WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 18 |

Рогулин, Н.Г. Военное законодательство как источник по истории воспитания и обучения рекрутов в русской армии в XVIII – первой половине XIX вв. / Н.Г. Рогулин // Историография и источниковедение отечественной истории : сб. науч. ст. – СПб., 2005. – Вып. 4. – С. 86 – 98; Рогулин, Н.Г. Вопросы повседневной жизни чинов русской армии в новейших отечественных исследованиях. / Н.Г. Рогулин // Историография и источниковедение отечественной истории : сб. науч. ст. – СПб., 2005. – Вып. 4 – С. 99 – 106.

Ячменихин, К.М. Армия и реформы: военные поселения в политике российского самодержавия / К.М. Ячменихин. – Чернигов, 2006.

Кострикина, О.А. Рекрутская и постойная повинности уездного мещанства в конце XVIII – первой половине XIX в. (на примере Ярославской губернии) / О.А. Кострикина // Социальная история российской провинции : материалы Всероссийской научной конференции. – Ярославль, 2006. – С. 18 – 25.

Белоусов, С.В. Провинциальное общество и отечественная война 1812 года (по материалам Среднего Поволжья) / С.В. Белоусов. – Пенза, 2007.

В том числе и наши публикации: Субботина (Яковлева), Л.Е. Идеи строительства полковых слобод в XVIII веке / Л.Е. Субботина (Яковлева) // Катанаевские чтения : материалы Шестой Всероссийской научно-практической конференции / отв. ред. О.В. Гефнер, М.А. Жигунова, Н.А. Томилов. – Омск : 2006. – С. 21 – 23; Ее же. Расквартирование войск в царствование Петра I / Л.Е. Субботина (Яковлева) // Гуманитарные науки: проблемы и решения: Вып. IV: Межвузовский сборник научных статей / под ред. А.А. Слезина. – СПб. : Нестор, 2006. – С. 122 – 132; Ее же. Натуральный постой в XVIII – XIX вв. : через льготы к цивилизованным формам отношений армии и населения / Л.Е. Субботина (Яковлева) // Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. – Тамбов, 2007. – Вып. 2 (46). – С. 136 – 140; Ее же. Русский солдат на военном посте в период царствования Александра I / Л.Е. Субботина // Армия и общество в Российской истории XVIII – ХХ вв. : сб. тр. междунар.

заочной науч. конф. – Тамбов, 2007. – С. 72 – 77; Ее же. Взаимоотношения военных и гражданского населения при исполнении постойной повинности в 50 – 60-е гг. XIX в. / Л.Е. Субботина // Армия и общество в Российской истории XVIII – ХХ вв. : сб. тр. междунар. заочной науч.

конф. – Тамбов, 2007. – С. 78 – 85.

Wirtschafter, E.K. From Self to Russian Soldier / E.K. Wirtschafter. – Princeton University Press, 1990.

Там же. – P. 85.

Bushnell, J. Mutiny amid Repression: Russian Soldiers in the Revolution of 1905-1906. / J. Bushnell. – Bloomington, 1985.

Beyrau, D. Militar und Gesellschaft im vorrevolutionaren Russland / D. Beyrau. – Gologne, 1984; Байрау, Дитрих. Империя и ее армия / Дитрих Байрау // Новый часовой. – СПб., 1997. – № 5. – С. 19 – 39.

Keep, John L.N. Soldiers of the Tsar: Army and Society in Russia, 1462 – 1874. / John L.N. Keep. – Oxford, 1985.

Benecke, W. Militaer und Geselschaft im Russischen Reich. Die Geschichte der Allgemeinen Wehrplicht 1874 – 1914. / W. Benecke. – Habilitationsschrift. Muenchen, 2006.

остаются без внимания исследователей. Несомненным плюсом работ западных историков является и привлечение большого массива источников как цен- тральных, так и региональных архивов. В обобщающих работах по истории армии XVIII–XIX вв. раскрывается роль вооруженных сил для государства в целом, интересно представлено изучение роли военного сословия в социальной структуре Российского общества.

Несмотря на появляющиеся в последнее время исследования, работы, касающиеся постоя и размещения военных, как в отечественной, так и в зарубежной историографии единичны. Таким образом, современная историографическая ситуация изучения постойной повинности, размещения армии в России XVIII–XIX вв. характеризуется наличием серьезных проблем, разрешение которых возможно на пути дальнейшего углубленного анализа означенных вопросов как в общероссийском, так и в региональном масштабе.

Н.Г. Рогулин К ВОПРОСУ О ФАКТОРАХ, ВЛИЯВШИХ НА ЭВОЛЮЦИЮ РУССКОГО МУНДИРА В XVIII в.

Качество и удобство военной формы оказывают колоссальное влияние на повседневную жизнь армии. Солдат носит мундир весь срок своей службы от момента призыва до демобилизации. Поэтому изучение форменного костюма как основного вещественного источника по истории повседневной жизни армии и всех обстоятельств его возникновения и эволюции является исключительно актуальным.

Работы по униформологии по большей части описывают перемены внешнего облика форменного военного костюма, но реже обращаются к причинам, вызывавшим эти перемены39. В качестве основного фактора, влиявшего на перемены в форме одежды, чаще всего называются вкусы самодержцев40, но невыясненными остаются мотивы, которыми руководствовался император или императрица, проводя масштабную замену военного мундира. Между тем, представляется, что реформы военного костюма стояли в прямой связи со взглядами на место солдата в обществе и отношением к нему со стороны правительства.

На протяжении XVIII в. русская армия пережила три крупномасштабные реформы обмундирования: Петра I, Екатерины II (обычно называемую "потемкинской") и Павла I. Каждая из реформ преследовала свои цели, но в них отразились представления о месте армии, и ее основных задачах.

Перемена обмундирования русской армии при Петре Великом так же, как и ее предыстория, достаточно полно исследована специалистами в области униформологии41. Но даже в наиболее обстоятельной работе С.А. Летина лишь фиксируется факт перехода от "венгерского платья" к мундирам французского и немецкого образца42. Представляется, что этот переход стал естественным шагом в комплексе мероприятий по созданию армии как социального института, оторванного от населения и служащего опорой престолу.

Военный мундир, как любой форменный костюм, обладает несколькими основными качествами.

1) Функциональность, т.е. соответствие своему назначению, позволяющее его носителю выполнять свои профессиональные обязанности. Видный русский военный педагог и теоретик М.И. Драгомиров в свое время определил мундир следующим образом: "Мундир – это наша рабочая одежда. Только работа у нас особая".

2) Аттрактивность, т.е. внешняя привлекательность форменного костюма. В истории русской армии это качество мундира играло далеко не последнюю роль, так как в зависимости от внешней эффектности военной формы облегчается или затрудняется не только комплектование офицерским составом, но и степень воздействия на окружающих, прежде всего, гражданское население, усиливая или ослабляя уважение к мундиру и его носителю.

3) Традиционность, т.е. включение в форменный костюм элементов преемственности, сознательное обращение при его проектировании к образцам обмундирования прошлых эпох. Традиционность мундира несет в себе воспитательный заряд и используется для воздействия на нравственность военнослужащих, подчеркивая преемственность или, напротив, обозначая принципиально новый характер вооруженных сил.

В перемене форменного костюма Петром I имел место не только сознательный отказ от элементов традиционности, но и ухудшение функциональности. Разрыв с традиционным русским платьем (а платье "венгерского покроя" носилось и мирным населением) позволял выделить солдата из общей массы, подчеркнуть его исключительность и, таким образом, противопоставить представителям социальной среды, из которой солдат вышел, – крестьянству, не говоря уже о стрельцах. При этом замену меховых шапок и сапог, присущих прежнему военному костюму, на треугольные шляпы и чулки с башмаками вряд ли можно назвать равноценной в климатических условиях России, почему некоторые элементы народного костюма (шубы, шапки, валенки), не будучи обозначены в уставах и регламентах, продолжали использоваться на практике43.

Однако предпринятый Петром демонстративный разрыв с традициями народного костюма можно поставить в прямую связь с главной воспитательной задачей, проводившейся в армии, – отучить рекрута и солдата "от подлого вида и привычек крестьянских". Эта задача формулируется при Петре и исправно переходит во все уставы и наставления вплоть до Павла I.

Новшеством, укоренившимся при преемниках Петра и стеснившим солдат, стала мода пудрить волосы. Однако напудренные волосы служили таким же символом, как и европейская одежда. Разницей в покрое костюма и прическе проводилась зримая граница между солдатом и дворянином с одной стороны, и крестьянином и купцом – с другой, т.е. между служилым и податным сословиями, где солдат становился нижним звеном в управляющей вертикали. Эта зримая разница давала понять, что солдаты призваны отстаивать интересы правящего сословия44.

После Петра русский мундир незначительно изменяется в деталях без каких-либо кардинальных новшеств, и в основном следует общеевропейской военной моде. Для принципиальных изменений нет оснований – оружие пехоты и кавалерии не изменяется, как следствие не меняется и тактика, т.е. именно те факторы, которые будут существенно влиять на военный мундир в конце XIX – начале XX в.

В связи с этим следует остановиться на тех изменениях, которые произвел в русском обмундировании Петр III.

Укоренившееся в литературе мнение о том, что новый император переодел русскую армию в мундиры прусского образца, представляется необоснованным. Прежде всего, никакого "прусского образца" обмундирования в природе не существовало. Укорочение и утеснеГлинка, В.М. Русский военный костюм XVIII – начала XX в. / В.М. Глинка. – Л., 1988; Летин, С.А. Русский военный мундир XVIII века / С.А. Летин. – М., 1996; Леонов, О. Регулярная пехота 1698 – 1801 / О. Леонов, И. Ульянов. – М., 1995.

Введенский, Г.Э. Пять веков русского мундира / Г.Э. Введенский. – СПб., 2005. – С. 8; Униформоведение военное // Специальные исторические дисциплины. – Киев, 1992. – С. 263 – 270.

Помимо упоминавшихся общих работ можно назвать ряд статей: Его- ров, В. Солдаты смоленских полков 1-я четв. XVIII в. / В. Егоров // Цейхгауз. – № 4 (1/1995). – С. 8, 9; Паласиос-Фернандес, Р. 1) Музыканты выборных московских солдатских полков: К вопросу о ношении западноевропейской одежды в Московии XVII в. / Р. Паласиос-Фернандес // Цейхгауз. – № 7 (1/1998). – С. 7 – 9;

2) О происхождении цветов Петровской лейб-гвардии / Р. Паласиос-Фернандес // Цейхгауз. № 5 (1/1996). С. 4 – 7.

Летин, С.А. Русский военный мундир XVIII века / С.А. Летин. – С. 8 – 10.

Быт русской армии XVIII – начала XX в. / сост. С.В. Карпущенко. – М., 1999. – С. 135–136.

Малышев, В.Н. Реформы Петра III в армейской одежде / В.Н. Малышев // Военное прошлое государства Российского: утраченное и сохраненное : материалы Всероссийской научно-практической конференции. – СПб., 2006. – Ч. 3. – С. 20.

ние военной одежды произошло в прусской армии в 1720-е гг. Те же процессы прошли и в других европейских армиях (кроме русской)45.

Реформа обмундирования, предпринятая Петром III, преследовала две цели: сбережение государственных средств и приближение внешнего вида к общеевропейскому стандарту. Обстоятельно исследовавший этот вопрос В.Н. Малышев пишет: «Общее "утягивание"» ширины мундира, камзола и штанов, скашивание назад пол мундира, уменьшение длины и ширины обшлагов рукавов, уменьшение длины пол камзола сантиметров на двадцать значительно дополняло общую экономию дорогого сукна. А в целом в силуэте нового мундира наметился переход, когда военный мундир русской армии стал более близок к силуэту мундира конца XVIII столетия, нежели к петровскому кафтану. Кроме того, из сукна, отпущенного по старым стандартам, можно было либо одеть больше солдат, либо сэкономить на этом деньги. Итак, задуманная реформа обмундирования была вполне оправдана экономически, создавая изрядную экономию денег. Кроме того, она была оправдана эстетически, создавая образ передовой армии"46.

Основанием для сравнения нового мундира с мундирами армии Фридриха II кроме измененного покроя служили введенные декоративные элементы, копировавшие прусские образцы: галунные "восьмерки" и "шлейфы" (расшитые петлицы) на груди у унтер-офицерских и офицерских мундиров, отказ от красного цвета камзолов и замена его белым и палевым, что объяснялось трудностью изготовления качественного красного сукна и необходимостью его приобретения за границей.

Критикуя новый мундир, говоря о нем как о "прусском" и "кургузом", никто не мог привести главных аргументов и сказать, что новый мундир стесняет движение солдата, является менее удобным и функциональным, чем прежний. Этого не могло быть сделано, так как принципиальный крой не был изменен.

Екатерина II, ловко воспользовавшись недовольством нововведениями Петра III, в 1763 г. ввела новый мундирный регламент, фактически повторивший мундир Петра III, но без прусского декора. Мундир остался неизменным до 1783 г., когда Г.А. Потемкин положил в основу его проектирования совершенно иные принципы: функциональность и удобство для солдата.

В знаменитой записке "Об одежде и вооружении сил" 1783 г. Потемкин изложил взгляд на военный мундир, который нельзя не признать прогрессивным и актуальным: "Красота одежды военной состоит в равенстве и в соответствии вещей с их употреблением. Платье чтобы было солдату одеждою, не в тягость, всякое щегольство должно уничтожить, ибо оно – плод роскоши, требует много времени и иждивения, и слуг, чего у солдата быть не может"47.

Потемкин подробно рассмотрел предметы обмундирования и снаряжения, исходя не только из их практического удобства, но и стоимости затрат на их содержание солдатом. Предлагая провести улучшение военной формы, отказаться от пудрения волос, изменить амуницию, Президент Военной коллегии в заключение подчеркнул: "Ежели все сии, столь очевидныя в теперешних мундирных и других вещах, неудобства исправить, то солдат, сверх других многих выгод, будет иметь еще от своего жалованья в остатке, против теперешних издержек, до 2-х рублей"48.

Можно отметить, что подобные взгляды высказывались не только в России, но и в Европе. Например, знаменитый полководец и военный теоретик Мориц Саксонский посвятил критике существующей военной формы вторую главу своего сочинения "Мои мечтания"49.

Мысли об удобстве солдатского мундира, об экономии солдатских средств не родились на пустом месте. Они были подготовлены всем предшествующим военным законодательством екатерининского времени, развиты и дополнены наставлениями полковых командиров, таких, как А.В. Суворов, С.Р. Воронцов, Р.И. Мейендорф и др.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.