WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 18 |

Примечательно, что из среды отставных солдат отбирались благонадежные кандидаты на должности сельских старост и волостных старшин: законом 16 октября 1839 г. было разрешено выбирать их на мирские и волостные должности. В Тамбовской губернии известные своим хорошим поведением отставные и бессрочноотпускные солдаты по взаимному соглашению с обществами нередко занимали должности тысяцких, пятисотских, десятских, следивших за общественным порядком в селениях государственных крестьян3.

По "Положению об устройстве военных нижних чинов, водворяющихся в казенных селениях" 1841 г., бывшим государственным крестьянам давали земельные наделы в их родных деревнях, за исключением мест, где нехватка земли препятствовала выполнению мини ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2787. Л. 13.

ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2787. Л. 6 – 16.

ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2710. Л. 297.

Государственный архив Тамбовской области (далее – ГАТО). – Ф. 15. – Оп. 3. – Д. 4. – Л. 1 – 9.

Первое продолжение свода военных постановлений. – СПб., 1841. – С. 238.

Иванова-Малофеева, Е.Ю. Реформа государственной деревни в Тамбовской губернии (середина 30-х – середина 50-х гг. XIX в.) / Е.Ю. Иванова-Малофеева. – Тамбов, 2005. – С. 126.

мальных норм4. Закон различал три категории нижних чинов, водворяемых в казенных селениях: 1) тех, кто заводит самостоятельное хозяйство; 2) тех, кто проживает в семьях у родственников; 3) тех, кто находится на содержании общества. Нижним чинам, желавшим иметь собственное хозяйство, предоставлялась земля для устройства усадьбы и огорода; такие солдаты снабжались лесом для заведения дома и получали единовременное денежное пособие 40 – 50 рублей на домашнее обзаведение. Нижние чины, которые устраивались у родственников, получали единовременное денежное пособие в размере 20 – 25 рублей серебром5. Нижние чины, не способные к ведению хозяйства и не имевшие родственников, получали пенсию в размере 6 – 9 рублей серебром в год или помещались в благотворительные заведения.

В 1844 г. согласно отчету Тамбовской палаты государственных имуществ в казенных селениях находились 4381 отставной солдат, из которых было водворено на прежних участках 2546 солдат, и они пользовались правами государственных крестьян. Денежное пособие им не выдавалось, так как они вышли в отставку до выхода правил 1841 г. Для призрения в старости было роздано отставным нижним чинам детей кантонистов. Для отставных нижних чинов формировался вспомогательный капитал. Временный капитал состоял из денег, которые платились за причисление государственных крестьян в городское сословие в купечество по 40 копеек, в мещанство по 15 копеек. Постоянный капитал собирался от рекрут, поступавших по найму за чужие семейства по 10 руб.6. По данным Е.Ю. Ивановой-Малофеевой, такой вспомогательный капитал в Тамбовской губернии в 1844 г. составлял 8250 руб. серебром7.

16 сентября 1853 г. последовал указ об устройстве водворенных на казенных землях отставных нижних чинов из кантонистов, отцы которых были отданы на военную службу из государственных крестьян8. Причем, водворявшиеся особым отдельным хозяйством получали пособие от 17 до 22 рублей, а принятые в прежние семейства – от 7 до 10 рублей. Кроме того, на покупку леса выделялось от 13 до 15 рублей и выплачивалась пенсия отставным унтер-офицерам по 9 рублей, солдатам по 6 рублей в год. Очевидно, что правительство решило поддержать и эту категорию представителей военного сословия, которые имели происхождение из государственной деревни.

Весьма показательны прошения, которые поступили в 1856 г. от отставных солдат, водворяемых в государственной деревне, сохранившиеся в Российском государственном историческом архиве. Всего по России с просьбами разместить их с созданием отдельного хозяйства обратились 1242 отставных солдата, а тех, кто рассчитывал жить в семьях родственников, было 502 солдата9. Понятно, что большинство отставников предпочитали иметь собственное хозяйство и самим заботиться о себе и своей семье. Но, очевидно, что для многих отставных солдат все же удобнее было жить у родственников, на поддержку которых они могли рассчитывать.

Таким образом, на территории государственной деревни была образована привилегированная группа держателей казенной земли, а в ее составе была выделена особая прослойка оброчников, которая сливалась по своему положению с массой государственных крестьян.

Формально отставные солдаты не считались государственными крестьянами, но по существу они мало отличались по своему юридическому положению от основного населения государственной деревни.

25 июня 1867 г. были высочайше утверждены Правила об устройстве отставных и бессрочноотпускных нижних чинов, по которым уволенные из войск не составляли особого сословия, не исключались из ревизских сказок, а возвращались к прежним занятиям, в состав своих прежних сельских обществ, если поступили на военную службу после 10 ревизии. Те же отставные и бессрочноотпускные нижние чины, которые поступили на службу до 10 ревизии и были исключены из своих прежних обществ, получали возможность просить о водворении на предназначенных министерством государственных имуществ для новых поселений казенных участках, если желали обзавестись собственным хозяйством. Данный подход был обусловлен тем обстоятельством, что из-за малоземелья или других причин члены общины почти всегда отказывали возвратившимся солдатам вступать в пользование всеми принадлежащими им в общине правами, в том числе правом на участие в пользовании отведенной в наделе обществу мирской, усадебной и полевой землей.

Отмена крепостного права 1861 г. серьезно повлияла на социальную адаптацию отставных и бессрочноотпускных солдат. Большинство исследователей отмены крепостного права традиционно отмечают важное значение и социальную направленность этой важнейшей реформы XIX в. Между тем, оценивая эффективность и результативность крестьянской эмансипации, важно учитывать и ее воздействие на "иные" социальные слои русской деревни.

Потребовалось больше года со дня отмены крепостного права, прежде чем власти озаботились положением отставных солдат в помещичьих землях и среди вышедших из крепостной зависимости крестьян. 2 апреля 1862 г. было Высочайше утверждено мнение Государственного совета "О водворении отставных и бессрочноотпускных нижних воинских чинов на помещичьих землях и в селениях крестьян, вышедших из крепостной зависимости"10. Если отставные и бессрочноотпускные солдаты не проживали в обществах крестьян при обнародовании Положений 19 февраля 1861 г., то их водворение производилось следующим образом: 1) отставные нижние чины могли водворяться на жительство в помещичьих селениях и пользоваться мирской землей: или без приписки к обществу, по добровольному соглашению с обществом, или с отдельными домохозяевами, исходя их того, кто отводит им участок, или же, если сами того пожелают, могли приписываться в члены сельского общества; 2) водворение бессрочноотпускных солдат допускалось только без приписки к обществу; 3) вступление отставных нижних чинов в состав сельского общества производилось по общим правилам, установленным в ст. 141 и 142 Положения 19 февраля 1861 г., для лиц податных сословий. То есть отставной солдат должен был просить приемный приговор общества.

Если же обязательные отношения общества к помещикам еще не прекратились, то требовалось и согласие помещика. Но те солдаты, которые пожелали возвратиться в то сельское общество, из которого они поступили на службу, могли приписываться к нему, не спрашивая согласия общества и помещика.

Экономическое положение отставных и бессрочноотпускных нижних чинов было весьма различным и, как правило, зависело от того, поступили они на службу до или после 1861 г. Те, кто были призваны до отмены крепостного права, не участвовали в наделе крестьян землей, и после возращения со службы, не имели возможности заниматься сельскохозяйственным трудом. Большая часть отставников разошлись по должностям лесников, караульных либо занимались ремеслом, а некоторые экс-военные кормились просто подаянием11.

24 мая 1872 г. было принято правительственное распоряжение "Об отводе свободных казенных земель для водворения отставных и бессрочноотпускных нижних чинов". Для этого Министерством государственных имуществ были назначены, для водворения отставных и бессрочноотпускных нижних чинов, свободные казенные земли в Екатеринославской, Оренбургской, Самарской, Харьковской и Херсонской губерниях. В этом же году были выделены для отставных солдат казенные земли еще в 19 губерниях России.

Таким образом, изучение социального положения и правового статуса отставных и бессрочноотпускных солдат в государственной деревне выявило вполне внятную политику правительства по реформированию системы социального обеспечения эксвоеннослужащих в XIX в. Несмотря на злоупотребления местных властей, результатом политики правительства в отношении отставных и бессрочноотпускных солдат стала достаточно успешная адаптация этих представителей военного сословия к гражданской жизни. Можно смело говорить о том, что реформы П.Д. Киселева способствовали снижению социального напряжения в русском обществе, давали возможность интеграции армейских и гражданских структур в российском государстве. Более того, многие из мероприятий Wirtschafter, E.K. Social Misfits: Veterans and Soldiers’ Families in Servile Russia / Е.К. Wirtschafter // The Journal of Military History 59. April 1995. – P. 221.

Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). – Ф. 383. – Оп. 18. – Д. 23394. – Л. 220.

ГАТО. – Ф. 15. – Оп. 8. – Д. 31. – Л. 52–53.

Иванова-Малофеева, Е. Ю. Указ. соч. – С. 126.

Полное собрание законов Российской империи. – Т. XXVIII. – 1853. – № 27553.

РГИА. – Ф. 383. – Оп. 18. – Д. 23394. – Л. 208.

Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян за 1857 – 1875 гг. : в 22 ч. – СПб., 1885. – С. 310 – 312.

Сборник материалов для изучения сельской поземельной общины. Изд. Императорских Вольного экономического и Русского географического обществ / под ред. Ф.Л. Барыкова, А.В. Половцева, П.А. Соколовского. – С. 61–62.

правительства по проблемам призрения отставных и отпускных солдат в государственной деревне были затем применены и в пореформенной русской деревне.

Необходимо учитывать также, что изменения в положении отставных и бессрочноотпускных солдат в русской деревне вполне отражали перемены в законодательстве и социальной структуре российского общества. С другой стороны, сами бессрочноотпускные и отставные солдаты являлись не только объектом, но и субъектом процессов, проходивших в реформируемой деревне в XIX в.

Т.Ю. Власкина СТАТУС И ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КАЗАЧЕК ДОНА НА РУБЕЖЕ XIX–XX вв.

Факт мощного воздействия военного фактора на мировоззрение россиян, проникновение его во многие сферы жизни российского общества в XIX–XX вв. сегодня не вызывает сомнений97. Однако разнообразие проявлений этого воздействия требует концентрации внимания исследователей на особенностях повседневности представителей различных (по сословным, гендерным, территориальным и другим характеристикам) групп населения. В связи с этим особенный интерес представляет изучение казачьих сообществ как цельных социальных структур, в формировании которых войсковая составляющая явилась доминирующей, так и отдельных страт этих сообществ. Естественно, ставя такую задачу, невозможно игнорировать женскую часть казачеств. Ряд аспектов, принципиально важных для анализа положения казачек, были выделены и рассмотрены на кубанском материале98. Кубанские и терские казачки оказались в центре внимания не только отечественных, но и зарубежных исследователей, очертивших достаточно широкий круг проблем и подходов, связанных с гендерными вопросами "казацкой истории"99. Избирательность внимания исследователей связана со многими причинами, среди которых наиболее важная – исторически сложившаяся длительность сохранения пограничного положения северокавказских казачеств. История Северного Кавказа обеспечена мощной базой источников, в том числе – и соотносимых с ранними формами казачьих общин, когда их своеобразие представляется наиболее рельефно. Однако очевидно, что углубление гендерного изучения казачества связано с более развитыми состояниями войск, когда социальные и экономические отношения на их территориях значительно усложнились, а соотношение полов приобрело более сбалансированный характер100. Одно из старейших и наиболее многочисленных войск – Донское, достаточно рано, уже в XVIII в.

превратившееся во внутреннюю территорию России, – представляется особенно перспективным для проведения таких исследований.

Женщины казачьего сословия стабильно составляли более половины лиц войсковой принадлежности, проживавших на территории ОВД101 на протяжение всего последнего века существования войска Донского в составе Российской империи. "Женский вопрос", сопряженный с изучением истории семьи на Дону, затрагивался многими авторами, становясь, подчас, своеобразной репрезентацией экзотических сторон жизни раннего казачества в условиях фронтира102. Между тем, предметное и системное исследование правового положения донской казачки, ее вклада в войсковую историю и культуру до сих пор мало привлекало внимание исследователей.

Благодаря многочисленным научным разработкам в области политической, экономической и социальной истории, представляется возможным вывести ряд важных для изучения темы положений. Казаки имели свой особый статус среди прочих сословий Российской империи, который не исчерпывался их принадлежностью к профессиональным военным, поскольку определялся своеобразным типом отношений ме-жду войском и государством, в основе которого лежало право на землевладение и землепользование. В этих отношениях женщина занимала важное место, восполняя дефицит рабочих рук для обработки земли и в прямом смысле – выполняя хозяйственные работы при нехватке мужчин, и в перспективе – обеспечивая естественный прирост казачества. Самообеспечение казачьих войск было стратегически важно для правительства, особенно в период создания регулярной армии, а также в связи с развитием поселений на вновь присоединяемых территориях. Можно сказать, что именно казачка физически осуществляла мирную колонизацию многих русифицированных земель. Вопрос о "земле за службу" не потерял своей актуальности и к началу XX в., хотя подобная система общественных отношений на Дону представлялась явным анахронизмом как многим представителям власти, так и самим казакам103.

Предпринимая ряд шагов в русле изучения женского мира войскового сословия, мы обратились к нескольким группам источников.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.