WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

практически все мужчины работоспособных возрастов служили в Вооруженных силах или были заняты на оборонных объектах. Гражданское население в значительно части бедствовало, нуждалось в предметах первой необходимости, в жилье, продуктах питания. И вопреки всем этим обстоятельствам иностранным военнопленным в СССР были гарантированы питание по нормам, установленным для гражданского населения, кров над головой, медицинское обслуживание и оплата за выполняемую работу. В Германии, где народы большинства стран антигитлеровской коалиции официально считались расово неполноценными и, следовательно, заведомо обреченными на уничтожение, подобное обращение с пленными было просто немыслимо...

Гибли ли военнопленные в СССР Согласно имеющимся документам, в лагерях для военнопленных умерло более 580 тыс. человек2. Среди основных причин смерти — боевые ранения, их последствия и осложнения, дистрофия на почве систематического недоедания, нервно-психические заболевания, вызванные душевными потрясениями в ходе военных действий, а также, разумеется, смерть в силу естественных причин и не столь редко — при попытке к бегству. Многие были на краю гибели еще в момент сдачи в плен. Так, после Сталинградского сражения из общего числа плененных более 500 человек находились без сознания, у 70% была дистрофия, практически все страдали от авитаминоза и находились в состоянии крайнего физического и психического истощения. Были широко распространены воспаление легких, туберкулез, болезни сердца и почек. Почти 60% пленных имели обморожения 2-й и 3-й степени с осложнениями в виде гангрены и общего заражения крови. Наконец, примерно 10% находились в столь безнадежном состоянии, что уже не оставалось реальной возможности их спасти3.

Называя столь веские причины смертности военнопленных в местах их содержания в нашей стране, составители сборника отнюдь не собираются списать на них гибель людей. Напротив, нами отстаивается точка зрения, согласно которой именно показатели смертности, состояния здоровья, трудовой и культурной активности в плену, а также доля возвратившихся на родину являются интегрирующими показателями при оценке политической воли лидеров государств и реального поведения органов власти и управления, отвечавших за содержание военнопленных. И факты подтверждают высказанную точку зрения: из общей численности военнопленных в СССР в лагерях умерло 15, а в Германии — 57 процентов4. Это соотношение чуть ли не математически точно передает кардинальные различия двух систем обращения с военнопленными, одновременно показывая и доказывая, на чьей стороне были право и справедливость, что явилось действительным источником Победы нашего народа в Великой Отечественной войне.

Как же сложилась действовавшая в СССР в военный период система работы с пленными из числа бывших военнослужащих вооруженных сил агрессора В силу известных причин вопросы содержания военнопленных не могли приобрести существенного хозяйственного и организационного значения в начальный период Великой Отечественной войны: ведь до ноября 1942 г. их насчитывалось чуть больше 10 тыс. человек5. И только с завершением Сталинградской битвы обстоятельства резко изменились. Массовая сдача в плен находившихся в окружении вражеских солдат и офицеров — голодных, раненых и больных, не по климатическим условиям одетых, создала множество трудностей советскому командованию.

Именно после Сталинградского сражения началось становление системы лагерей и госпиталей для массы военнопленных. В это время были приняты многие директивные документы, в соответствии с которыми Главное управление по делам военнопленных и интернированных Народного комиссариата внутренних дел СССР проводило всю работу по приему, размещению, содержанию, организации питания, медицинскому обслуживанию и трудовому использованию, учету и всем другим моментам, регламентирующим жизнь военнопленных.

Как показано во введении к настоящему сборнику, становление системы содержания, организации труда и быта военнопленных в СССР шло с большими трудностями и неоправданными издержками, подчас приводившими и к людским потерям. Неоднократно пересматривались то в сторону ужесточения, то в сторону смягчения документы, регулировавшие обращение с пленными. В обе стороны корректировались нормы их обеспечения продуктами питания. Нередко затягивались сроки репатриации военнопленных. И в то же время очень многое делалось, чтобы и в плену бывшие военнослужащие противника ощущали себя людьми, чтобы они могли поддерживать связи со своими родными и близкими и находили удовлетворение в труде.

С 22 июня 1941 г. по 8 мая 1945 г., согласно имеющимся документам Генерального штаба, частями Советской Армии было пленено 4377,3 тыс. вражеских военнослужащих. После разгрома Квантунской К читателям армии число военнопленных увеличилось на 639 635 человек. Скажем сразу, что не все взятые в плен брались под стражу на долгий срок. На завершающем этапе войны, после соответствующих проверок, военное командование само проводило репатриацию пленных. В общей сложности из прифронтовой полосы было направлено домой 680 000 пленных из числа бывших военнослужащих немецкой армии и 64 888 бывших военнослужащих армии Японии. Более 183 000 человек было отправлено домой даже без оформления на них каких-либо документов.

Сложившаяся в период Великой Отечественной войны объективная ситуация не позволяла ограничиваться пленением только лишь военнослужащих регулярной армии агрессора. Известно, что отступавшие войска, карательные и диверсионные органы противника подготавливали на оставляемой ими территории крупные формирования из числа своих пособников и агентов, которым вменялось в обязанность продолжение противоборства любыми доступными средствами. Поэтому в целях пресечения террористических актов и диверсий в тылу продвигающейся Советской Армии было интернировано 208 239 чел., «годных к физическому труду и способных носить оружие», а также 573 арестованных функционеров низовых нацистских партийных и административных органов. В плен попали и более 200 000 граждан Советского Союза, принимавших участие в войне на стороне Германии, и 14 100 выявленных военных преступников. Они находились в спецлагерях НКВД–МВД6i.

Всего на территории СССР и других государств наряду с 24 фронтовыми лагерями были сформированы и действовали 72 приемно-пересыльных пункта, более 500 лагерей и специальных объектов для военнопленных, 214 спецгоспиталей, 421 рабочий батальон, 322 лагеря органов репатриации военнопленных, интернированных и иностранных граждан. Через эти лагеря, госпитали и рабочие батальоны прошло более 4 млн военнопленных и около 300 тыс. интернированных7. Как по национальному составу, так и по своему гражданству военнопленные в СССР представляли пеструю картину: достаточно отметить, что в лагерях находились лица более 60 национальностей82. Таковы реальные масштабы этого до конца еще не изученного, крайне противоречиво оцениваемого и весьма существенного по своим долговременным последствиям аспекта Великой Отечественной и Второй мировой войны.

Резюмируя сказанное, назовем основные задачи, которые ставили перед собой составители настоящего сборника.

Во-первых, публикация объединенных в сборнике архивных материалов призвана содействовать полноте и объективности исторической памяти человечества за счет инкорпорирования в нее подлинных документов, отображающих наиболее надежные свидетельства о реальных событиях.

Во-вторых, настоящая публикация должна восполнить разительный пробел в документированной истории XX века, относящийся к самому драматическому и масштабному событию уходящего столетия — Второй мировой войне, а также к ее непосредственным последствиям.

В-третьих, сборник должен представить историкам, социологам, экономистам, правоведам, другим специалистам, а также широкой общественности подлинные документы, освещающие судьбы, трудовую деятельность и быт людей, содержавшихся в лагерях для военнопленных в СССР.

Наконец, составители сборника ставили перед собой важную в моральном отношении гуманитарную задачу — предоставить возможность семьям военнопленных, включая и родственников тех, кто не дожил до возвращения на родину, получить достоверную информацию, проливающую свет на судьбы их близких.

Таким образом, можно говорить не только о научном, но и о большом общественном значении настоящего издания. Опубликование корпуса документов, связанных с положением военнопленных в СССР, призвано также напомнить общественности и государственно-политическим кругам о непредсказуемости последствий войны для ее инициаторов. Остается надеяться, что настоящее издание будет служить формированию и распространению культуры мира, утверждению ее в умах, сердцах и делах как представителей широких общественных кругов, так и тех деятелей и лидеров, которые отвечают за принятие и реализацию ответственных государственно-политических решений. Мы также очень хотели, чтобы настоящая публикация стимулировала представителей исторической науки к более глубокому и объективному изучению событий Великой Отечественной и Второй мировой войны, побуждала к более критичной оценке публикаций исторических трудов на военные темы.

М.М. Загорулько Волгоград, май 2000 г.

К читателям Гуркин В.В., Круглов А.И. Кровавая расплата агрессора // Военно-исторический журнал. 1996. № 3. С. 32, 33; За Германию против Гитлера! Документы и материалы о создании и деятельности Национального комитета «Свободная Германия» и Союза немецких офицеров. М., 1993; Катынь. Пленники необъявленной войны. М., 1997; Русский архив: Великая Отечественная. Иностранные военнопленные Второй мировой войны в СССР. М.: Терра, 1996. Т. 24 (13).

Галицкий В.П. Вражеские военнопленные в СССР (1941–1945 гг.) // Военно-исторический журнал. 1990. № 9. С. 44–5.

Епифанов А.Е. Сталинградский плен: 1942–1956 годы (немецкие военнопленные в СССР). Мемориальный музей немецких антифашистов. М., 1999. С. 40–41.

Гуркин В.В., Круглов А.И. Кровавая расплата агрессора // Военно-исторический журнал. 1996. № 3. С. 33; Штрайт К.

Советские военнопленные — массовые депортации — принудительные рабоие // Вторая мировая война. Дискуссии. Основные тенденции. Результаты исследований: Пер. с нем. М.: Весь мир, 1997. С. 589.

Центр хранения историко-документальных коллекций (далее — ЦХИДК). Ф. 1/е, оп. 01, д. 6, л. 1.

См.: Документ № 3.93 настоящего сборника.

См.: Приложение 4 настоящего сборника; Безбородова И.В. Иностранные военнопленные и интернированные в СССР:

из истории деятельности Управления по делам военнопленных и интернированных НКВД–МВД СССР в послевоенный период (1945–1953 гг.) // Отечественная история. 1997. № 5. С. 172.

См.: Документ № 3.93 настоящего сборника.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.