WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 57 |

Критерием здесь выступает t – коэффициент достоверности (Стьюдента), определяемый вероятностью вывода (при вероятности F 0,997 он равен 3). Строго говоря, в данном (t) = выражении должна использоваться общая дисперсия выборки S – сумма межгрупповой и внутригрупповой. Мы же, исходя из имеющихся данных вынуждены были применять межгрупповую. Но т. к. последняя занимает только часть общей, в итоге получался результат несколько превосходящий реальный т. е. t > t =3. Вычисленные критерии показали ф кр случайность колебаний внутри мордовских групп 8 из 9 величин представленных параметров. В то же время между мордовскими и русскими группами наблюдалось существенное различие по 3-6 показателям. Исключение составила лишь смешанная с мордвой донсурская группа (с эрзянами и мокшанами – по 2-3 указателями). Русские группы расходятся между собой по 2-5 параметрам, (донсурская и средневолжская по 1). И лишь ильменское и верхневолжское население является вполне однородным. Критерий серий показал высокую степень однородности мокшанских и эрзянских групп по всем приведенным показателям. Результаты сравнения мордовских групп с русскими и между собой по критериям согласия и случайности свидетельствуют о существенных антропологических различиях между мордвой и русскими. В то же время эрзянские и мокшанские группы рознятся между собой в значительно меньшей степени, чем большинство рассмотренных русских групп.

Вторым случаем применения здесь указанных методов стало решение вопроса о близости терюхан к тем или иным антропологическим типам русского и мордовского населения. Были выбраны донсурская, верхневолжская, средневолжская и северо-восточная русские группы. К ним были добавлены 11 эрзянских и 12 мокшанских групп.

В качестве критериев использовались рекомендуемые специалистами антропологами Хиквадрат, коэффициенты Гейнке и расового сходства Пирсона. Как уже говорилось в формулах для получения указанных коэффициентов необходимо применение общей дисперсии по каждому признаку и каждой совокупности групп. Мы же, исходя из имеющихся данных, вынуждены вставлять внутригрупповые, занимающие лишь часть общих дисперсий. Поэтому абсолютные величины коэффициентов получались завышенными, однако, это не влияло на их соотношение, на степень сравнительной антропологической близости терюхан к другим типам. На основании исходных данных, были получены величины Хи-квадрат, коэффициентов Гейнке и расового сходства Пирсона, показывающие, что антропологически терюхане ближе всего стоят к эрзянам.

Применение количественных методов в области антропологии требует особой осторожности, т. к. разница в антропологических (частности краниометрических) показателей различных типов настолько мала по сравнению с их абсолютными величинами, что малейшие неточности в измерительном инструменте могут привести к существенным погрешностям и, как следствие, неверным выводам даже при безусловном выполнении всех остальных требований количественного анализа. Еще Е.М.Чепурковский в 1913 г. показал, что «в измерительных признаках разница между различными группами, исследованными одним работником, часто бывает меньше, чем между близкими или даже тождественными группами, исследованными разными авторами и что, таким образом, ошибка наблюдения превышает реальную разницу между группами. В еще большей степени это относится к описательным характеристикам». В нашем случае это проявилось и при использовании относительных показателей, когда остальные принципы исследования (однородности, случайности и проч.) выдерживались достаточно строго. Например, в одном исследовании к указанным выше группам русских и мордвы были добавлены еще 12 дублирующих русских групп из донсурской зоны, измеренных, в общем, по той же методике, но разными учеными в 1940-е – 1950-е годы.

Кластерный анализ, донсурских групп, проведенный с соблюдением всех математических правил, однозначно показал, что группы, исследованные различными экспедициями, наиболее далеки друг от друга антропологически, хотя они представляют население из одной зоны. Здесь эффект Е.М. Чепурковского проявился в наибольшей степени.

В следующей работе была сделана попытка, математически сопоставить антропологические типы мордвинов, русских, татар, чувашей и горных марийцев. По указанным параметрам был проведен кластерный анализ, и получены следующие результаты:

К – на пороге 1,95 произошло объединение горных марийцев и северных чувашей;

К – на рубеже 2,97 объединились мокшане и эрзяне;

К - порог объединения донсурской и верхне-волжской русских групп достиг 3,25;

К – на уровне 3,37 в одну группу вошли татары, чуваши, горные марийцы, а также средне-волжские и северо-восточные русские;

К - на рубеже 4,45 объединились К и К, т. е. мокшане, эрзяне с донсурским и 5 2 верхневолжским русским населением;

К – на пороге 5,22 к К присоединились терюхане;

6 К – полное объединение всех групп произошло на уровне 6,03.

Этот кластерный анализ показал, что народы Среднего Поволжья существенно различаются по антропологическим типам, причем последние примерно совпадают с распределением населения по языковым группам. Была подтверждена, выявленная ранее традиционными методами, однородность мордвы, донсурских и верхневолжских русских групп. Исключением является соединение в одном кластере финноязычных горных марийцев и тюркоязычных чувашей, которые представляют собой практически один антропологический тип. Близость мордовских, а также донсурских и верхневолжских русских групп, соседствующих с ними, можно было предполагать из-за многовековых межнациональных контактов. В то же время совершенно неожиданным является тот факт, что средне-волжское и северо-восточное русское население, антропологически гораздо ближе к местным тюркам, чем к русским группам из других зон. Это свидетельствует об интенсивности ассимиляционных процессов в регионе и о том, что русские постепенно «входят» в местные антропологические параметры.

Выводы кластерного анализа были подвергнуты дополнительной проверке с помощью критериев Хи-квадрат и коэффициентов Гейнке, прежде всего, по марийцам и татарам.

Коэффициенты Гейнке подтвердили выводы кластерного анализа об антропологической близости горных марийцев к тюркам вообще и к чувашам в особенности. Также подтвердился вывод о близости антропологических параметров горных марийцев и северовосточных русских. Другие русские, как и мордовские группы, наиболее далеки от марийцев, причем живущие с ними по соседству терюхане и верхневолжские русские – в меньшей степени, чем остальные. Максимально далекими от марийцев следует признать мокшан.

Коэффициенты показали близость ширингушских татар, прежде всего к горным марийцам, затем северо-восточным и средне-волжским русским, чувашам. Наиболее далеки от них остальные группы русских и мордвы. Причем в максимальной степени – опять мокшане.

Коэффициенты расового сходства Пирсона горных марийцев и других групп полностью подтвердили выводы, сделанные на основе кластерного анализа, показателей Хи-квадрат и коэффициентов Гейнке о близости горных марийцев к тюркам и северо-восточным русским.

В целом результаты количественного анализа антропологических типов Среднего Поволжья вполне позволили констатировать существенную близость эрзян и мокшан, горных марийцев и северных чувашей, верхневолжского и донсурского русского населения.

По данному исследованию, все русские группы проявляют антропологическую близость к коренному населению региона: верхневолжские к терюханам, донсурские к мокшанам и эрзянам, северо-восточные к горным марийцам и чувашам, средне-волжские к татарам.

Эта общая тенденция представителей различных этносов, живущих длительное время смешанно на одной территории, не подтверждается в нашем случае лишь при сравнении мокшан и живущих среди них ширингушских татар. Мокшане антропологически далеки не только от местных татар, но и от чувашей и горных марийцев. Это коренным образом противоречит выводам некоторых исследователей о наличии в мокшанской среде существенного субуральского компонента и, вроде бы, логичному предположению (которого ранее придерживался и автор данной статьи), что отдельные антропологические различия мокшан и эрзян вызваны, прежде всего, смешением первых с соседними кочевыми тюркскими племенами, тем более пришедшими с северо-востока. По выводам количественного анализа, присутствие соответствующих антропологических компонентов, как это ни странно, в мокшанской среде проявляется в наименьшей степени.

Работа, проведенная на кафедре новейшей истории народов России Мордовского университета, показала, что применение количественных методов в исторических исследованиях Поволжья имеет хорошие перспективы.

Примечания Источниковедение истории СССР. М., 1973. С. 368.

Алексеев В.П. Происхождение народов Восточной Европы: Краниолог. исслед. М., 1969. Алексеев В.П. Этногенез. М., 1986; Алексеев В.П., Дебец Г.Ф. Краниометрия: Методика антрополог, исслед. М., 1964.; Алексеева Т.И. Этногенез восточных славян по данным антропологии. М., 1973; Анучин В.А. Географический фактор в развитии общества. М., 1962; Анучин Д.Н. О географическом распределении роста мужского населения России // Зап. геогр. о-ва. М., 1889. Т. 7; Бунак В.В. Геногеографические зоны Восточной Европы, выделяемые по факторам крови АВО // Вопр. антропологии. 1969. Вып. 32; Дебец Г.Ф Палеоантропология СССР // Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Нов. сер. М., 1948. Т. 4; Дебец Г.Ф., Левин М.Г., Трофимова Т.А. Антропологический материал как источник изучения вопросов этногенеза // Сов. этнография. 1952. № 1; Марк К.Ю. Этническая антропология мордвы: Вопр. этнической истории мордов. народа // Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Нов. сер. М., 1960. Т. 13; Наука о расах и расизм // Тр. НИИ Антропологии МГУ. М.-Л., 1938. Т. 4; Рогинский Я.Я. Проблемы антропогенеза. М., 1977 и др.

См.: Математические методы в исторических исследованиях. Саранск, 1988. С. 25; Мордовский народ (1897-1939). Саранск, 1996. С. 55-61.

См.: Корреляционный анализ в исторических исследованиях. Саранск, 1990. С. 9-12, 40.

См.: Количественный анализ в исторических исследованиях. Саранск, 1996. С. 160.

Там же. С. 169; Мордовский народ (14897-1939). Саранск, 1996. С.96, 127.

См.: Происхождение и этническая история русского народа. М., 1965. С. 307-312.

См.: Марк К.Ю. Указ. соч. // Вопросы этнической истории мордовского народа. М., 1960. С. 154-165.

См.: Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология. М., 1978. С. 358.

В данных К.Ю.Марк не приведены величины орбитного указателя, углов профиля лба и носовых костей.

Антропологи вообще допускают использование в подобном случае какой-либо одной стандартной S2 по каждому признаку. См.:

Антропология. С. 355.

Цит.: по Алексеев В.П. Указ. соч. С. 35.

См.: Происхождение и этническая история русского народа. М.,1965. С. 285-289, 307-312.

См. например: Вихляев В.И. происхождение древнемордовской культуры. Саранск, 2000. С. 127.

Поскольку татары и мокшане, живущие на одной территории, были исследованы одной экспедицией в одно и то же время, то в данном случае не проявляется эффект Е.М. Чепурковского, что свидетельствует об особой надежности вывода.

А. А. Ямашкин, д.г.н., профессор МГУ им. Н.П.Огарева (г.Саранск) В. А. Моисеенко СОЗДАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА ДЛЯ ЦЕЛЕЙ РАЗРАБОТКИ И РЕАЛИЗАЦИИ ЛАНДШАФТНЫХ ПРОГРАММ РАЗВИТИЯ ПРИРОДНО-СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ* * Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 02-0564874) и конкурса «Университеты России» (ур. 08.01.015) Опыт решения региональных геоэкологических проблем во многих зарубежных странах показывает, что важным инструментом в обеспечении устойчивого развития территории является ландшафтное планирование. Ландшафтные программы призваны отразить весь спектр экологических проблем и синтезировать все предложения по оптимизации использования природно-ресурсного потенциала и охране окружающей человека среды. Их разработка является областью междисциплинарных исследований различных наук. Поэтому она не может быть решена без создания целостного информационного пространства, в котором интегрируются данные об особенностях природы, населения и хозяйства соответствующей территории. Многоплановое раскрытие и решение проблемы возможно при комбинированном использовании полноценных региональных геоинформационных систем (ГИС), гипертекстовых электронных атласов, презентационных программных продуктов и учебных (краеведческих) электронных атласов.

1. Полноценные региональные ГИС, функционирующие на базе фирменных инструментальных геоинформационных систем (ArcVew, ArcInfo, MapInfo и т. п.), призваны обеспечить сбор, хранение, систематизацию и целенаправленную обработку данных.

Например, в ГИС «Мордовия», разрабатываемой коллективом, в который входят авторы данной статьи, содержится более 150 тематических слоев, систематизированных по следующим блокам: обзорная топографическая карта, геология и минерально-сырьевые ресурсы, подземные воды, поверхностные воды, почвы, особо охраняемые природные территории, экономика, население, экологические проблемы.

Центральным звеном региональной ГИС «Мордовия» является электронная среднемасштабная ландшафтная карта, программные модули которой обеспечивают послойный вывод на экран дисплея карты или ее фрагментов в соответствующем масштабе, редактирование карты, вычисление отмеченных длин и площадей, вывод на карту информации из подключаемых баз данных, получение сведений по отдельным точкам из подключенной базы данных, статистическую обработку информации по группе точек, попадающих на отмеченную площадь, связь видов графической заливки с набором легенд, лексический поиск по подключенным базам данных и файлам легенд.

Для целей ландшафтного планирования предусмотрена трансформация общенаучной ландшафтной карты в серию прикладных геоэкологических карт: устойчивости природных комплексов, ландшафтно-экологического (геоэкологического) потенциала, техногенного изменения ландшафтов, регламентации хозяйственной деятельности, прогнозирования аномальных явлений в ландшафтах и др.

2. Гипертекстовые электронные атласы природно-социально-производственных систем, создаваемые с помощью программ первой группы. Выставленные в Интернет, эти «информационные портреты территории» предоставляют потребителям актуальную и достоверную информацию о состоянии природно-социально-экономических систем региона.

Тематический каркас разработанной гипертекстовой системы, разработанной авторами статьи для Республики Мордовия, строится из следующих основных компонентов: 1.

Центральные органы власти. 2. Органы местного самоуправления. 3. Природно-социальноэкономический потенциал. 4. Паспорт социально-экономического развития. 5. Экономика. 6.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.