WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

Военнопленный Кетеринг родственникам в Германию:

«У меня все старая песня — много работы и мало еды. Я никогда не думал, что при таком ограниченном питании можно выполнять такую работу».

В письмах, адресованных военнопленным, родственники последних высказывают нетерпение по поводу их возвращения, сообщают о жизни населения в различных зонах оккупации Германии, об отношении его к оккупационным властям, о демократических преобразованиях, проводимых в советской зоне оккупации. В письмах, поступающих из английской зоны оккупации, положительных отзывов о жизни немецкого населения почти не встречается.

Приводятся наиболее характерные выдержки из писем, поступивших в адреса военнопленных:

Американская зона оккупации Военнопленному Мебиосу Хорсту пишет Мебиос Герберт из г. Халлендорф:

«Я все же надеюсь, что военнопленные теперь наконец будут отпущены. Слава богу, министры иностранных дел договорились в Москве, что 31 декабря 1948 г. военнопленных отпустят. Такое великодушие...Прямо не верится...».

Военнопленному Фремелю Эмилю пишет Фремель из г. Карлсруэ, Баден:

«Отовсюду отпускают военнопленных очень медленно, и в первую очередь больных и нетрудоспособных. Только американцы утверждают, что они освободили всех своих военнопленных, но очень многие военнопленные переданы Франции и Англии, так как эти страны остро нуждаются в рабочей силе».

Военнопленному Розенталю Фридриху пишет Розенталь из Верхней Баварии:

«Во Франкфурте находятся американцы, и там они передают французам целые эшелоны военнопленных».

Военнопленному Шрайегу Антону пишет Шадуц Август из Баварии:

«Что мы себе приготовили, то и имеем. Внешне Германия не заслуживает больше названия — родина. Что может быть хуже, чем распад народа. Стараются возобновить положение 1932 г., но плохо удается. Ничего хорошего пока не видно. Положение несладкое».

Военнопленному Шпруху Георгу пишет Рормаер Лиа из г. Мюнхена:

«Долго ли еще мы должны терпеть эту нужду С питанием стало очень тяжело и на следующий месяц обещают нормы еще уменьшить. Если американцы думают заморить нас голодом, то лучше сказали бы сразу и не обманывали нас сказками о том, что в русской зоне еще хуже».

Военнопленному Пошлю Вальтеру пишет дочь из г. Вайнсбург, Бавария:

«К сожалению, война не уничтожила еще всех нацистов. Большинство нацистов ходит на свободе. А те, которые осмеливаются высказывать демократические мысли, преследуются сотрудниками американской разведки».

Английская зона оккупации Военнопленному Фиген Гансу пишет Фиген И. из г. Гайзенкирхен:

«Постепенно нищета приводит к волнениям. Часто слышно о восстаниях и голодных забастовках, но это не улучшает положения с продовольствием. Все это ведет к новой войне. Народ 3. Учет и содержание стал плохим. Он не знает никаких сдерживающих начал. Везде воруют и крадут. Создались банды.

Люди ходят по домам за милостыней. В Аахене в день бывает до 6 случаев самоубийства, в месяц — 1000 краж. Это — Германия без правительства, где каждый поступает по собственному усмотрению».

Военнопленному Билеру Эриху пишет Гелерман из г. Аахен:

«Спрашиваешь, как обстоит дело с питанием. Сейчас американская и наша, английская, зоны экономически объединились и мы надеялись, что станет немного лучше. Они обещали нам на словах и на бумаге 50 гр. жиров в месяц для взрослых. Физическое состояние взрослых настолько ухудшилось, что им пришлось добавить по 50 гр. жиров, чтобы последние не умерли. Эти жиры отобрали у детей. Когда же состояние детей ухудшится, тогда жиры отберут у взрослых и добавят опять детям. И так все время. Нищета огромная».

Военнопленному Ронгену Генриху пишет Ронген Гертруда из г. Штеттина:

«Англичане у нас теперь делают обыски в домах. Они забирают свиней, которые весят больше 40 кг. В городах жизнь еще хуже. Там свирепствует тиф».

Военнопленному Молу Фрицу пишет жена из г. Гисвайд:

«В английской зоне господствует большой голод. Об этом ты в плену уже слыхал. Мои родители мне помогают, чем могут. Завтра утром я пойду в русскую зону. Я хочу письмо тебе сдать там, откуда письма идут быстрее. В русской зоне восстановление идет гораздо быстрее. Наверное, коммунизм все же лучше, чем здесь у нас СПГ и 50 других партий».

Военнопленному Принцу Гайнцу пишет Принц Элиза из г. Дюссельдорфа:

«Большая часть населения в английской зоне голодает. Хлеб — настоящий свинец. Пекари его не могут склеить, а люди едят. Картофель у крестьян гниет, а население ничего не получает. А если что–либо для населения, то это уходит на сторону, а затем на черный рынок. У нас будут выборы. Я буду голосовать только за коммунистов. Здесь даже произошла демонстрация голодающих. Рабочие бросили работу, но это пока не помогло. Для немецкого населения ничего нет. Мы должны только дрожать перед англичанами».

Военнопленному Шинку Отто пишет жена из г. Брауншвейг:

«Уже 8 дней проходят демонстрации в городах английской зоны. Я боюсь выходить на улицу при настоящих обстоятельствах. Страшно смотреть на эту картину. Английская офицерская гостиница (бывшая биржа) была демонстрантами взята штурмом и ограблена, после этого ее зажгли. Когда прибыла пожарная команда, то у нее отобрали шланги. Стоящие английские машины были перевернуты и тоже зажжены. Атаковано было также и городское управление. Демонстранты выступали даже против полиции».

Французская зона оккупации Военнопленному Шоберу Герхарду пишет Шобер Фердинанд из г. Вальфах, Рейнская обл.:

«Тебя, наверное, скоро отпустят домой и ты этому радуешься. Не хочу тебя разочаровывать, но правду сказать нужно. Условия жизни во французской зоне очень плохие, кругом бедствие и голод.

Перспектив на лучшее будущее не видно. Тебе лучше живется в плену, чем нам здесь на свободе и на родине».

Военнопленному Вайеру Эриху пишет жена из г. Цвишенон:

«Надежды на улучшение нет. Кругом голодные забастовки. Чтобы заглушить крики миллионов умирающих от голода здесь во Французской зоне все газеты пишут, что хуже, чем в русской зоне, нигде нет».

Военнопленному Губену Адольфу пишет жена из г. Базель:

«В первое время по приходе к нам французов, нам пришлось пережить тяжелые времена — грабежи, насилия, нам пришлось отдать много вещей и многое другое».

Советская зона оккупации Военнопленному Деннингу Рудольфу пишет Деннинг Мария из г. Зитенблиц:

«Все нацисты, кто имел торговлю, вынуждены были ее закрыть. Некоторые платят большие штрафы, а иные сели за решетку. Все, что скрывал Вильгельм Кюнцлер — наш бургомистр, все всплывает на передний план и имеет горькие последствия. Теперь они отвечают перед судом. Можно 3. Учет и содержание было много бы написать о том, как фальшивы все эти братья нацисты и СА. Все они были борцами за свое собственное благо».

Военнопленному Френкелю Герману пишет Френкель Анна из Тюрингии:

«Ты думаешь, что нам живется не особенно хорошо, но мы пишем тебе правду. Сообщаю тебе, что я получаю на рабочую карточку на 10 дней: хлеба — 4 кг, макаронных изделий — 650 гр., рыбы — 400 гр., жиров — 200 гр., мармеладу — 300 гр., сахару — 200 гр. Гизела на рабочую карточку получает 4500 гр. хлеба, мяса — 500 гр., жиров — 300 гр. и т.д. Мы не можем жаловаться на питание, мы не голодаем. Мы обе работаем, я зарабатываю в час 71 пфенниг, а Гизела — 77 пфеннигов».

Военнопленному Фишеру Отто пишет Фишер Вильгельм из г. Лейпциг:

«Коммунисты борются за единую Германию. Здесь, в Лейпциге, мы даже не замечаем оккупации.

Город почти полностью очищен. Вообще нам всем живется хорошо».

Военнопленному Мюллеру Хорсту пишет Мюллер Бритина из дер. Гельтенберг, около Дрездена:

«Благодаря земельной реформе мы получили землю, дом, работу и питание. На западе мы не могли бы совершенно существовать».

Военнопленному Фишеру Гансу пишет Фишер Отто из г. Шварцбург, Тюрингия:

«Я ехал на родину со странными чувствами. В норвежском плену нам рассказывали о советской зоне только плохое. После прибытия на оккупированную русскими территорию мы были приятно поражены хорошим приемом со стороны оккупационных властей и немецкого управления. Всех быстро, без задержки направили к местам жительства. Все, что мы привезли с собой из Норвегии, мы смогли оставить у себя. В пути на родину мы могли сразу заметить, что население советской зоны выглядит гораздо лучше и лучше питается, чет в английской зоне, через которую мы проезжали».

Военнопленному Швайцбергеру Гельмуту пишет жена из г. Берлина:

«Ничто не может поправить положение дел, кроме улучшения питания, которое будет налажено, как только будет создана единая Германия. Не хватает нам только вас, мужчин, так как нацисты ни в коем случае не должны занимать руководящих постов. Об этом мы хорошо позаботились в нашей советской зоне. В нашей зоне дела обстоят лучше всего, что является доказательством того, насколько крепкое сотрудничество налажено между нами и русскими и оккупационными властями. Мы убеждаемся в этом все больше и больше, когда, наблюдая за этой страной, видим, насколько быстро развилась она, как много городов, заводов, фабрик и колхозов выросло там за короткий промежуток времени. Еще многому мы должны учиться у них».

Военнопленному Шнурову Гансу пишет Шнурова Фрида из г. Радебойль 1, около Дрездена.

«Здесь ничего больше нет, даже картофеля. Русские все толстеют, а наши люди умирают. Они (т.е. русские) имеют здесь семьи, а немцы вынуждены освобождать свои квартиры».

Военнопленному Фельгоберу Рудольфу пишет жена из г. Гросс-Энгерзее, Саксония:

«Теперь уже не то, что было 10 лет назад. Мы проиграли войну и живем теперь на русский лад, все время что-нибудь отдавай».

Военнопленному Эрнштайпу Густаву пишет жена из г. Брозборен, около Берлина:

«Отец и по настоящее время любовно слушает английские передачи. Вчера Бинге Гергард прибыл из Канады полный, круглый, как фасоль, — прямая противоположность нам. У нас многие уже побывали. Они ходят просят милостыню. В большинстве случаев они настолько истощены, что умирают. Русским должно быть стыдно отпускать военнопленных в таком состоянии домой. Мы так не обращались с русскими военнопленными. Они не уезжали истощенными на родину. Пусть только кто посмеет сказать мне, что вам там хорошо. Пусть рассказывают сказки другим, а мы здесь слишком многое видели. Надеюсь, что это письмо откроют и прочтут. Пусть они знают, как мы об этом судим. В этом отношении они нас не завоевали».

Письма отрицательного характера цензорскими пунктами в лагерях конфискуются.

Министр внутренних дел СССР (С. Круглов) ГА РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 171, л. 84–94. Заверенная копия.

3. Учет и содержание № 3.СПРАВКА МВД СССР НА ИМЯ И.В. СТАЛИНА, В.М. МОЛОТОВА, Л.П. БЕРИИ, А.А. ЖДАНОВА, СЕКРЕТАРЯ ЦК ВКП(б) М.А. СУСЛОВА О СОСТОЯНИИ И ХАРАКТЕРЕ ПЕРЕПИСКИ ВОЕННОПЛЕННЫХ ЯПОНЦЕВ ЗА ПЕРИОД С 1 ЯНВАРЯ ПО 1 СЕНТЯБРЯ 1947 г.

Москва 1 ноября 1947 г.

Сов. секретно т. Сталину т. Молотову т. Берия т. Жданову т. Суслову М.А.№ 5686/к С 1 января по 1 октября с.г. через цензорское отделение УМВД Приморского края отправлено за границу 547 233 письма военнопленных японцев, содержащихся в лагерях МВД. За это же время изза границы в адреса военнопленных японцев получено 258 908 писем, в том числе из Японии — 257 119, из Маньчжурии, Кореи и Южного Сахалина — 1789.

В процессе изучения писем военнопленных, прошедших цензуру в июне с.г. выявлено: писем с положительными отзывами о Советском Союзе — 65%, с положительными отзывами о питании и содержании в лагерях — 17%, с положительными высказываниями о демократическом движении и о коммунистической партии Японии — 10%, писем отрицательного характера (недовольство условиями содержания в плену, питание и др.) — 2,8%.

Приводятся наиболее характерные выдержки из писем военнопленных:

Военнопленный Масунага Тосизоки родственникам в г. Фукуй:

«Благодаря доброму отношению Советской армии к нам мы не испытываем недостатка продуктов питания, как другие на родине. До пленения с нами обращались, как с ломовыми лошадьми, и мы ничего не знали. Теперь же, попав в эту демократическую страну, многое, что я вижу, вызывает у меня большой интерес. Тут нет привилегированных классов, а потому весь народ смотрит на будущее с надеждой. По возвращении на родину я думаю принять участие в демократическом движении и бороться за счастье народа».

Военнопленный Такасира Невору родственникам в г. Токио:

«Советское командование очень доброжелательно относится к нам. Раз в неделю нам обязательно показывают кинофильм, у нас имеется своя самодеятельность. Каждый день кушаем рис. Вообще Советский Союз совсем не такое опасное государство, как нам объясняли в Японии. По возвращении в Японию я буду стараться проводить в жизнь все ценное, чему научился в Советском Союзе».

Военнопленный Ямада Набору родственнику Набору Сусуму в г. Насе:

«Я сейчас идеологически перерождаюсь. Желая помочь восстановлению родины, я усиленно занимаюсь. Я точно понял, что без уничтожения императора, военщины и финансовых монополий — а это является исторической необходимостью — восстановить Японию будет невозможно. Ввиду этого я твердо решил поддержать Коммунистическую партию. Я против того, чтобы из Японии сделали зависимую страну или колонию. Для предотвращения этого мы, новые патриоты, обязаны поддерживать японскую компартию. Прошу Вас рассказать родителям и братьям об истинном облике компартии. Я живу в Советском Союзе светлой и благополучной жизнью».

Военнопленный Абе Ейзоо родственнику Абе Масамичи в г. Хачиное:

«Я вполне здоров как душой, так и телом. У Великого Советского Союза я научился прогрессивному движению. Я отбросил все прошлое и твердо решил, что если мне разрешат 3. Учет и содержание вернуться на родину, то обязательно буду активно участвовать в демократическом движении с целью освобождать неимущие классы от эксплуатации и лжи».

Военнопленный Такаура Иосикадзу брату в дер. Урачумура уезда Ичихара:

«В плену я познал много нового, чего не мог знать раньше на родине. Не соглашайтесь с империалистическим строем. Действуйте так, чтобы построить новое демократическое государство, в котором будет хорошо жить».

Военнопленный Сато Гонан родственнику Сато Коремон в дер. Такакура:

«Благодаря хорошему отношению русских, я вполне здоров, а поэтому за меня не беспокойтесь.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.