WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

в месяц в день в месяц в день Ст. 1. Денежное содержание аппарата 34,50 1,15 50,46 1,Ст. 2. Путевое довольствие 1,78 0,06 1,78 0,Ст. 3. Гособеспечение 0,41 0,015 0,41 0,Ст. 4. Адмхозрасходы 5,15 0,17 5,15 0,Ст. 5. Операционные расх[оды] 0,15 0,005 0,15 0,Ст. 6. Перевозки (личн[ый] сост[ав]) 0,63 0,02 0,63 0,Ст. 7. Содержание контингента а) питание 110,21 3,675 267,44 8,б) вещдовольствие 19,48 0,65 19,48 0,в) премвознагражд[ение] 16,13 0,535 16,13 0,г) медобслуживание 1,57 0,05 1,57 0,д) культрасходы 43 0,015 0,43 0,е) перевозки 3,62 0,12 3,52 0,ж) прочие расходы 1,71 0,055 1,71 0,Итого: 153,15 5,10 310,38 10,Ст. 8. Продовольствие (офиц[ерский] состав) 5,37 0,18 7,41 0,Ст. 9. Особые расходы 0,08 0,005 0,08 0,Ст. 10. Культпросветрасходы 0,15 0,005 0,15 0,Ст. 14. Арттехдовольствие 0,03 — 0,03 — Ст. 15. Автотранспорт 2,05 0,07 2,05 0,Ст. 19. Конск[ий] состав и обоз 0,58 0,02 1,03 0,Ст. 20. Вещдовол[ьствие] (личн[ый] сост[ав]) 2,69 0,09 2,69 0,Капстроительство лаг[ерей] 0,37 0,01 0,37 0,Содержание конвойной охраны (войска) 21,44 0,72 31,74 1,Всего: 228,53 7,62 414,512 13,И.о. начальника ЦФО МВД СССР полковник (Юлов) Нач. 3-го отделения подполковник (Волков) Резолюции: «т. Чернышову В.В. Согласно указаниям. Т. Филиппов. 30 апреля 1947 г.».

«т. Чернову Н.Н. 10 января 1949 г. Филиппов».

ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 6и, д. 3, л. 16. Подлинник.

№ 3.ДИРЕКТИВА МВД СССР № 84 О НЕДОПУЩЕНИИ ОБЩЕНИЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ С МЕСТНЫМИ ЖИТЕЛЯМИ И КОМАНДАМИ ИНОСТРАННЫХ ПАРОХОДОВ Москва 28 апреля 1947 г.

Сов. секретно Лично Министрам внутренних дел 3. Учет и содержание Начальникам УМВД Начальникам горотделов МВД (по списку) Проведенной МВД СССР специальной проверкой использования военнопленных в портах Латвийской ССР выявлены случаи общения военнопленных, используемых на погрузочноразгрузочных работах, с командами иностранных пароходов, заходивших в порты Рига, Лепая и Вентспилс. Установлено, что в ряде случаев военнопленные находились на иностранных пароходах без охраны, так как охрана на пароходы не допускалась.

В целях предотвращения общения военнопленных с командами иностранных пароходов и возможной передачи военнопленными иностранцам писем для отправки на родину и сведений разведывательного характера, а также предотвращения побегов военнопленных за границу на иностранных пароходах предлаг аю:

1. Немедленно проверить порядок использования военнопленных на работах в портах и прекратить использование военнопленных на погрузочно-разгрузочных работах на иностранных пароходах и на отечественных пароходах заграничного плавания.

2. Принять меры к надлежащей охране военнопленных, используемых на других работах в портах, с тем, чтобы была исключена всякая возможность общения военнопленных с командами иностранных пароходов.

3. Принять решительные меры к недопущению общения военнопленных с местным населением.

4. Вывезти из лагерей, расположенных в портах, офицерский состав, установленных разведчиков и лиц, склонных к побегу.

5. О результатах принятых мер доложить в МВД СССР к 15 мая 1947 г.

Министр внутренних дел Союза ССР генерал-полковник С. Круглов ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 834, л. 305–306. Подлинник.

№ 3.ДИРЕКТИВА МВД СССР № О КОНЦЕНТРАЦИИ ВОЕННОПЛЕННЫХ РУМЫН, ВЕНГРОВ, АВСТРИЙЦЕВ В СПЕЦИАЛЬНЫХ ЛАГЕРЯХ МВД, УЛУЧШЕНИИ ИХ МАТЕРИАЛЬНО-БЫТОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ И КУЛЬТУРНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ Москва 12 июня 1947 г.

Сов. секретно Концентрация военнопленных венгров и румын и отделение их от военнопленных немцев по директиве МВД СССР № 90 1946 г.* не завершена. Все еще продолжают оставаться мелкие группы этих национальностей в лагерях МВД для военнопленных немцев.

Такая разобщенность отрицательно влияет на проведение антифашистской работы и затрудняет проведение оперативно-чекистских мероприятий.

Вместе с тем имеется полная возможность значительно улучшить материально-бытовое положение венгров, румын и австрийцев и повысить их культурное обслуживание в том случае, если они будут содержаться в специально отведенных лагерных отделениях.

Предлагается:

1. Министрам внутренних дел республик, начальникам УМВД по краям и областям провести до 1 августа 1947 г. концентрацию военнопленных австрийцев, румын и венгров внутри республик, краев и областей с таким расчетом, чтобы в специально отведенных для этих национальностей лагерных отделениях сосредоточить группы не менее 500 чел.3. Учет и содержание Выделить для этих национальностей лучшие лагерные отделения по жилфонду и характеру производства или строительства.

2. Начальникам спецгоспиталей впредь выздоровевших военнопленных румын, венгров и австрийцев направлять в специальные лагеря.

3. Министрам внутренних дел республик, начальникам УМВД по краям и областям к 1 июля 1947 г. донести количество военнопленных румын, австрийцев и венгров по каждому лагерю в отдельности, не подлежащих репатриации в 1947–1948 гг. как служивших в разведывательных, карательных органах и войсках, участников зверств и других преступлений на территории СССР, учтенных и разрабатываемых оперативными отделами.

4. Министрам внутренних дел республик, начальникам УМВД по краям и областям, в лагерях которых военнопленные румыны, венгры и австрийцы содержаться мелкими группами, в течение июня–июля 1947 г. отправить в ближайшие лагеря соседних республик и областей согласно приложению.

5. Для усиления политической работы среди венгров и румын начальнику Политотдела ГУПВИ МВД СССР генерал-майору т. Борисоглебскому:

а) до 20 июня 1947 г. провести выпуск венгерского и румынского секторов антифашистской школы и окончивших направить в лагеря, где предполагается концентрация этих национальностей;

б) дать указания политотделам и политаппарату лагерей об усилении культурного обслуживания этих национальностей;

в) совместно с оперативным управлением ГУПВИ представить до 20 июня 1947 г. мероприятия об ускорении прохождения входящей корреспонденции для венгров и румын.

6. Для улучшения материально-бытового положения венгров, румын и австрийцев начальнику ГУВС МВД генерал-майору интендантской службы т. Горностаеву дать указания ОУВС и управлениям лагерей:

а) о выдаче венграм, румынам и австрийцам полного комплекта постельных принадлежностей по военным нормам;

б) о дообеспечении военнопленных венгров, румын и австрийцев, используемых на работах в народном хозяйстве страны, кожаной обувью;

в) о выдаче лагерным отделениям, в которых содержатся исключительно венгры, румыны и австрийцы, основных продуктов питания (мясо, жиры, рыба) без заменителей;

г) о выдаче всем репатриируемым венграм по одной паре нового нательного белья и одному новому полотенцу.

Контроль за выполнением настоящей директивы возлагаю на моего заместителя генералполковника т. Чернышова.

Министр внутренних дел Союза ССР генерал-полковник С.Круглов Помета в верхней части 1-го листа документа «дополнен распоряжением № 476 1947 г.2».

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 835, л. 78–84. Подлинник.

Русский архив. С. 410–411.

* См. док. № 3.52.

№ 3.РАСПОРЯЖЕНИЕ МВД СССР № О ПОРЯДКЕ ПЕРЕПИСКИ ВОЕННОПЛЕННЫХ И ИНТЕРНИРОВАННЫХ, ОСУЖДЕННЫХ ВОЕННЫМИ ТРИБУНАЛАМИ 3. Учет и содержание Москва 12 июня 1947 г.

Сов. секретно Министрам внутренних дел республик Начальникам УМВД по краям и областям (по списку) В связи с поступающими запросами о возможности и порядке переписки военнопленных и интернированных, осужденных военными трибуналами, со своими родственниками разъясняю:

Переписка военнопленным и интернированным, осужденным военными трибуналами и находящимся в ИТЛ, со своими родственниками, проживающими на территории Советского Союза и за границей, не разрешается.

Зам. министра внутренних дел СССР генерал-полковник Чернышов Помета под документом синими чернилами «А. Кобулов».

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 840, л. 141. Подлинник.

3. Учет и содержание № 3.РАСПОРЯЖЕНИЕ МВД СССР № 447 О РАЗРЕШЕНИИ ВРУЧЕНИЯ ВОЕННОПЛЕННЫМ ДЕНЕЖНЫХ ПЕРЕВОДОВ, ПОСТУПАЮЩИХ ИЗ-ЗА ГРАНИЦЫ Москва 30 июля 1947 г.

Сов. секретно Министрам внутренних дел республик Начальникам управлений МВД по краям и областям Начальникам управления лагерей МВД для военнопленных Через Внешторгбанк и Исполком Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР в адрес военнопленных и интернированных, содержащихся в лагерях МВД, из-за границы, главным образом из Америки, от частных лиц поступают денежные переводы в иностранной валюте.

Предлагаю:

Разрешить вручение военнопленным денежных переводов, поступающих из-за границы.

Выдачу заграничных переводов военнопленным производить эквивалентными суммами в советских деньгах по существующему курсу.

Распоряжение Оперативного управления ГУПВИ МВД СССР № 521406 от 17 февраля 1947 г. в части, касающейся денежных переводов военнопленным, отменить.

Зам. министра внутренних дел Союза ССР генерал-полковник И. Серов ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 841, л. 125. Подлинник.

№ 3.СПРАВКА МВД СССР НА ИМЯ И.В. СТАЛИНА, В.М. МОЛОТОВА, Л.П. БЕРИИ, А.А. ЖДАНОВА О СОСТОЯНИИ И ХАРАКТЕРЕ ПЕРЕПИСКИ ВОЕННОПЛЕННЫХ НЕМЦЕВ, АВСРИЙЦЕВ, ВЕНГРОВ И РУМЫН ЗА ПЕРИОД С 1 ИЮНЯ ПО 1 СЕНТЯБРЯ 1947 г.

Москва 30 сентября 1947 г.

Сов. секретно т. Сталину т. Молотову т. Берии т. Жданову № 4864/к С 1 июня по 1 сентября с.г. военнопленными немцами, австрийцами, венграми и румынами было отправлено на родину 4 933 725 почтовых открыток, в том числе в Германию — 4 060 850, в Австрию — 242 220, в Венгрию — 449 739 и в Румынию — 180 916.

За это же время в адреса военнопленных поступило из-за границы 15 209 385 писем, в том числе из Германии — 12 520 165, из Австрии — 745 689, из Венгрии –1 385 081 и из Румынии — 558 450.

В письмах, отправляемых за границу, большинство военнопленных пишет о надежде на скорое возвращение на родину, сообщает об условиях содержания, отдыхе, состоянии здоровья и 3. Учет и содержание обращении со стороны администрации лагерей, призывает к построению новой демократической Германии.

Приводятся наиболее характерные выдержки из писем военнопленных:

Военнопленный Рихтгаммпер жене в г. Амберг (Германия):

«Я здоров, с нетерпением жду дня освобождения. Обращение с нами наилучшее. За хорошую работу мне был предоставлен 8-дневный отдых в очень благоприятных условиях».

Военнопленный Вайгл отцу в Марктредитц (Германия):

«У нас хорошая музыка, оркестр, получаем газеты с родины, бывает кино, слушаем радио и известия с родины. Могу хорошо разбираться в политике. Имею работу. У нас работает театр, еда хорошая. Надеюсь на скорое свидание».

Военнопленный Добихт жене в г. Нейбург на Дунае (Германия):

«Я писал тебе, Эльза, о нашем лагере и культурной жизни. Действительно, образцово и примерно в нашем лагере, в Советском Союзе. Клуб, кино, театр, прекрасные помещения для спорта и отдыха».

Военнопленный Файфер родственникам, проживающим в Саарской обл.:

«Если бы германское население хотя бы одну часть отваги и энергии, с которой оно вело войну с Советским Союзом, применило в борьбе с гитлеризмом, тогда бы денацификация пошла у нас совсем иначе. Но приступать к этому еще и сейчас не поздно. Мы имеем хорошего друга — Советский Союз, который нам поможет. Если бы на Западе мы имели таких друзей, то для немецкого народа было бы во всех отношениях лучше».

Военнопленный Штрайернагель жене в г. Райхельсгейм (английская зона оккупации Германии):

«Твоя фотография мне сказала все, могла не писать остального. Обо мне не беспокойся, живу хорошо; у вас, очевидно, не так. Теперь мне ясно, что англичане и американцы меньше думают о вас, чем русские. То, что вы получаете на неделю, мы получаем почти что на один день».

Военнопленный Дитмер отцу в г. Ашаффенбург (американская зона):

«Каковы виды на урожай Россия ожидает рекордного урожая, который одинаково нужен и здесь и там. Американец ведь снова половину уничтожит, тогда как Европа голодает».

Военнопленный Гассе отцу в г. Эльсфлет (английская зона):

«Скоро я вернусь на родину. Но прежде всего нужно помочь русскому народу восстановить то, что разрушила наша армия. Вы пишете, что ты, папа и брат мой ходите без работы. Нужно очистить нашу родину от проклятых фашистов так же, как в Восточной зоне, тогда и вы не будете безработными».

Военнопленный Крумферт родственникам в г. Берлин:

«Я терпеливо жду нашего возвращения на родину, где мы должны будем осуществить практически то, что накапливаем теоретически здесь. Мы должны осуществить полную демократизацию Германии и жить в вечном союзе с Россией. Лишь только такая политика гарантирует построение нашей Германии и ее дальнейший прогресс».

Военнопленный Штромаер жене в г. Фюссгейнгайм (французская зона оккупации):

«Я тебе должен открыто признаться, что мы боялись попасть в русский плен лишь потому, что министр пропаганды третьей империи Геббельс нас грубо обманывал. Два г., которые я провел в плену, оставили у меня наилучшие впечатления о русском народе, который свободно и мирно трудится и не имеет к нам той ненависти, которую он вправе к нам питать. Я вернусь домой с хорошим впечатлением о России».

Военнопленный Гергард родным в г. Лейпциг:

«В нашем лагере открыли дом отдыха, где мы в течение 10 суток не работаем, а только отдыхаем. Это настоящий отдых, днем читаем, играем, вечером устраивают для нас концерты, кино и другие увеселительные представления. Питание хорошее, белье дают чистое, но в дом отдыха не все попадают, а лучшие люди по работе».

Военнопленный Нестиан матери в г. Лейпциг:

«Газеты и журналы, которые мы в большом количестве получаем с родины, рисуют нам ясную картину выборов в Восточной зоне, а также и о том, что было проделано демократическими партиями в Германии. Я полностью убежден, что рабочий класс в Восточной зоне пользуется большой поддержкой русских в борьбе против плутократии и реакции».

Наряду с положительными отзывами в отдельных письмах встречаются клеветнические сообщения о Советском Союзе и отрицательные отзывы о жизни в лагерях.

3. Учет и содержание Военнопленный Просвиммер жене в Германию:

«Я живу плохо, тяжелая работа и вечный голод, надежды на возвращение домой нет».

Военнопленный Кехель жене в Германию:

«В настоящее время с питанием неважно, голод обычно нас сопровождает, работать приходится много, чувствую себя плохо, домой попаду, видно, нескоро».

Военнопленный Ценкнер родственникам в Германию:

«Я очень доволен, что мои вещи целы, а то в этих лохмотьях, в каких в настоящее время хожу, я не могу появиться дома».

Военнопленный Мангарт родственникам в Германию:

«Надеюсь, что пасху в 1948 г. [буду] проводить с вами. Да, уж прошло 2 года после окончания войны, а мы, военнопленные, сидим за колючей проволокой. Еще говорят о каком-то мире во всем мире, о социализме, в общем, прекрасные фразы, а нас держат за проволокой и разлучают сына с матерью, мужа с женой и отца с семьей».

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.