WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 18 |

В качестве примера можно привести рассуждения о содержании солдатского обмундирования в "Инструкции ротным командирам" С.Р. Воронцова: "Под нитяные чулки или же на голую ногу под сапоги, ничего шерстяного, гарусного или бумажного носить не следует, потому что это для тела вредно, а при малейшей царапине растравляет глубокие и большие раны; подобные материи надо всегда носить сверх нитяных чулок или холстяных оберток, так как только одно льняное или посконное полотно или нитяные чулки для тела здоровы.

Чистые рубахи переменять по крайней мере не реже как два раза в неделю; это необходимо как для здоровья, так и из экономии, потому что рубахи более рвутся от долгой носки, чем от частого мытья.

Опрятность состоит в том, чтобы не только все на солдате было чисто, но также ничто бы не висело и не было разорвано, а было хорошо зашито, так чтобы и нитки не были видны. Ветхий мундир носить не стыдно, а разорванный весьма неприлично; сколько бы на нем ни было заплаток, если оне вшиты хорошо, обшиты ровно и плотно, так что нитки невидны, то и нет еще дурного виду. Этот пункт следует соблюдать и для экономии, потому что чем долее замедляют зашить разорванное, тем более оно рвется и, наконец, приходит в полную негодность"50.

Можно видеть, что во второй половине XVIII в. вопрос о зримом выделении военнослужащего из основной массы населения нигде не ставится, так как является очевидным. Задача отучения рекрута от крестьянских привычек и манеры поведения присутствует в наставлениях, дополняясь разъяснениями важности солдатской должности и роли армии в жизни государства.

Интересно, что в 1760-е – 1790-е гг. Австрия проводила собственную реформу обмундирования, весьма напоминавшую потемкинскую, и преследовавшую цели повышения функциональности военной формы. Новый мундир включал каску, короткую куртку и шаровары, обшитые внизу кожей.

Последняя реформа обмундирования в XVIII столетии – реформа Павла I не была вызвана необходимостью что-либо улучшить в мундире и диктовалась исключительно стремлением стереть память о Потемкине. Чисто внешне павловские мероприятия в области обмундирования носили характер контрреформы: возврат к европейскому покрою с ориентацией на прусскую моду. В данном случае аттрактивность возобладала над функциональностью, причем не только в мундире, но и в солдатской прическе. После 10 лет стрижки волос вернулись пудра и сало, букли и косы.

В проводимом в литературе сравнении павловской и потемкинской формы с точки зрения их практичности и удобства для солдата далеко не всегда учитываются все факторы. Автор одного из наиболее подробных на сегодняшний день исследований павловской реформы обмундирования и причин негативной реакции на нее не склонен идеализировать ни форму 1786 г., ни мундир, введенный императором ему на смену, и считает, что протест офицерского корпуса и общества носил не военно-практический, а исключительно идеологичеФункен, Л. 1) Европа XVIII век: Франция: королевская свита и пехота. Великобритания и Пруссия: пехота / Л. Функен, Ф. Функен. – М., 2003; 2) Европа XVIII век: Франция – Великобритания – Пруссия: кавалерия – артиллерия. Армии европейских стран / Л. Функен, Ф. Функен. – М., 2003.

Малышев, В.Н. Реформы Петра III в армейской одежде / В.Н. Малышев. – С. 20.

ПОТЕМКИН, Г.А. ОБ ОДЕЖДЕ И ВООРУЖЕНИИ СИЛ. 1783 / СООБЩ. М.А. БЕСТУ- ЖЕВ / Г.А. ПОТЕМКИН // РУССКАЯ СТАРИНА. – 1873. – Т. 8, № 11. – С. 724–725.

Там же. – С. 727.

Reveries or Memoirs upon the Art of War, by Field Marshal Count Saxe. London, 1757.

Инструкция ротным командирам за подписанием полковника графа Воронцова 1774 г., января 17 дня, в 17 пунктах состоящая, на листах // Военный сборник. – 1871. – № 11. – С. 34–35.

ский характер51.

Возвращая традиционный европейский покрой мундира, Павел не забывал и об удобстве солдата. Требования "для зимы делать фуфайки под камзол из овчины; а у камзолов сзади шнуровку", "кафтаны так шить, чтобы могли зимою по рукавам и прочим швам распускаемы быть для фуфаек" содержатся в пехотном уставе 1797 г.52, и именно при Павле в русской армии на смену епанче приходит шинель.

Переход русской армии в начале XVIII в. к европейской военной моде и решительный разрыв с традициями народного костюма были продиктованы стремлением зримо отделить солдатскую массу от поставлявшей ее социальной среды и подчеркнуть принадлежность солдата к служилому сословию, стоявшему на страже интересов государства. Дальнейшие крупные военные реформы преследовали цели экономии государственных средств (Петр III), повышения функциональности мундира и, как следствие, боеспособности армии (Г.А. Потемкин). Ни одна из них не ухудшала положения солдата. Павловская контрреформа носила двойственный характер: возвращаясь к отжившим формам в мундире и прическе, она пыталась по возможности повысить удобство мундира и комфортность солдата, особенно в зимних условиях. В целом мероприятия в области обмундирования шли в русле отношения к солдату, закрепленному уставами и наставлениями русской армии XVIII в.

Л.Е. Оглоблина, Р.В. Влазнев, Ю.В. Щербинина, Л.Е. Яковлева ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРОВЕДЕНИЯ РЕКРУТСКИХ НАБОРОВ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В XIX в.

Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ, проект № 08-01-70106а/Ц В современной историографии военной истории особое внимание уделяется национальному составу русской армии. В статье В.В. Лапина изучено состояние российской армии в XVI – начале XX вв., в частности ее национальные и региональные компоненты1. По мнению автора, Российская империя достаточно эффективно использовала ресурсы своего поликонфессионального населения. Марк фон Хаген, анализируя состав императорской армии2, пришел к выводу, что она представляла собой многонациональную вооруженную силу, которой командовал еще более космополитичный офицерский корпус. По мнению известного немецкого историка Д. Байрау, национальные традиции имели важное значение в комплектовании вооруженных сил Российской империи3.

В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ОТМЕЧЕНО ПОЯВЛЕНИЕ НЕСКОЛЬКИХ РАБОТ, ПОСВЯЩЕННЫХ СЛУЖБЕ ЕВРЕЕВ В РУССКОЙ АРМИИ. ТАК, В КНИГЕ Й. ПЕТРОВСКОГО-ШТЕРНА "ЕВРЕИ В РУССКОЙ АРМИИ: 1827 – 1914"4 РАССМОТРЕНЫ ПРОБЛЕМЫ ОТНОШЕНИЙ ТРАДИЦИОННОЙ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЫ И РУССКОЙ АРМИИ, А ТАКЖЕ СОЦИАЛЬНОПОЛИТИЧЕСКИЕ И ДУХОВНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ЭТИХ ОТНОШЕНИЙ. АВТОР СИСТЕМНО ПРОСЛЕЖИВАЕТ ИСТОРИЮ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ВОЕННОГО ВЕДОМСТВА С ЕВРЕЯМИ РОССИИ И ЦАРСТВА ПОЛЬСКОГО ОТ ПЕРВОГО ЕВРЕЙСКОГО РЕКРУТСКОГО НАБОРА 1827 Г. ДО НАЧАЛА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. ИСТОРИК РАСКРЫВАЕТ ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ ПОЯВЛЕНИЯ ЕВРЕЕВ НА ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ НА АРМИЮ И ГОСУДАРСТВО, НЕГАТИВНО ОЦЕНИВАЯ ВВЕДЕНИЕ РЕКРУТСКОЙ ПОВИННОСТИ ДЛЯ ЕВРЕЙСКОГО НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.

Небольшая по объему, но весьма содержательная статья А. Кухарука "Как забривали Хаима"5 посвящена принятию закона от 26 августа 1827 г., распространившего на евреев рекрутскую повинность. Автор не склонен видеть в факте принятия закона исключительно проявление ассимиляторских стремлений правительства, но полагает, что закон от 26 августа 1827 г. наряду с выполнением фискальных функций и определенным православным прозелитизмом дал правительству возможность влиять на относительно замкнутый мир еврейских общин, стимулируя в них образовательные процессы6.

В годы царствования императора Николая I была проведена большая законодательная работа по упорядочиванию рекрутской повинности, урегулированы правила найма, замены, откупа и производства наборов для различных категорий из податного сословия. Так, 26 августа 1827 г. были приняты два закона, которые изменяли место и роль военной службы в жизни евреев. По первому закону "О обращении евреев к отправлению рекрутской повинности в натуре, с отменою денежного с них сбора, вместо отправления оной положенного"7, учитывая колоссальные недоимки и многочисленность еврейских семей, им разрешили отбывать рекрутскую повинность натурою, предоставив при этом ряд существенных льгот.

Второй закон – "Устав рекрутской повинности и военной службы Евреев"8. Среди основных его положений можно выделить: денежный взнос с евреев, проживавших на территориях, где он был предусмотрен, принимался у обществ только при отсутствии недоимок в уплате податей, повинностей и долга у кагала (общества). Раскладка призываемого числа рекрутов производилась в еврейских общинах отдельно от христианских. От рекрутских наборов освобождались лично раввины, а также учащиеся и лица, окончившие школы, мастера фабрик. Согласно уставу, евреи призывались в возрасте от 12 до 35 лет, что свидетельствует о более жестких возрастных рамках, а также годные по здоровью.

С 12 лет они направлялись в заведения для подготовки к службе, с 18 лет для них начиналась действительная служба. Кроме того, устав предусматривал изменения условий несения повинности при переходе евреев в другое сословие, в отношении веры, при замене их "охотниками", приобретении зачетных квитанций и пр.

Изергин, А.М. Военный мундир эпохи Павла I: культурологические заметки / А.М. Изергин // Культурологические исследования в Сибири. – 2000. – № 2. – С. 85 – 93.

Его императорского величества воинский устав о полевой пехотной службе. – М., 1797. – С. 206, 208.

Лапин, В. Армия империи – империя в армии: организация и комплектование Вооруженных сил России в XVI – начале XX вв. / В. Лапин // Ab Imperio. – 2001. – № 4. – С. 109 – 140.

М. фон Хаген. Пределы реформ: национализм и русская императорская армия в 1874 – 1917 годы / М. фон Хаген // Отечественная история. – 2004. – № 5. – С. 37 – 49.

Байрау, Д. Империя и ее армия / Д. Байрау // Новый часовой. – 1997. – № 5. – С. 19 – 39.

Петровский-Штерн, Й. Евреи в русской армии: 1827 – 1914 / Й. Петровский-Штерн. – М., 2003.

Кухарук, А. Как забривали Хаима: Распространение натуральной рекрутской повинности на еврейское население / А. Кухарук // Родина. – 2002. – № 4–5. – С. 74 – 76.

Кухарук, А. Как забривали Хаима: Распространение натуральной рекрутской повинности на еврейское население / А. Кухарук // Родина. – 2002. – № 4–5. – С. 75.

Полное собрание законов Российской империи (далее – ПСЗ). Т. II. № 1329.

ПСЗ. Т. II. № 1330.

Необходимо отметить, что на флот евреев-рекрутов брали неохотно. Так, с 1835 по 1844 гг. морское министерство их совсем не принимало. Чиновники отмечали "врожденную хитрость" евреев, вследствие чего они всячески старались уклониться от службы. По причине их малосильности и непривычности к тяжелому физическому труду власти не назначали их на работы в порт мастеровыми9. Отмечались случаи их дезертирства и занятия контрабандой.

Рекрутчина, особенно в 1840 – 1859-е гг., в значительной степени ударила по хозяйскому благосостоянию еврейских обществ. Несколько раз в конце 1820-х гг. предпринимались попытки брать дополнительных рекрутов в счет налоговых недоимок – по одному взрослому еврею за 1000 рублей и по одному ребенку – за 500 рублей недоимок10, но, видя, с какой готовностью губернское начальство идет на замену недоимок рекрутами, Николай эту практику отменил. К ней вернулись в начале 1850-х гг., когда накануне Крымской войны правительство не останавливалось ни перед чем ради того, чтобы максимально увеличить численность армии.

Из анализа вышеприведенных законодательных актов очевидно, что евреи были обязаны поставлять рекрутов армии по более высокой норме, чем остальное население. Современники отмечали их особо тяжелое положение, плач матерей. Лучинский Ф.Я. описывал случай, увиденный им в 1830-х гг. в Киевской губернии, г. Чигирине, во время рекрутского набора. В рекрутское присутствие был приведен мальчик-еврей "лет 9 или 10, полненький, розовый, очень красивый". Когда мать узнала, что он принят, то побежала к реке и бросилась в прорубь11.

И хотя еврейские общины более активно сопротивлялись рекрутским наборам, власти успешно преодолевали нежелание евреев служить и собирали нужное количество рекрутов. Так, за три года Крымской войны было призвано около 30 000 человек. Один офицер, который стал свидетелем рекрутского набора в Бессарабии, проявил сочувствие матерям, которые отчаянно цеплялись за своих детей, уводимых солдатами. Однако двое его сослуживцев отреагировали на это иначе: "Русских не спрашивают, забирая их детей. А чем евреи лучше Правила должны быть одинаковы для всех"12. Мы видим, что население, на плечи которого тяжелым бременем ложилась рекрутчина, не хотело делать исключений ни для каких этнических групп. Все должны были находиться в равных условиях. Однако евреи с первых лет несения воинской повинности сопротивлялись рекрутчине, которая была воспринята еврейскими обществами как тягчайшее бремя.

По донесениям чиновников III отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, привлечение евреев к несению рекрутской повинности произвело самое благоприятное впечатление "на жителей католического и других христианских исповеданий"13, в то время как сами евреи не разделяли общего мнения. В особенности это касалось распоряжения о внесении в очередные рекрутские списки детей с 12-летнего возраста. Такое же отношение было и к другим национальным меньшинствам, проживавшим в Российской империи, – латышам, полякам и др. Например, латыши часто становились жертвами дискриминационной политики военных властей. Это выражалось в том, что их били за неподчинение командам офицеров, отдаваемых на русском языке, которого они не понимали. Бесспорно, такая политика представляла собой попытку ассимилировать с русским большинством изолированные этнические меньшинства, населявшие западные окраины империи.

Подобная политика проводилась и в отношении староверов и сектантов. Обычно их направляли в воинские подразделения на Кавказ.

Им не давали отпуска и увольнения до тех пор, пока они не примкнут к официальной церкви. К ним не было претензий до тех пор, пока они открыто не выражали своих пацифистских убеждений. Так, например, в июле 1818 г. министру юстиции Д.И. Лобанову-Ростовскому был подан рапорт от тамбовского губернатора Безобразова о крестьянах-духо-борах, судимых за отказ от принятия военной присяги. Тамбовская палата уголовного суда постановила наказать их кнутом (по 40 – 50 ударов), заключить в кандалы с "постановлением знаков" и сослать на каторжные работы в г. Нерчинск, а их помещику засчитать их за рекрутов, так как к военной службе они оказались годными.

Правда, позднее ссылка на каторгу была заменена их отправкой в отдельный Грузинский корпус14. Таким образом, наказания сектантам выносили суровые.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.