WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 18 |

Ландштурмист Йозеф Фаркаш из 39-го венгерского пехотного полка, распив с сослуживцами десять литров украденного вина, проник на веранду расположенного поблизости дома и изнасиловал отдыхавшую там румынскую девушку Э. Станку.136 Стремясь сломить сопротивление упорно защищавшейся жертвы, обвиняемый пустил в ход штык. Звуки борьбы привлекли внимание проходившего рядом патруля, от которого Йозеф Фаркаш укрылся в глубине жилого помещения. Сбежавшимся на крики соседям обвиняемый приказал разойтись, а сам, перенеся истекавшую кровью жертву во двор, отправился сообщить собутыльникам, что все подготовлено для группового изнасилования. Но осуществить задуманное им не удалось, поскольку Э. Станка скончалась от последствий изнасилования и штыкового ранения. Утром следующего дня к дому, где квартировал Йозеф Фаркаш, пришла мать жертвы и попросила у насильника кусок шпагата.

Ее намерения не вызывали сомнений: убитая горем женщина собиралась свести счеты с жизнью. Свидетели уже успели довести до сведения командира, что Йозеф Фаркаш совершил преступление. Взятый под арест, он не стал оспаривать свидетельские показания, заявив, что ничего не помнит137.

Ход судебного процесса, проходившего в июле 1918 г., отразил различия в подходах к наказанию подобного преступления гражданским и военным правосудием. Военный трибунал 6-ой армии, слушавший дело, сумел найти для подсудимого смягчающие обстоятельства (!), абсолютно не приемлемые в практике гражданской юстиции. Перед военными судьями предстал не только насильник, но и прекрасно характеризуемый командирами солдат: прослуживший на фронте более двух лет, спокойный и заботливый, хорошо знающий свое ремесло. При назначении срока наказания, включившего двухмесячное нахождение в предварительном заключении, были учтены интересы военной службы и "невинной семьи подсудимого". В совокупности подсудимый получил четыре года и шесть месяцев тюремного заключения, что несоизмеримо с тяжестью совершенного им преступления138.

Свидетельствует ли данный приговор о наличии "двойного стандарта", проявлявшегося в ограничении военно-судебными органами размера штрафных санкций по отношению к собственным военнослужащим Румыния к тому времени уже вышла из войны, подписав в мае 1918 г. Бухарестский договор. Австро-венгерская сторона не была заинтересована в афишировании фактов недостойного поведения своей армии.

Ключ к пониманию скрытого от общественности того времени механизма военной юстиции дает содержащаяся в тексте приговора фраза об интересах "невинной семьи подсудимого"139. На весах облаченной в униформу Фемиды они оказались более значимыми, нежели невинной семьи жертвы. Это вполне объяснимо, учитывая, что дело слушалось в закрытом заседании, на которое не могли быть приглашены родственники погибшей девушки, но отнюдь не оправдывает некоторой тенденциозности военного правосудия.

С другой стороны, военный трибунал был мало озабочен защитой "чести мундира", отринув удобную для подсудимого версию о тяжелом алкогольном опьянении, якобы ставшего причиной трагедии. Заключение судебной медицинской экспертизы установило, что Йозеф Фаркаш действительно был пьян в момент совершения преступления, но не настолько, чтобы не отдавать отчета в своих действиях.

Военно-судебный орган не стал списывать жуткий эксцесс на минутное умопомрачение изголодавшегося по женщинам фронтовика, а убедительно доказал, что преступление носило заранее спланированный характер, на отрицании которого строилась линия защиты140.

Возможный аргумент о незначительности наложенного на подсудимого наказания, заслуживавшего смертной казни, вступает в противоречие с правовыми реалиями последнего года войны. С ноября 1917 г. сфера действия законов военного времени заметно сократилась141, а вероятность вынесения смертного приговора в обычном судопроизводстве была крайне низкой. Исторический парадокс состоял как раз в том, что бесчинствовавшая солдатня сделала своим заложником остро нуждавшееся в людских ресурсах государство, широко прибегавшее РГВИА. В. 1606. Оп. 2. Д. 1065. Л. 50.

Hankel, G. Die Leipziger Prozesse. Deutsche Kriegsverbrechen und ihre strafrechtliche Verfolgung nach dem Ersten Weltkrieg / G. Hankel. – Hamburg, 2003; Wachtler, M. Krieg in den Bergen. Dolomiten / M. Wachtler, G. Oberegs. – Bozen, 2003; Wachtler, M. Menschen im Krieg. Der Erste Weltkrieg in den Bergen / / M. Wachtler. – Bozen, 2005; Holzer, А. Augenzeugen. Der Krieg gegen Zivilisten. Fotografien aus dem Ersten Weltkrieg / А.

Holzer // Fotogeschichte. Beitrge zur Geschichte und sthetik der Fotografie, 22 Jg., H. 85/86, Marburg, 2002.

Austro-Magyar judikal crimes. Persecutions of the jugoslavs. Political trials. 1908 – 1916. With a preface by W. Johnson–Hicks. London, 1916;

Reiss R.A. Report upon the Atrocities commited by Austro-Hungarian Army during the First Invasion of Serbia. London, 1916; Арадска тврhaba.

Aустро-угарский логор за истребленье Срба, 1914 – 1918. Темишвар, 1994; Военные преступления Габсбургской монархии 1914 – 1917. Trumbull.Corn. 1964. Кн. 1–2; Hautmann, H. Der Erste Weltkrieg und unsere Zeit / H. Hautmann // Mitteilungen der Alfred Klahr – Gesellschaft. – 2004. – № 3;

Hautmann, H. Die sterreichisch-ungarische Armee auf dem Balkan / H. Hautmann // Kriegsverbrechen in Europa und im Nahen Osten im 20. Jahrhundert. – Hamburg- Berlin – Bonn, 2002.

Виноградов, В.Н. Румыния в первой мировой войне / В.Н. Виноградов. – М., 1969.

sterreichisches Staatsarchiv (Wien) – Kriegsarchiv – Militrgerichtsarchiv, Feldkriegsgericht der 6. Armeekommando (Quartiermeisterabteilung), Karton 7889/18, Strafakt K 2483 / 18, Josef Farkas, Urteil vom 26.07.1918.

sterreichisches Staatsarchiv (Wien) – Kriegsarchiv – Militrgerichtsarchiv, Feldkriegsgericht der 6. Armeekommando (Quartiermeisterabteilung), Karton 7889/18, Strafakt K 2483 / 18, Josef Farkas, Urteil vom 26.07.1918.

Ibidem.

Ibidem.

sterreichisches Staatsarchiv (Wien) – Kriegsarchiv – Militrgerichtsarchiv, Feldkriegsgericht der 6. Armeekommando (Quartiermeisterabteilung), Karton 7889/18, Strafakt K 2483 / 18, Josef Farkas, Urteil vom 26.07.1918.

Muhri Georg A. Das Standrecht in sterreich im 19. Jahrhundert bis 1938. Graz, 1998. S. 144. Распоряжением от 24 мая 1917 г. сфера действия законов военного времени (Standrecht) была ограничена театром боевых действий.

к практике амнистий и отсрочек от исполнения приговора142. Закончившим тюремные университеты Терезиенштадта и Меллерсдорфа было трудно удержаться от рецидива в условиях одряхлевшей государственной машины, поглощенной поиском новобранцев. Правовой нигилизм, вытекавший в описанном выше случае из успевшего пустить корни "комплекса оккупанта", стал нормой жизни. Компания собутыльников распивала похищенное вино, не обращая внимания на аморальность факта кражи. На чужой территории военнослужащие оккупационной армии чувствовали себя "хозяевами жизни", не считаясь с интересами побежденных. Направление мыслей приобретших власть над мирным населением военных, очевидно, совпадало с мышлением средневековых ландскнехтов, терзавших отданный им на разграбление город.

Нормы "цивилизованного поведения" отступали на задний план, освобождая место самым темным сторонам человеческой личности.

Нельзя сбрасывать со счетов и национальный аспект. Культивировавшийся в венграх великодержавный шовинизм прививал пренебрежительное отношение к представителям "угнетенных наций"143 Австро-Венгрии, к числу которых принадлежало румынское национальное меньшинство в Трансильвании. Сложно было ожидать от воспитанного в духе превосходства венгерской нации военнослужащего толерантности по отношению к уже знакомому по дискриминации народу, пусть и обладавшего собственной государственностью.

В.В. Кондрашин КРЕСТЬЯНСТВО ПОВОЛЖЬЯ И КРАСНАЯ АРМИЯ В 1918 г.

Массовые мобилизации крестьянского населения Поволжья в Красную армию начались в связи с мятежом чехословацкого корпуса. Реакцией на него явился декрет ВЦИК от 29 мая 1918 г. "О принудительном наборе в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию".Этот набор так же, как и все последующие, проходил на базе всеобщей воинской повинности и классового принципа организации Красной армии. В августе 1918 г. была объявлена мобилизация в трех уездах Симбирской губернии, подконтрольных Советской власти (Ардатовском, Алатырском и Корсунском), в уездах Саратовской губернии и 6 уездах Казанской губернии. Мобилизации подлежали граждане 1897–1898 гг. рождения и бывшие артиллеристы и кавалеристы 1891 – 1895 гг. гождения.2 Следующая массовая мобилизация крестьянской молодежи началась в сентябре-декабре 1918 г. Кроме того, в сентябре 1918 г. РВС Республики объявил о повсеместной мобилизации в Красную Армию бывших офицеров, унтер-офицеров, военных чиновников, медицинского персонала, рабочих и крестьян пяти призывных возрастов.Крестьянские мобилизации 1918 г. проходили в условиях тяжелейшего военного положения Советского государства. Большевики теряли власть то в одном, то в другом регионе страны. В Поволжье из-под контроля Советской власти вышли Самарская губерния, значительная часть Симбирской и Казанской, а также ряд уездов Саратовской губернии. Тем не менее, регион располагал значительными людскими ресурсами для пополнения Красной Армии. В частности, на воинском учете в 7 губерниях Поволжья состояло свыше 450 000 человек, в том числе на подконтрольной Советской власти территории – до 300 000 человек.Военно-мобилизационная работа в регионе осуществлялась структурами Приволжского военного округа. В первую очередь, в крестьянской среде была развернута активная агитационно-пропагандистская работа. С помощью специальных воззваний, распространяемых военными комиссариатами, крестьянам внедрялась мысль о необходимости защиты Советской власти, над которой нависла страшная угроза.

Однако эти воззвания так же, как и вся агитационная кампания в целом, не дали ожидаемых результатов. С первых же дней призыва местные органы Советской власти столкнулись с противодействием основной массы крестьянства. По региону прокатилась волна крестьянских выступлений на почве недовольства принудительной мобилизацией. Одновременно в сельской местности появились первые дезертиры, ставшие активной частью крестьянского сопротивления государственной политике.

В июне 1918 г. в Казанской губернии получают распространение факты отказа крестьян от мобилизации, в ряде волостей крестьянские сходы выносят постановления о лишении наделов сельчан, записавшихся добровольно в Красную Армию.5 В Козмодемьяновском уезде данной губернии, наряду с отказом большинства населения от исполнения воинской повинности, происходят убийства крестьян-добровольцев, подвергается разграблению имущество их семей.6 Таким же негативным было отношение к мобилизации и в других губерниях Поволжья. Например, в политсводке Восточного фронта от 3 августа 1918 г. сообщалось, что крестьяне Сызранского уезда Симбирской губернии объявляют себя беспартийными и заявляют, что "в никакую армию не пойдут".7 В августе 1918 г. в Нижне-Ломовском уезде Пензенской губернии была сорвана мобилизация артиллеристов и кавалеристов.8 В г. Курмыше Симбирской губернии 4 октября 1918 г. происходит восстание на почве мобилизации.9 29 октября 1918 г. взбунтовались мобилизованные крестьяне с.

Промысловки Астраханского уезда.10 Дезертиры становятся не только участниками, но и организаторами крестьянских выступлений против политики власти: например, 20 ноября 1918 г. в с. Шумково Лаишевского уезда Казанской губернии, 17–18 декабря 1918 г. в с.

Средне-Погромное Царевского уезда Астраханской губернии и т.д.Подобное неприятие крестьянством мобилизаций в Красную Армию оказалось характерным не только для Поволжья. Волнения мобилизованных происходили практически во всех губерниях, подконтрольных Советскому правительству. Например, только с 1 по ноября они произошли в 80 уездах Центральной России, охватив 11 из 12 уездов Рязанской губернии, 9 – Смоленской, 7 – Тамбовской, Миронов, В.В. Военная юстиция Австро-Венгрии в Первой мировой войне: потенциал источников и перспективы разработки исследовательского проекта / В.В. Миронов // Российско-Австрийский альманах: исторические и культурные параллели. – Ставрополь, 2007. – Вып. 3.

Так, попытки невенгерских этносов Королевства добиться в годы Первой мировой войны более точного указания национальной принадлежности отличившихся в боях воинских частей вызвали резкий протест политиков и прессы, стоявших на платформе «единой венгерской нации». См.: Spann, G. Zensur in sterreich whrend des 1.Weltkrieges 1914 – 1918. – Wien, 1972. – S. 318 – 319.

Декреты Советской власти. – Т. 2. – С. 334–335.

РГВА. Ф. 8. Оп. 1. Д. 73. Л. 184; ГАРФ. Ф. 393. Оп. 4. Д. 17. Л. 56об.; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 109. Д. 8. Л. 30.

Осипова, Т.В. Крестьянский фронт в гражданской войне / Т.В. Осипова // Судьбы российского крестьянства. – М., 1996. – С. 111.

РГВА. Ф. 10. Оп. 1. Д. 635. Л. 45.

ГАРФ. Ф. 393. Оп. 4. Д. 24. Л. 129.

РГВА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 303. Л. 49-49об.; Ф. 106. Оп. 2. Д. 4. Л. 106; Оп. 7. Д. 24. Л. 10.

Там же. Ф. 106. Оп. 2. Д. 4. Л. 108.

ГАРФ. Ф. 393. Оп. 4. Д. 27. Л. 122.

РГВА. Ф. 8. Оп.1. Д. 95. Л. 207.

ЦДНИСО. Ф. 27. Оп. 1. Д. 22. Л. 2.

РГВА. Ф. 6. Оп. 10. Д. 9. Л. 28.

соответственно по 6 в Калужской и Костромской, и по 4 – во Владимирской, Московской, Тульской и Череповецкой губерниях.Факт новой угрозы для Советской власти, неожиданно для нее возникшей в деревне во второй половине 1918 г., нашел отражение в многочисленных официальных документах и заявлениях руководящих лиц.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.