды мокшот» или «мокшат ды эрзят», которыми обозначается вся мордва как единый народ.

В последние годы этнографическими экспедициями Мордовского государственного университета исследуются современные этнические процессы у мордвы. Массовые опросы, проведенные нами в мокша-мордовских селах Жуковка, новое Бадиково Зубово-Полянского (1996 г.), Старое Синдрово Краснослободского (1997 г.) районов, в эрзя – мордовских селах Большие Ремезенки Чамзинского (1995 г.) и Ардатово Дубенского (1998 г.) районов Республики Мордовия, в результате которых взяты интервью у 1 150 человек, показали, что абсолютное большинство респондентов мордовской национальности (в Жуковке – 90%, в Новом Бадикове – 97%, в Старом Синдрове – 94%, в Больших Ремезенках – 91,5%, в Ардатове – 89,2%) гордится этнонимом мордва, как названием своего народа.

Большинство этих же респондентов (в Жуковке – 70%, в Новом Бадикове – 82%, в Старом Синдрове – 90,7%, в Больших Ремезенках – 86,1%, в Ардатове – 80,3%) осуждают попытки некоторых представителей эрзянской части интеллигенции расколоть мордовский народ на два народа (эрзю и мокшу). Не нашли они поддержки и на всех трех съездах мордовского народа. Преобладание общемордовского этнического самосознания зафиксировала и Всероссийская перепись 2002 г., судя по которой из всей мордвы страны, составившей 528 человек, мордвой-эрзей посчитали себя 84 449 человек, а мордвой-мокшей – 49 916.

Вместе с тем ошибаются те, кто считает, что названные выше попытки дифференциации мордвы, как единого народа, на два самостоятельных народа безобидны. Это отнюдь не так, ибо они дезориентируют мордву, вносят путаницу в ее этническое самосознание, тормозят развитие мордовской солидарности, а значит, обрекают мордву на дальнейшую этническую ассимиляцию.

Еще большую путаницу и нервозность в процесс этнической консолидации мордовского народа вносят попытки некоторых современных функционеров-эрзян объявить его мифическим народом, а взаимоотношения между двумя составляющими его субэтносами (мокшей и эрзей) представить как взаимоотношения «двух медведей в одной берлоге» или «двух змей в одной норе, постоянно грызущих друг друга». Исследования, в том числе проведенные нами в последние годы, включающие массовые опросы мордвы, показывают, что данные заявления не отражают реальных этнических процессов, не находят массовой поддержки в мордовском народе, среди эрзян и мокшан.

Судя по выполненным нами исследованиям, этническому самосознанию мордвы, выступающему качестве одного из важнейших ее этнических признаков, присущи не только иерархичность и ситуативность. Ему присуща и виртуальность в силу которой оно может дать простор и для этнического манипулирования, что особенно проявляется именно в случаях, когда различия между теми или иными этическими подразделениями незначительные и подчас не совсем воспринимаются и понимаются самими членами этих подразделений.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.